Фото №1 - Лондонская тюрьма для должников, куда можно было угодить на 30 лет за небольшой долг
Все, что осталось от Маршалси, — кирпичная стена с южной стороны
Фото
Instagram

Сейчас ты увидишь, что ипотека — не такое уж тяжкое бремя по сравнению с небольшим, в несколько десятков шиллингов, долгом какому-нибудь лондонскому лавочнику XVIII века.

С XIV века и вплоть до тюремной реформы в середине XIX века в Англии с должниками обращались в высшей степени сурово. Каждый год в тюрьму за неуплату долгов попадали примерно 10 тысяч человек. В основном это были представители бедного рабочего класса, которые не могли заявить о банкротстве, как крупные торговцы. Долг вовсе не обязательно должен был быть крупным. По современным меркам достаточно было задолжать что-то около 390 долларов — и несчастного должника законно отправляли за решетку.

В XVIII веке свыше половины заключенных тюрем Англии составляли должники. При этом само по себе заключение не рассматривалось как наказание. Тюрьмы были заведениями для вымогательства. Заключенный либо выплачивал долг кредиторам, либо судьи приговаривали его к порке, выставлению у позорного столба, пытке на «утином стуле» и другим неприятным вещам.

Однако выплатить долг и избежать позорного столба было тем сложнее, что за кусок черствого хлеба со стаканом мутной воды в тюрьме тоже полагалось платить. Да, ты не ослышался: тюрьмы содержались не за счет налогоплательщиков, а за счет самих заключенных. Эта особенность практически полностью лишала несчастных даже призрачной надежды когда-нибудь выйти на свободу, потому что у тех заключенных, что не имели медяков на свое содержание, долг тюремщикам рос пропорционально пребыванию в тюрьме. Десятки тысяч людей попадали в замкнутый круг и долгие годы ждали своей участи в сырых тюремных стенах. Например, когда в 1842 году закрылась тюрьма Флит, оказалось, что некоторые должники провели в ней по 30 лет.

Одна из таких тюрем — печально известная Маршалси на южном берегу Темзы в Лондоне. Как и все английские тюрьмы, Маршалси открыли в надежде получить с нее кое-какой куш. Со временем пенитенциарное учреждение превратилось в обособленный городок. Там были свой бар под управлением жены директора тюрьмы и свечной магазин с мылом и нехитрой едой, который принадлежал чете заключенных. Также здесь были портной и парикмахерская, некоторые помещения служили публичными домами. Еще в Маршалси работал ресторан для привилегированных заключенных, которые могли себе это позволить. 

Тюрьма делилась на две части: «господская сторона» и «общая сторона». По названию нетрудно догадаться, в какой части жили зажиточные зэки. Конечно, в «господской», которая состояла из 50 отдельных комнат с ничтожными, но все же удобствами. «Общая сторона» представляла собой десять маленьких вонючих комнаток, в которых теснились в общей сложности 300 человек. Условия были тяжелейшими: места не хватало даже для того, чтобы прилечь одному, не говоря уже о спальных местах для всех.

Один из известных заключенных Маршалси — отец Чарльза Диккенса, угодивший в тюрьму за долг булочнику. Проблема долговых тюрем не давала покоя писателю всю его жизнь — Диккенс был известным борцом с каторжной тюремной системой. В его знаменитых произведениях нашел отражение этот печальный опыт: «Я не видел ни информации, ни совета, ни ободрения, ни утешения, ни помощи, ни поддержки в каком-либо виде ни от кого».

Джеймс Оглторп, член Парламента, стал поднимать вопрос об обращении с заключенными за долги, что привело к созданию парламентского комитета по тюрьмам в феврале 1729 года. В феврале и марте члены комитета посетили тюрьмы Маршалси и Флит. Художник Уильям Хогарт, сопровождавший членов комитета во время посещения тюрьмы Флит, написал картину маслом, описание которой сделал известный британский публицист: «Сцена [заседания] комитета. На столе находится инструмент пыток. Перед комитетом предстает полуголодный заключенный в тряпье. Бедняк спокоен, что вызывает интерес. На другой стороне находится безжалостный тюремщик. Очень похоже на работу Сальватора Розы, изобразившего Яго в момент разоблачения».

Маршалси была закрыта парламентским актом 1842 года. С тех пор большая часть тюрьмы была снесена, хотя некоторые ее части использовались в качестве магазинов и комнат до XX века. А спустя еще 20 лет в Англии полностью отменили закон о заключении в тюрьму за неуплату долга.