Мир пока смутно знает, что именно происходит в Афганистане, в августе перешедшем под контроль талибов (организация, признанная террористической и запрещенной в России). Страна еще пребывает отчасти в хаосе, отчасти — живет по доталибским нормам. Аскетичные бородачи только приступают к руководству, и при том, что работа новостных агентств и в Кабуле, и особенно в провинции почти парализована, мы имеем на руках не картину происходящего, а кота Шредингера в парандже.

Стоить ли верить руководству талибов, что новый режим будет мало отличаться от старого

Ранее талибы, впрочем, намекали на то, что нынешний режим будет куда либеральнее предыдущего, который в девяностых годах опрокинул страну в темное безвременье, превратив ее в мир без радости. Было запрещено любое проявление веселья: музыка, танцы, воздушные змеи, книжные магазины, кино, смех на улицах и яркие одежды. На стадионах происходили казни, а половина населения вынуждена была сидеть дома под замком: женщин талибы не допускали ни до работы, ни до учебы, даже выход на улицу им был разрешен лишь в сопровождении мужа или ближайшего кровного родственника-мужчины.

А сейчас талибы обещали, что женщины смогут работать, а гражданские свободы будут значительно шире. Но, похоже, об этих обещаниях уже начинают забывать. Вот последнее сообщение из «Твиттера» афганского журналиста Мазиуллы Заргуна.

Стоить ли верить руководству талибов, что новый режим будет мало отличаться от старого
«Прошлой ночью мне сказали, что мне должно быть стыдно перед своей бородой за то, что я слушал музыку в машине. Музыка была на паузе, но парень на пропускном пункте включил ее сам и предупредил нас, чтобы у нас никогда больше не было музыки в плей-листе. Это была фольклорная пуштунская музыка».

Фото: Getty Images