The Cure, «Friday I’m in Love»

Затасканная по всем радиостанциям мажорная вещица с альбома «Wish» хороша, но не имеет почти ничего общего ни с этим альбомом, ни со звучанием группы в целом. Такое ощущение, будто на несколько минут над головой Роберта Смита в 1992 году засияло веселое солнышко, но быстро опомнилось и больше не нарушало вечный готический покой The Cure.


Soundgarden, «Black Hole Sun»

Крис Корнелл и компания вечно тяготели к монотонным шумным риффам на стыке Black Sabbath и Led Zeppelin, не дружили с радиоформатом и не были приучены писать какие-то гранжевые шлягеры. Психоделический хит «Black Hole Sun» был разовой акцией, и потому молодежь, посмотрев MTV и купив альбом «Superunknown», сталкивалась с большим сюрпризом. Разочарованных, впрочем, было немного.


Bobby McFerrin, «Don’t Worry Be Happy»

Певец и дирижер Макферрин — серьезный, тонкий джазовый артист, ему очень и очень обидно, что публика ходит на его концерты ради легкомысленной вещицы, которая почти не стыкуется с тем, что он предлагает в своей основной программе. Но сам виноват, за микрофон его никто не тянул.


Susanne Vega, «Tom’s Diner»

Сюзанна Вега в музыке и лирике всегда придерживалась меланхоличных хипстерских стенаний и явно не собиралась делать то, что в итоге ее и прославило. Фокус в том, что по радио мы всегда слышим ненастоящую песню Сюзанны «Tom's Diner» 1987 года, а ремикс 1991-го. Оригинал же — блеклая городская фолк-песня, даже без аккомпанемента. Можешь сам сравнить.


Metallica, «Nothing Else Matters»

Конечно, в репертуаре группы Metallica наблюдались и другие хиты-баллады, и, наоборот, хиты-боевички, но именно злополучная «Nothing Else Matters», единственная их размякшая и сладкозвучная песенка о любви, вечно булькает в смартфоне каждой второй школьницы.


Bloodhound Gang, «The Bad Touch»

Музицирующие клоуны Bloodhound Gang в своей карьере записывали что угодно: хоть рэп, хоть гранж, хоть панк. Однако даже для них явно не было нормой сочинять плясовые дискотечные шлягеры в манере а-ля Pet Shop Boys. Вряд ли они жалеют об однажды содеянном: «The Bad Touch» побывал на первом месте множества национальных чартов — от Ирландии до Германии.


Iggy Pop, «In the Death Car»

Игги лишь озвучивал саундтрек «Аризонской мечты», написанный Гораном Бреговичем, да еще добавил своих слов в него. Но он никогда и никому не обещал, что будет и впредь бормотать под нос такие милые песенки.


Nazareth, «Love Hurts»

Бодрые и даже (в свои лучшие времена) агрессивные шотландцы Nazareth в 1975 году записали плаксивую кавер-версию кантри-баллады «Love Hurts», которую до них уже поназаписывали 15-20 артистов. Почему-то именно версия Nazareth стрельнула выше всех, не только вписав имя группы в историю, но и подпортив ее честный простой рок-н-ролльный образ. AC/DC бы себе такого не позволили!


Asking Alexandria, «Moving On»

Англичане Asking Alexandria тоже познали древний, слегка нечестный рецепт металлургической славы. После чего разбавили свой оруще-стучащий металкоровый материал вот такой вопиюще миролюбивой балладой для альбома 2013 года. Их гитарист прямо заявил: «Мы впервые показали себя в самом искреннем свете. Ни наркотиков, ни вечеринок, ни прочей чепухи». Неужели тем самым он признает, что притворяется все остальное время?


Blur, «Song #2»

Да, это были боль и отчаяние, когда, насмотревшись телевизора, дети, студенты и меломаны постарше шли за альбомом Blur в магазин в ожидании нирваноподобного грома. И только тогда узнавали, что группа занимается несколько иной музыкой, а лупить со всей дури по струнам — не их профессия.