Минутка диванной аналитики: Пролетая над гнездом стервятников

На прощание с Игорем Малашенко, основателем НТВ.

Минутка диванной аналитики: Пролетая над гнездом стервятников

Погиб — видимо, покончил с собой — основатель НТВ, бывший гендиректор «Останкино», значимый человек в истории российской журналистики Игорь Малашенко. Один из мастодонтов, благодаря которому русская журналистика рубежа веков — как телевизионная, так и печатная — стала тем, чем она была. Можно и наш журнал считать осколком той эпохи — отчасти прекрасной, а отчасти ужасной. Постепенно после разгрома НТВ Малашенко лишили практически всего, что он сделал, превратили дело его жизни в балаган с крокодилами. У человека были серьезные проблемы со здоровьем, с бизнесом, с родственниками, в том числе бывшими.

И вот он ушел. Уже через минуту после появившейся информации, разгорелась живая общественная дискуссия.

Открываешь комментарии к статье в «Комсомолке», например, или собственный «Фейсбук» и читаешь то, что там написано.

Пир стервятников на «Дискавери» видели? Так вот, по сравнению с тем, что творится в комментариях, стервятники ведут себя чинно, как потомственные английские лорды, орудующие белыми салфетками и вилочками для устриц.

И жена у него была такая-растакая, и разводился он неправильно, и женился нездорово, и кровь трудовую пил, и был нищим, и много о себе думал, и вообще дурак, и гнилая интеллигенция, и за Путина был, и против Путина был, а уж про супругу Игоря, журналистку Божену Рынску, такое пишут, что и про сатану в духовной литературе так выражаться не принято.

Но дело в том, что ты можешь быть кем угодно.

Вообще кем угодно.

Императором, рабом, собакой, мышью, репкой или красавицей креолкой, исполнительницей народных мелодий на банджо.

Но всегда найдутся те, кто плюнут тебе на могилу.

И даже не потому, что они так уж тебя не любили или враждовали с тобой. Или считают Божену Рынску скандалисткой и хулиганкой. Просто так выражается страх маленького человека перед смертью. Все это безобразие — наивная попытка объяснить прежде всего самому себе, что покойный не был нравственным человеком. Вел себя неправильно. А вот этот милый стервятник — совсем не такой. Совсем другой. И ведет себя правильно. И, может быть, поэтому его костлявая длань не коснется — и дивный уникальный экземпляр будет избран для вечной жизни.

И понимание природы стервятников развязывает руки. Что бы ты ни делал, некролог все равно будет испорчен, а потому делай то, что считаешь нужным. Кстати, Игорь Малашенко именно так всегда и поступал.

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Комментарии

2