История одной песни: Эннио Морриконе и «Хороший, плохой, злой»

История о том, как композитор работал музыкальным негром, а вестерны освободили его из рабства.

Фото №1 - История одной песни: Эннио Морриконе и «Хороший, плохой, злой»

С начала пятидесятых годов уроженец великого города Рима Эннио Морриконе зарабатывал самой рутинной работой. Писал под заказ мелодии для заставок радио и ТВ, помогал аранжировать популярные шлягеры. В свободное время баловался авангардом и творческим ростом.

Раскрученные итальянские композиторы привыкли нанимать Морриконе в качестве «музыкального негра» — он сочинял им мелодии и аранжировки, которые они продавали от своего имени.

По этой причине Морриконе не мог особенно заявлять о себе, и даже придумал себе пару псевдонимов — Дэн Сэвио и Лео Николс.

К середине 60-х он уже был тайным и полутайным автором горы звуковых дорожек для местечковых итальянских фильмов. А в 1964 году его старый знакомый (они вместе учились в одной школе) позвал Эннио написать несколько мотивов для фильма в стиле вестерн. Этим знакомым был, конечно же, Серджо Леоне. А фильм — «За пригоршню долларов».

Вместо Эннио Морриконе композитором фильма значился помянутый выше Дэн Сэвио. Псевдоним звучал загранично, по-голливудски, что для итальянского маркетинга было важно. Зритель любил иностранные имена в титрах.

Морриконе позднее описал основной принцип работы с режиссёром так: «Фильмы Леоне сделаны таким образом, что музыка является важным конструктивным элементом. Он часто снимал очень длинные сцены просто потому, что не хотел, чтобы музыка обрывалась. Именно поэтому его фильмы такие медленные — из-за музыки!»

Третий фильм «долларовой» трилогии — «Хороший, плохой, злой» (1966) — Эннио и Серджо задумывали озвучить по-новаторски. Не сочинять озвучку к готовой уже картине. И не использовать старые заготовки. А создавать музыку непосредственно перед съемкой! Чтобы музыка двигала фильм и вдохновляла всех, кто его снимает. Это сработало.

Эннио уже не стеснялся подписываться своим именем в титрах. Еще бы — альбом со звуковой дорожкой «The Good, The Bad and the Ugly» проторчал в американских чартах более года. В американских, не итальянских!

Что же касается навязчивой заглавной темы, то многим слышится в ней паровозный гудок. Другим мерещится индейский клич. Хотя сам композитор говорил, что в основе мотива — вой койота.

В 1968 году американский оркестр Хьюго Монтенегро записал свою версию этой темы, которая сама по себе стала суперхитом в 1968 — она доползла до второго места в чартах, уступив лишь песне «Mrs Robinson» Самйона и Гарфанкеля. В записи Монтенегро использовал первобытный синтезатор Moog.

На самом деле саундтрек «Хорошего, плохого, злого» подарил миру два шлягера, а не один (если, конечно, термин «шлягер» еще применим к этим уже каноническим мелодиям). Вторым хитом стал «The Ecstasy of Gold».

Любопытно, как обошлись с обеими композициями рокеры. Ramones многие годы каждый свой концерт начинали с темы «The Good, The Bad and the Ugly», чем подали пример для группы Green Day. А Metallica чуть позже поступила точно так же с мелодией «The Ecstasy of Gold».

Ну и тем более не удивительно, что британская группа Gorillaz использует все те же простые, но емкие ноты в песне под названием «Clint Eastwood».

Комментарии

3
под именем
  • Все комментарии
  • Музыку к «За пригоршню долларов» он написал под псевдонимом Leo Nichols, а не Don Savio, во всяком случае он так значится в титрах.