Итак, наши поздравления! Американские феминистки сели в лужу, которую, образно выражаясь, сами себе и напустили. Долгие годы женщины развитых стран (сначала суфражистки, а затем феминистки) боролись за равные права с мужчинами. Дело, как говорится, наживное: если кто-то хочет по 12 часов в день, платить за себя в ресторане и никаких цветов на 8 Марта, то и пожалуйста.

Фото №1 - Чужой против Хищника: как поссорились феминистки с трансгендерами
Фото
Getty Images, Shutterstock

Однако в Америке вся эта суета приняла особенно серьезный оборот. Защита обиженных там возведена в своего рода религию или национальную идею. Найти какого-нибудь обездоленного и добиться того, чтобы этот человек получил денежную и юридическую компенсацию, перестал чувствовать себя ущемленным, пошел на работу, занялся активным потреблением и перестал таить злобу на своего соседа, который припарковал у дома новый автомобиль, — стало американской национальной программой.

В принципе, пока были бюджеты, это работало. Те же самые женщины из скучающих домохозяек, которым можно было продать только антидепрессанты, да кое-какую хозяйственную утварь, превратились в главный маховик американской экономики. Образование, автомобили, журналы, мода для дома, офиса и отдыха, ипотека и гаджеты… В настоящий момент по всем статьям потребления женщины достигли с мужчинами абсолютного равноправия.

Есть подозрение, что в этом и состояла цель напряженной борьбы за равноправие. Всего лишь естественный регуляционный механизм, при помощи которого современная формация, общество потребления, достигает своей цели — увеличения количества активных потребителей с полным спектром прав, мечтаний и возможностей.

Однако мы отвлеклись от спорта. Одной из своих важнейших побед феминистки считали поправку IX к Акту о гражданских правах 1972 года. В ней говорилось о том, что женщинам предоставляются равные права и возможности в отношении грантов, а также доступа к спортивным состязаниям в государственных образовательных учреждениях. На самом деле это имело огромное значение, так как спорт в колледжах очень часто служил социальным лифтом.

Благодаря грантам в крупные университеты могли попасть и богатые, и бедные. Однако эти две группы практически не перемешивались, кроме участия в спортивных состязаниях, где количество денег и качество твоей жизни вдруг переставало иметь значение. Совершенно нищий, однако физически совершенный спортсмен мог подружиться с миллионером из своей команды.

Женщин, однако, в спортивные команды и даже в университеты брали весьма неохотно, пока поправка 1972 года не заставила это делать законодательно. Статистика утверждает, что количество спортсменок за несколько лет после этого увеличилось в разы. Многие из них добивались значительных успехов, так как спортивные нормы также были адаптированы под женские возможности, во всех видах спорта создавались женские команды. Феминистки ликовали.

Однако недолго. Вскоре в самом защищенном феминистическом тылу зародился новый враг. По иронии нашего мира феминисток атаковали их же оружием. Когда права женщин были более-менее защищены, появилась следующая угнетаемая группа — сексуальные меньшинства, а также трансгендеры, то есть мужчины, которые определяют себя как женщину, и наоборот.

Причем в американском обществе все это не воспринимается, как чья-то личная сексуальная фантазия, а немедленно выносится на рассмотрение общества — в виде демонстраций, парадов, судебных исков, общественных дискуссий и тому подобного. Поскольку с женщинами и темнокожими Америка уже привыкла признавать новые свободы и получать от этого немедленную выгоду в виде более активных потребителей и социально адаптированных граждан, сексуальные меньшинства и трансгендеры также с легкостью запрыгнули в этот поезд.

Поначалу феминисток это никак не смущало. Геи и трансгендеры с удовольствием делили с ними женские радости шопинга, груминга и сплетен о мужчинах. И тут в эту идиллию вмешался спорт. В частности, в числе прочих признаков своего абсолютного равноправия трансгендеры потребовали для себя возможности участия в женских спортивных соревнованиях… и разорвали всех в клочки.

Да, так задумала природа. По большей части мужское тело крепче, выносливее и сильнее, чем женское. Причем все эти качества закладываются на этапе полового созревания. Даже если трансгендерная женщина начинает принимать препараты, подавляющие тестостерон, и отращивает себе грудь, ее скелет и мышечный каркас остаются прежними. А значит, обычных женщин в спорте она укладывает одной левой.

Первыми это сообразили в регби, силовом спорте с очень высокой травматичностью. 9 октября 2020 года Мировая ассоциация регби объявила о том, что отстраняет трансгендерных женщин от женских игр. Что тут началось!

Защитники меньшинств среагировали на это решение как на красную тряпку. Однако на этот раз им пришлось сразиться не с обычными своими врагами, тяжелыми на подъем консерваторами, а с фуриями-феминистками. Пух и мех летел на американских форумах в разные стороны — вполне в соответствии с английской метафорой женских битв «кошачья драка».

Получалось, что женщины настолько угнетенные, что их нужно защищать даже от тех, кто пытается выдать себя за женщин. «Как это — пытается?» — возмущались трансгендеры. Однако защищать феминисток от трансгендеров было некому, потому что помощь мужчин они уже давно отвергли. Дурацкое положение, согласись.

Вопрос до сих пор не решен, дискуссия в разгаре. Спортивные организации предлагают в качестве компромисса допускать к соревнованиям только тех, кто начал гормональную терапию еще до наступления пубертата и, таким образом, не получил физического преимущества… Однако основное трансгендерное меньшинство, конечно, считает это жуткой несправедливостью и ждет не дождется вступления Байдена на президентский пост. Он обещал в первый же месяц расправиться со всеми дискриминациями… Интересно, как у него получится, когда искоренение одной дискриминации дискриминирует другую!

Остается только порадоваться, что Россия защищена от этих проблем надежными скрепами, бессменными гарантами и в целом гораздо более насущными проблемами, стоящими на повестке дня. Однако взглянуть на «кошачьи драки» — разумеется, только из чистого любопытства — бывает развлекательно.