С начала экономической спецоперации по деобогащению РФ из России ушли десятки крупных компаний, многие страны в общей сложности заморозили 60% международных резервов центрального банка. Идея всего этого заключалась в том, чтобы отправить российскую экономику в свободное падение. Но идет ли эта стратегия по плану?

В The Economist оценили, как поживает российская экономика в условиях санкций

Только немецкий экономист рассказал, как антироссийские санкции привели к изоляции западных стран, как в The Economist решили разобраться, а как эти самые санкции отразились на самой России.

То, что рубль постепенно стабилизируется, ты и сам можешь видеть. Правда, от этого нам ни горячо, ни холодно, а взлетевшие цены почти на всё вряд ли вернутся к своим прежним значениям. Мы как-то разбирались, будут ли снижаться цены из-за подешевевшего доллара.

«Еженедельный анализ потребительских цен показывает, что только с начала марта они выросли более чем на 5%, — подсчитали в The Economist. — Но не все растет в цене. Водка, в основном произведенная внутри страны, стоит лишь немного дороже, чем до санкций. Бензин стоит примерно столько же. И хотя это только начало, пока мало свидетельств серьезного удара по экономической активности».

Расходы на услуги в России, по данным издания, сократились лишь немного и остаются гораздо более здоровыми, чем это было во время пандемии. Эксперты считают, что в этом году Россия, возможно, войдет в рецессию (а значит, темпы экономического роста замедлятся), но окажется ли всё так плохо, как предсказывает большинство экономистов, зависит от трех факторов.

Первый фактор заключается в том, начнут ли простые россияне беспокоиться об экономике b сокращать расходы, если ситуация затянется.

Второй вопрос в том, остановится ли производство в конечном итоге, поскольку санкции блокируют доступ фирм к импорту с Запада.

«Российский авиационный сектор выглядит особенно уязвимым, как и автомобильная промышленность. Тем не менее многие крупные предприятия, которые начали свою деятельность в советское время, привыкли работать без импорта», — пишут авторы исследования.

Третий и наиболее важный фактор связан с российским экспортом ископаемого топлива. Несмотря на огромное количество введенных санкций, Россия по-прежнему продает иностранным покупателям нефти на сумму около 10 млрд долларов в месяц. Это эквивалентно четверти ее досанкционного экспорта и обеспечивает ценный источник иностранной валюты, на которую Россия может покупать некоторые потребительские товары и запчасти в нейтральных или дружественных странах.

Кстати, как одно из доказательств, что стране не впервой работать без импортных деталей, в России наладят производство упрощенных автомобилей, не таких безопасных и комфортных, зато доступных и импортозамещенных.

В статье использованы материалы The Economist.

Фото: Shutterstock/Fotodom.ru