Каждому, кто хотя бы миллион раз слышал песню Mambo Italiano, очевидно, что это песня итальянская и, может быть, даже народная. Так вот, и то и другое — неверно.

Уроженец Нью-Йорка Генри Роберт Меррилл Леван с детства мечтал стать певцом, однако карьера никак не складывалась должным образом. Особенно помешали начало Второй мировой войны и вербовка на фронт. Вернувшись, он подрабатывал в Голливуде третьеразрядным ассистентом сценариста — писал диалоги для актеров.

В Голливуде всегда ценились мастера на все руки (можно хорошо сэкономить на штатных расходах), поэтому в какой-то момент Роберта Левана попросили написать музыкальный номер для актрисы Дороти Шэй. Роберт сочинил для нее целый альбом, и он стал грандиозным хитом в США.

Леван сократил свое имя до Боб Меррилл и принялся сочинять песни под заказ. От клиентов не было отбоя, среди них и Сара Воан, и Барбра Стрейзанд.

В 1954 году на нью-йоркских дискотеках разгорелась неукротимая мода на пляски под «мамбо» — мода явно пришла с Кубы. Немудрено, что Боб получил заказ написать плясовую песню в таком вот латиноамериканском стиле.

Времени было крайне мало, а приступ вдохновения снизошел на автора, когда он пребывал в итальянском ресторане. Он накарябал все, что сочинил, на салфетке — так и появилась песня Mambo Italiano, дитя кубинской музыки и итальянской еды.

Свежеиспеченная песня досталась очень популярной тогда певичке и актрисе из Кентукки — Розмари Клуни. С ней-то тема и прославилась.

У Розмари тоже интересная судьба. Ее очень любил Бинг Кросби и всячески помогал в карьере и на старте, и в трудные годы упадка. А трудностей на ее долю выпало изрядно. Она заработала нервный срыв и почти завязала с шоу-бизнесом, когда в ее присутствии был убит сенатор Роберт Кеннеди.

При этом Розмари была дважды замужем за одним и тем же парнем — пуэрториканском актере Хосе Феррере, который стал первым в истории латиноамериканцем, получившим «Оскар».

Но мы отвлеклись, вернемся обратно к песне. Mambo Italiano перепета столь бесчисленное число раз, что затруднительно утверждать, какую версию ты услышал первой. К тому же она невероятно часто всплывала в кинофильмах, в том числе и в инструментальных обработках.

Её текст — забавный поток слов из самых разных языков и диалектов, включая английский, итальянский, испанский и вымышленный. Звучит сумбурно, однако при желании можно сложить из этого некое подобие оформленной мысли — «ты счастлив в пиццерии, когда ты мамбуешь по италиански».