Моральную и патриотическую подготовку мы проводить не будем — пусть этим телевизор занимается, они там это умеют. Мы поговорим о том, как подготовить свой холодильник и кошелек.

Как жизнь обычного россиянина изменится в случае войны с Украиной
Кадр из кинофильма «Трудно быть богом» (2013)

Тревога 1

Обещаемые Западом санкции против всех олигархов в случае начала боевых действий на просторах Украины нас не особо волнуют. Олигархов никому не жалко. И все же надо учитывать, что потенциально опальные бизнесмены контролируют внушительную часть нашего внутреннего бизнеса и промышленности.

Так что война и санкции в первую очередь затронут работников подконтрольных олигархам компаний. Беспокоиться стоит не только о рабочих местах и зарплате, но и о сугубо прикладных вещах. IT-корпорации автоматически присоединятся к бойкоту, и станет невозможно использовать легальное программное обеспечение иностранного производства. Нельзя будет даже заполнить на работе банальную табличку в Microsoft Excel. Надо заметить, что ряд российских корпораций и даже учебных заведений уже несколько лет существуют в таких условиях.


Тревога 2

Долгие пересуды об отключении межбанковской информационной системы SWIFT закончились ничем. Обрубать нам SWIFT не будут (тому много разных причин). Visa и MasterCard тоже не готовы отрубать российский сегмент, можно быть спокойным.

Зато Запад стал поговаривать о том, чтобы с началом войны внести в санкционные списки крупные российские банки. В десятке крупнейших российских банков можно найти те, в которых государство не имеет своей доли (примитивно говоря, частные) — например, Райффайзенбанк. Однако большинство в той или иной мере и в самом деле подконтрольны государству. И вот у них могут начаться интересные приключения.

Введение санкций против банка совсем не означает его ликвидации. Есть пример: самым первым под санкции еще в мае 2014 года попал банк «Россия», он жив-здоров по сей день, не без поддержки властей, конечно. Ему только пришлось полностью сменить ориентацию бизнеса на чисто локальную.

В широком смысле санкции у банка — это, скорее, проблема самого банка, чем его клиентов-физиков. Твои деньги из него не испарятся. А пенсионеры, получающие на счет пенсию, могут и вовсе ничего не заметить. Однако банальная покупка в зарубежном магазине обрастет проблемами и костылями. Валютные счета тоже тотчас станут рублевыми. Вот и думай.


Тревога 3

Креативный отдел санкционного комитета родил еще одну любопытную инновацию. Было озвучено предложение закрыть в случае войны поставки в Россию любых смартфонов.

Здесь пока все сложно и непонятно. Уже подсчитано, что Apple, Samsung, Xiaomi и Realme потеряют около одного миллиарда долларов за год в случае реализации сценария. Естественно, они против.

Аналитики, опрошенные изданием «Коммерсантъ, » сошлись во мнении, что смартфоны не исчезнут из страны, просто их поставки пойдут по серым каналам и резко вырастет рынок подержанных аппаратов. Однако цены возрастут неизбежно на 15-30 процентов и не исключается блокировка операционных систем.

К счастью, разговоры о подобных санкциях пока поутихли, по крайней мере публичные.


Тревога 4

Не отрубят ли российскому потребителю Интернет, кино и гастроли зарубежных артистов? Первое и второе исключено: Интернет с кинематографом ведь не только бизнес, но и огромная сфера пропаганды и влияния. Западу необходимо, чтобы у россиянина был Интернет, чтобы не разбрасывать со спутников листовки. Так что тут слово за Роскомнадзором.

А вот с гастролями каждый артист и промоутер будет решать вопрос индивидуально. В 80-е годы прошлого века Запад объявил бойкот городу Сан-Сити (некая помесь Лас-Вегаса и Варадеро в ЮАР) в целях борьбы с апартеидом. Тем не менее в 1984 году группа Queen провела там концерты, чем вызвала шквал негативной реакции, но им это сошло с рук, как ты прекрасно знаешь.


Тревога 5

Санкции, экономическая и политическая изоляция окончательно превратят Россию в СССР?

Слава богу, нет. Для финального возврата в Советский Союз не хватает двух важных вещей: запрета индивидуального предпринимательства и капитализма вообще и полное закрытие границ. И то и другое выглядит нереалистично.

Ибо все деньги и власть как раз у новых русских капиталистов, а закрытие границ в теории возможно, только требует долгой и бессмысленной подготовки: для начала надо вывезти с Запада всех детей чиновников, а также их недвижимость. В СССР держать за границей деньги, бизнес и тем более семью никому не дозволялось. Разве что тебе повезло жениться на Марине Влади. К слову о ней: 25 фотографий Марины Влади, сделанных до ее встречи с Высоцким.


Тревога 6

Еда-то будет?

Успокаиваем москвичей — у вас всегда всё будет. Голодающая, разутая Москва не нужна никакому Кремлю. К тому же дело не только в столичном статусе «витрина страны», но и чисто в бизнесе. Москва — крупнейший потребитель чего бы то ни было, а когда один бизнес договаривается с другим о поставках, приоритет всегда у крупнейшего заказчика. По этой причине, кстати, начались серьезные проблемы у Великобритании: отделившись от Европы, она стала рядовым и не самым масштабным покупателем на международной арене.

Что до остальной России, то гречки и сахара там хватит. Запад не грозит прямыми санкциями на продуктовые товары и лекарства. И все же, когда под санкциями будут многие торговые сети, банки, порты, транспортные компании, перебои неизбежны. Все подорожает. Но у нас ведь и так все дорожает, без всякой войны, не правда ли?

Иметь дома запас продуктов на месяц, а лучше на три — просто обязательный пункт твоей продуктовой программы. Прямо сейчас.

Как жизнь обычного россиянина изменится в случае войны с Украиной
Кадр из кинофильма «Трудно быть богом» (2013)

Тревога 7

А что в изменится социально-политическом плане? Будут ли выборы? Введут ли военное положение? Грядет ли всеобщая мобилизация и рытье бомбоубежищ?

Ответ зависит исключительно от того, насколько затяжным выйдет конфликт. Если все разрешится за два-три месяца, рядовой россиянин даже не выйдет из спячки.


Про выживание MAXIM пишет много и с удовольствием. Аркадий Бабченко нам в этом тоже помог: «Мясорубка для чайников: 25 советов по выживанию на войне, в плену и в тюрьме».

В статье использованы материалы «Коммерсантъ».