Пару старых кроссовок продали на Sotheby’s за полмиллиона долларов

Сникерхеды — люди, на полном серьёзе коллекционирующие кроссовки — постепенно занимают место рядом с людьми, на полном серьёзе коллекционирующими забродивший виноград.

Сколько ты готов отдать за пару кроссовок? Предположим, что обычная модель известной компании будет стоить около $100. Пускай, это будет новинка, сделанная по новейшим технологиям: шнурки из переработанных айфонов, а подошва с Bluetooth. Это уже $200. Добавим к этому чью-то фамилию и подписную серию: эндорсером выступает Сергей «Паук» Троицкий, и кроссовки выпущены в честь миллиардного употребления слова «например». Это сразу $300.

Семья считает, что ты дурак, друзья считают, что ты дурак, коллеги считают, что ты дурак. Но ты не дурак, потому что у тебя есть секретный Telegram-чатик, в котором несколько сотен человек знают: в 2019 году подписные серии кроссовок — это инвестиции в искусство.

Как так получилось и почему новой живописью стала спортивная обувь, а не мухобойки — пускай ломают голову социологи и антропологи. А последние торги на Sotheby’s показали, что суммы уже не шуточные: пара беговых кроссовок Nike 1972 года (м-м-м… с выдержкой!) ушла за рекордные $475 тыс. Покупателем стал канадский предприниматель Майлз Надал, который пообещал включить лот в публичную экспозицию собственной коллекции в Торонто. Модель, которая ушла за рекордную сумму, называют «вафельной»: её спроектировал сооснователь Nike Билл Боверман, использовав кухонную вафельницу для придания формы подошве. Это, по его мнению, должно было улучшить скоростные характеристики.

Предыдущий рекорд ($190 тыс.) принадлежал паре, в которой играл Майкл Джордан на Олимпиаде 1984 года. Всего на Sotheby’s за эти торги было реализовано более 100 пар обуви за общую сумму $1 287 500.

Так что, тратя последние биткоины на пару Nike AirNaprimer, ты совершаешь не покупку, а инвестицию. И когда-нибудь эти деньги вернутся к тебе многократно приумноженными. Но это не точно.

Комментарии

0
под именем