Почему патологоанатом больше не агитирует за вакцинацию и что больше всего поражает людей самой закрытой врачебной профессии в красной зоне морга и за ее пределами? Об этом — в фильме «„Бессмертные“. Исповедь патологоанатома».

Фото №1 - Патологоанатом показал, как коронавирус убивает мозг и легкие человека

Врачи редко выходят в народ с большим разговором про коронавирус. Да и не устраивают каких-то масштабных ликбезов (разве что кроме того случая, когда главных антиваксеров страны пригласили в ковидарии и морги). Сидят в лабораториях и изучают ковид, время от времени делясь с нами результатами исследований. В Волгоградском государственном медицинском университете пошли дальше и сняли откровенный монолог патологоанатома красной зоны (документальный фильм ты можешь найти в конце текста). Доктор медицинских наук Григорий Снигур рассказывает, с какими историями сталкиваются работники моргов в период пандемии коронавируса и о том, почему все ошибочно думают, что не умрут.

По словам Григория Снигура, он с коллегами одними из первых в России выяснили, как на макроскопическом уровне выглядят изменения от COVID-19 во всех органах и тканях.

«Повреждения и гибель клеток носят очень массовый характер во всех органах и системах. Повреждая эпителий в дыхательных путях, в том числе и в ткани легкого, вирус вызывает иммунный ответ. Обычно это происходит через 7–14 дней. Иммунная система организма человека вырабатывает защитную реакцию. Она хочет очень эффективно уничтожать вирус. В тканях начинается очень выраженный процесс иммунного воспаления, и эта структура утолщается многократно — в десятки, а иногда и в сотни раз. Ткани легких теряют свою воздушность, и на месте воспаления начинает формироваться соединительная ткань. То есть, если бы это было на коже, мы бы назвали это рубцом», — говорит патологоанатом.

Это первый шаг к раку

Существует вероятность нескольких исходов. Первый исход, самый благополучный, — это восстановление полностью структуры легкого и, соответственно, его функции. Второй исход — человек, который перенес COVID-19, рискует тем, что часть его легкого станет полностью безвоздушным и больше никогда не сможет выполнять свои функции. Есть еще один очень важный момент: повреждения клеток всегда запускают регенерацию.

«Могут накапливаться ошибки в ДНК, и клетки начинают претерпевать опухолевую трансформацию. То есть мы видим, что ряд клеток становится атипичными и возникает такой процесс, как метаплазия. Это первый шаг и первая ступень к раку при COVID-19», — говорит врач.

Есть и другие эффекты. Вирус вызывает образование тромбов.

«Фактически мы получаем ситуацию, когда уменьшение дыхательной поверхности легких сопровождается выраженным дефицитом кислорода. Кроме того, дефицит кислорода возникает из-за образования тромбов во всех клетках нашего организма, включая такие главные органы, как головной мозг и миокард. Клетки начинают просто-напросто погибать от дефицита кислорода. Это называется гипоксия при COVID-19», — рассказывает Григорий Снигур.

По словам врача, под микроскопом не видно ни одной неизмененной клетки, у всех тканей обязательно есть те или иные повреждения. Нормальных сосудов тоже нет. Здесь либо тромбы, либо увеличенная проницаемость сосудистой стенки, которая сопровождается в том числе микроскопическими кровоизлияниями.

«Люди не всегда, наверное, понимают, что при вакцинации в месте введения вакцины возникает очень похожая картина. Но вот в чем разница. Разница заключается в масштабах. Для того чтобы выработать защиту, иммунная система работает через воспаление. Вакцина вызывает иммунный ответ, но вызывает его только в зоне введения вакцины. Масштабы поражения можно оценить в сантиметрах ткани всего лишь в зоне инъекции. И всё. Именно из-за этого, может быть, и возникает некоторая болезненность в зоне укола. Но все другие органы и системы не повреждаются», — говорит врач.

Если человек перенес COVID, то его иммунная система, по словам эксперта, также выработает необходимые защитные элементы. Блокирующие антитела возникнут, но это будут катастрофические последствия для всех систем всех тканей и всех клеток организма. То есть масштабы совершенно разные. Количество клеток в коре головного мозга уменьшается в разы.

«Несколько десятков процентов клеток находится в состоянии гибели. Другие клетки находятся в состоянии выраженных дистрофических изменений, и мы не знаем, погибнут они или восстановятся», — рассказывает Григорий Снигур.

Фото №2 - Патологоанатом показал, как коронавирус убивает мозг и легкие человека

Лекарств от коронавируса нет

Больше всего врача поражает масштаб происходящего. По его словам, год назад в его отделении не было вскрытия людей младше 60 лет. В этом году были клиенты и сорока, и тридцати лет. Большая часть этих историй примерно одинакова: заболел, лечился дома, через две недели попал в стационар.

«Прогрессирует дыхательная недостаточность. Затем идет прогрессирование полиорганной недостаточности. Постепенно всё это нарастает, и через несколько дней человек оказывается в отделении реанимации и интенсивной терапии и там умирает. У нас нет лекарства, которое эффективно помогает бороться с коронавирусом. Ну не разработали его. Его не существует. Просто-напросто есть лечение симптомов. Поэтому единственное, что может дать хоть какую-то гарантию, — это, конечно, вакцинация. Молодой человек похоронил отца, через неделю похоронил мать. Спрашиваешь: „Вы прививку делали?“ На что он искренне отвечает: „Нет. А зачем?“ Ты впадаешь в ступор. Просто когда тебе человек говорит, что он похоронил своих родственников, и при этом он считает, что прививку делать не нужно», — рассказывает врач про одного из «бессмертных».

Чудовищное сокращение ресурса организма

Григорий Снигур также рассказывает, что сталкивался с людьми, которые говорят, что не будут прививаться, потому что вакцины не изучены.

«Задаешь простой вопрос: „В роддоме ты отказался от вакцинации своих детей?“ Нет, не отказывался. Им сделали всё, что было в календаре прививок. И когда ты спрашиваешь: „Ты знаешь, какие побочные эффекты возможны от этих прививок?“ Нет. Непонятен выбор. В одном случае человек полностью доверился системе здравоохранения, а в другом случае почему-то по непонятным причинам начинает искать аргументы против вакцинации. Хотя и в случае со своими детьми, и во втором случае он не обладает нужными знаниями и компетенциями. Странная ситуация. При этом все ошибочно думают: „Вот именно я-то и не умру. Я веду здоровый образ жизни, никогда ничем серьезно не болел, и меня это точно не коснется“. Но практика показывает, что это не всегда так», — говорит врач.

По мнению эксперта, сейчас мы находимся в ситуации, когда все предсказания не имеют абсолютно никакого значения.

Нельзя предугадать ресурс, заложенный в организме человека от природы. С одной стороны, он колоссальный, с другой, как считает врач, повреждения клеток и тканей при ковиде чудовищно сокращают и уменьшают этот самый ресурс.

«На месте тех воспалительных изменений, которые, например, будут в миокарде, будет рубец. Если бы этот рубец формировался из-за того, что в сосуде растет бляшка, прошли бы десятилетия. Здесь всё происходит буквально за несколько недель или месяц. И то же самое по всем остальным органам», — говорит врач.

Также Григорий напомнил, что вакцина не спасает от того, что ты не заболеешь. Но она дает высокий шанс на то, что ты не окажешься в больнице, не попадешь в палату интенсивной терапии или в реанимацию, не окажешься на аппарате ИВЛ. Ну, и тем более не окажешься в патолого-анатомическом отделении.

«В начале эпидемии я всем предлагал прийти на работу и посмотреть на происходящее, чтобы не осталось сомнений. Тем не менее у меня есть очень хороший близкий друг, который всячески оттягивал вакцинацию под разными предлогами. Он дотянул до того момента, пока не заболел, и теперь у него есть повод еще полгода не вакцинироваться», — делится врач одним из способов увильнуть от вакцинации.

От ковида еще никто не умер

Больше всего Григория удивляет, когда родственники начинают обвинять врачей. Тех людей, которые пытались спасти жизнь, делали всё возможное. Но врачи явно не виноваты в том, что человек, например, долго находился дома и ничем не лечился. Но и не всегда исход зависит от того, как лечат.

«Это зависит от внутренних ресурсов самого человека. От его исходного состояния. Потому что кто-то ведет здоровый образ жизни, а кто-то не совсем здоровый. Есть люди, у которых имеются определенные хронические заболевания, и это всё влияет на исход. Многие считают, что если он заболел и купит лекарства, в том числе недешевые или очень дорогие, то шансы выздороветь у него будут выше», — говорит Григорий Снигур.

Также врач признается, что от ковида никто не умирает — умирают от его осложнений. Так же, как не умирают люди от инфаркта миокарда и от инсульта — они умирают от осложнений заболевания. То есть, например, у человека инфаркт миокарда. Это основное заболевание в структуре диагноза, но причиной смерти будет отек легких.

Это естественный отбор

Григорий Снигур признается, что его обескураживает бесшабашность и безалаберность тех людей, которые игнорируют элементарные средства защиты.

«Все мы в школе учили такой предмет, как биология. Основополагающая теория биологии — это учение Дарвина. Все думают, что выживают сильнейшие. В школе всегда рассматривают этот процесс в виде хищника и жертвы, лисы и зайца. Догоняют самых слабых, больных и старых. Заяц выживает, когда молод, и так далее. Сейчас видишь, что люди разделились на несколько групп. Есть те, кто верят в вакцинацию. Есть те, кто не верят. И сталкиваясь на вскрытии с теми, кто не поверил в вакцинацию, не сделал себе прививку, к сожалению, ты понимаешь: за этим стоит естественный отбор», — говорит патологоанатом.

Врач говорит, что ковид «реально убирает из популяции людей», но не по принципу силы, денег или власти, а «по какому-то иному». И это очень страшная вещь.

Но есть и хорошие новости. Если ты еще не болел ковидом, можешь облегчить свои будущие страдания прямо сейчас, пока еще здоров. Специально для тебя врачи рассказали, как быстрее и легче перенести коронавирус.

Видео: Позовите профессора / YouTube.com
Фото: Getty Images