К 20-летнему юбилею выхода первого альбома группы «Тату» под названием «200 по встречной» появился одноименный трибьют-альбом. Леонид Александровский, бывший музыковед MAXIM и по совместительству автор англоязычных песен «Тату», рассказал, каково это было — сотрудничать с главным музыкальным феноменом двухтысячных, а также поделился своими впечатлениями от прослушивания альбома-трибьюта.

Кадр из съемки «Тату» в MAXIM 2003 года
Кадр из съемки «Тату» в MAXIM 2003 года

О тех самых альбомах

Это было году, кажется, в 2003-м. Я спокойно трудился редактором MAXIM. Однажды мне позвонил мой вгиковский дружище Валера Полиенко и сообщил, что группе «Тату», главным поэтом которых он уже тогда был, нужен автор английских текстов. Я сходил на встречу с продюсерами, написал стихи по мотивам песни «Люди-инвалиды» — и так началось мое сотрудничество с группой, растянувшееся на несколько лет и два альбома.

В англоязычную версию второй пластинки группы «Dangerous and Moving» вошло немного моего творчества — пара строчек из вусмерть переписанной продюсерами заглавной песни, а также текст «Cosmos (Outer Space)», в котором американцы поправили, кажется, лишь один артикль. Ну а те же продюсеры вписались в «титрах» альбома в мои соавторы, что они вообще делали всегда и с удовольствием. Видимо, им тоже очень понравилась песня.


Перематываем на пару лет вперед и попадаем в мой звездный татушный час, каким стал третий альбом дуэта «Waste Management». В его треклисте было аж шесть «моих» песен: бОльшая половина альбома и все три его сингла — «Snowfalls», «White Robe», «Sparks». Голливудский режиссер Джеймс Кокс, вдохновившись упомянутыми в тексте «white robe» — «расстрельными» часами (с 5 до 7 утра), придумал сюжет клипа, где злая Лена во главе карательного отряда ведет бедную Юлю на казнь.

О новом альбоме-трибьюте

Сейчас кажется фантастикой, но было время не так уж, в сущности, и давно), когда многие в мире развитой поп-культуры искренне интересовались не только абсурдом российского производства, но и сочиненными здесь дурацкими песенками, спетыми товарками по детскому ВИА, изображавшими лесбиянок. И не просто интересовались, но и аранжировки для них делали (как Тревор Хорн), и на басу подыгрывали (как Стинг). И на вопрос «А вы вообще в курсе, что группа, перепевшая ваш хит „How Soon Is Now?“ — это на самом деле дуэт малолетних лесбиянок из России?» отвечал: «Aren't we all?» То есть «Ну а мы-то с вами кто?» (как Моррисси).

Так вот, о трибьюте. На нем 26 треков, идет 1 час 25 минут, что в наше вернувшееся к винилу время равняется трем альбомам, так что освоить его в один присест трудно. Кто этим будет заниматься, тоже не очень понятно. Хотя за сутки с момента релиза, случившегося в разгар вирусного отпуска, пользователи Deezer (где его слушал я) поставили альбому 236 лайков. Много это или мало — честно, не знаю. 

Про Аллу и Софу, которых уже никто никогда не догонит (вот только зачем за ними бегать, голоса у них уже не украсть), все уже, вероятно, слышали. Есть на альбоме и много других артистов, среди которых Вера Брежнева, исполняющая «30 минут», что называется, один в один, Монеточка с новыми куплетами про «Мальчика-гея» и Даня Милохин с таким же авторским апдейтом «Нас не догонят» (not bad). В «Сошла с ума» Клава Кока жалуется: «Я запуталась в твоих соцсетях», и это, пожалуй, лучшая строчка на все эти полтора часа. «All the Things She Said» представлена дважды; второй раз — в исполнении экзотической француженки Imany в сопровождении струнных (могло быть хуже). Кавер-ремикс на «Cosmos (Outer Space)» от Галояна звучит, как и оригинал, вполне убедительно и мало чем отличается от нормальной мировой попсы. 

Замыкает мемориальное шествие Дима Маликов с фортепианным выходом по мотивам «Нас не догонят» в стиле тревожного кроссовера. С другой стороны, да хоть бы и Мацуев или мишки Гамми вверх ногами! Оставим рецензирование российской эстрады Сергею Соседову — кроме него, все равно никто делать не умеет. Все эти подробности на самом деле не имеют значения. Без борзых малолеток, игравших в любовь на глазах у всего мира, все эти песни теряют смысл. И не важно, хорошо или дурно они их пели тогда, двести… пардон, двадцать лет назад, и на каком допотопном компе Галоян сочинял «Я сошла с ума». Дело-то не в качестве музыки было — чай, не Госоркестр и не Майлс Дэвис, — а в нафантазированном в этих песнях будущем, которое весело олицетворяли татушки и которое на занимаемой нами территории так и не случилось. В тех ценностях, которые им придумали Шаповалов, Галоян, Полиенко и Ко и которые так понравились миру. В ощущении, что кураж-вираж, по которому мы неслись со скоростью 200 км/ч по встречной два десятилетия назад, вынесет нас туда, где мы еще никогда не были. «Только без них, только не мимо. Лучше никак, но не обратно, только не с ними, только не с ними…» Приятного прослушивания.