Фото №1 - Что такое «культура отмены» и можно ли отменить человека
Фото
Getty Images

Начнем с недавних событий. В начале октября американский комик Саша Барон Коэн выпустил фильм «Борат-2» про карикатурного журналиста из Казахстана, который снова посещает США и вводит местных жителей в ступор своим диким поведением. После того как был опубликован трейлер, против Бората ополчились некоторые жители Казахстана и им сочувствующие, потребовав его «отменить». Да, после первого «Бората», спустя 14 лет.

В казахском «Твиттере» стали писать гневные посты с хештегом #CancelBorat  (#ОтменитьБората), обвиняя Коэна, как обычно, в расизме, шовинизме, ксенофобии, сексизме и прочих грехах из словаря политкорректности. Короче, в том же, в чем почти 15 лет назад пытались обвинить его казахи постарше, пока не поняли, что на сатиру обижаться не стоит, да и вообще это собирательный образ.

Теперь же, отчасти благодаря развитию соцсетей, ярость вспыхнула с новой силой.

Что такое «культура отмены»

Требуя «отменить» Бората, юная общественность не подразумевает под этим, что нужно отменить или запретить показ фильма. Требование одновременно и более глубокое, и более расплывчатое. Как и все хорошее, доброе, светлое, термин cancel culture («культура отмены») появился в западных соцсетях и начал бить по знаменитостям, совершившим какие-то плохие — с новейшей точки зрения — поступки.

Иногда это действительно отвратительные и преступные действия вроде сексуальных домогательств или явно расистских высказываний. Но иногда поступки плохи лишь по мнению некоторых пользователей соцсетей. Скажем, неудачно пошутил какой-нибудь комик или певец сделал что-то не по нраву слушателям — и его тут же пытаются «отменить» или, говоря по-другому, канселить.

Конечно, человека нельзя отменить по-настоящему, к тому же магия вне Хогвартса запрещена. Но для знаменитостей хейт и канселинг в соцсетях действительно могут дорого стоить.

Во-первых, соцсети — это деньги. Если люди начнут массово отписываться от «отмененной» звезды, она начнет терять прибыль от соцсетей и стриминга — здесь можно использовать наиболее близкий термин «бойкот». Но главное — репутация. Продюсеры, спонсоры и рекламодатели не очень-то охотно будут сотрудничать с человеком, на которого выливаются тонны гнева в соцсетях. И пусть даже эти тонны идут от пренебрежимо малого процента пользователей.

Правда, многое зависит от «веса» самой знаменитости. Некоторым достаточно просто переждать волну канселинга и работать дальше, как Кайне Вест или Джоан Роулинг, которых пытаются «отменить» по нескольку раз за год. (Вспомнить хотя бы недавний случай — «Джоан Роулинг раскритиковали за то, что она назвала „людей, которые менструируют“, женщинами».) Да и Саша Барон Коэн вряд ли перестанет снимать фильмы из-за казахского гнева.

Однако считать канселинг безопасной штукой не получится. Для звезд рангом поменьше, блогеров, журналистов или не самых топовых артистов «отмена» может действительно закончиться потерей карьеры. К тому же, почувствовав силу соцсетей, некоторые начали использовать cancel culture для сведения личных счетов, а также для травли и буллинга.

Еще одна особенность cancel culture в том, что для желающих тебя «отменить» нет срока давности проступка. Ты мог что-то написать в соцсетях десятки лет назад, не со зла или не подумав, а сейчас это могут откопать и канселить тебя.

Так, например, было с режиссером «Стражей Галактики» Джеймсом Ганном. Когда-то он написал несколько шуток в «Твиттере», которые теперь выглядят как расистские. Джеймса начали «отменять», и он действительно на время потерял работу.

Сancel culture в России

В России с культурой отмены, хоть и под другим названием, знакомы давно, с советских времен, а то и раньше. Те самые товарищеские суды и процедура общественного порицания. За пьянство, хулиганство и аморальное поведение действительно можно было лишиться работы.

«Позор дебоширу и пьянице Семену Семеновичу Горбункову!» -вот это всё. А Сталин и вовсе отменил наркома Ежова физически, даже с фотографий стер. Правда тогда, кого порицать и «отменять», решали более-менее компетентные лица вроде председателя сельсовета, участкового или, наконец, управдома.

Что касается современности, бойкотировать звезд в соцсетях пытаются все чаще. Тимати за агитационный клип, телеведущую Регину Тодоренко за неосторожные высказывания о семейном насилии… Последней, кстати, пришлось долго и сильно извиняться за свои слова, а также пожертвовать круглую сумму на борьбу с домашним насилием. После этого звезду простили.

В принципе, трудно вспомнить, чтобы в России кто-либо из селебрити нажил серьезные проблемы из-за общественного порицания, а многие сами так и нарываются на скандал для пиара. Но cancel culture — явление довольно молодое, и в российском шоу-бизнесе тоже начали задумываться о том, что репутация в соцсетях вещь далеко не последняя, особенно если канселят за дело.

Один из свежих примеров — скандал с YouTube-шоу Comment Out. В нем неудачно пошутили о митингах в Хабаровске и Белоруссии, спровоцировав поток критики в соцсетях. После этого с авторами шоу разорвали контракты несколько крупных рекламодателей. Забавно, что рекламодатели мотивировали это тем, что «разжигание вражды и выражение мнения в циничном тоне являются категорически неприемлемыми». Гм… Если это так, если действительно «разжигание вражды и выражение мнения в циничном тоне являются категорически неприемлемыми», то почему эти самые рекламодатели не уходят с Первого канала?

Cancel culture — это зло или благо?

Этим вопросом в последнее время все чаще задаются и в российской, и в зарубежной прессе. Ведь, как и многие хорошие начинания, «культура отмены» стала превращаться в охоту на ведьм или орудие манипуляции. Изначальный смысл — публично призвать негодяев к ответу — начал трансформироваться в смысл «мы будем бойкотировать тех, с кем не согласны». То есть вместо здоровой дискуссии коллектив пытается либо игнорировать неприятного ему персонажа, либо вовсе доставить реальные проблемы.

«Культуру отмены» критиковал и бывший президент США Барак Обама, сказав, что «если вы собираетесь только бросать камни, это нельзя назвать активизмом», и бывшая обозреватель New York Times Бари Вайс. Ее затравили и «отменили» на работе и в соцсетях за политическую позицию. В отличие от коллег-либералов, Бари придерживалась центристских взглядов. Уходя из издания, она заявила, что «„Твиттер“ стал главным редактором газеты», а феномен cancel culture назвала «социальным убийством».

Также нельзя не вспомнить ученого Мэтта Тейлора, посадившего зонд на комету Чурюмова — Герасименко. Вместо того чтобы восхищаться великим научным достижением, ученого в буквальном смысле довели до слез и затравили за рубашку с нарисованными девушками в вызывающих позах. Одежду посчитали сексистской, и Мэтту пришлось публично извиняться. Ну хотя бы работу не потерял.

В общем, из орудия праведного возмездия «культура отмены» превращается в инструмент банальной травли, такой же, как в школе издеваются над учеником за то, что он как-то странно выглядит, не следует общим трендам. Или имеет какое-то личное мнение по важному вопросу — например, хорош ли последний альбом Моргенштерна.

Казалось бы, не делай ничего предосудительного - и не будешь «отменен». Но кто может предугадать, что будут считать неприличным даже через пару лет?