Стоит обратить внимание, что эта двадцатка посвящена оригинальным инструментальным композициям, хотя некоторые из них и существуют в песенном варианте, но прославились именно в бессловесном виде. Так что MAXIM не принимает жалоб в духе «А где «Охотники за привидениями» и «Маруся от счастья слезы льет»? Песни проходят по отдельной статье, и ее время настанет обязательно.

И прости, что нет рингтона из «Бумера». Рейтинг составлялся коллегиально в адских недрах редакции MAXIM, и если чего-то в списках нет, значит, было отвергнуто нашими чертями при голосовании. Да, жестоко. Но выдающейся музыки тьма, а мест всего лишь двадцать.

20. «Джентльмены удачи»

Геннадий Гладков

19. «Розовая пантера»

Генри Манчини

 

18. «Сладкая жизнь»

Нино Рота

17. «Огненные колесницы»

Вангелис

16. «Миссия невыполнима»

Лало Шифрин

 15. «Фантазм»

Фред Мироу / Малькольм Сигрей

14. «Профессионал»

Эннио Морриконе

13. «Сибириада»

Эдуард Артемьев

 

12. «Берегись автомобиля»

Андрей Петров

11. «Полицейский из Беверли-Хиллз»

Гарольд Фолтмайер

10. «Челюсти»

Джон Уильямс

9. «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега»

Джон Уильямс

8. «Усатый нянь»

Алексей Рыбников

7. «Звёздные войны»

Джон Уильямс

 6. «Доктор Но»

Джон Барри

5. «Психо»

Бернард Херма

4. «Семнадцать мгновений весны»

Микаэл Таривердиев

3. «Хороший, плохой, злой»

Эннио Морриконе

 2. «Мой ласковый и нежный зверь»

Евгений Дога

 1. «Крёстный отец»

Нино Рота

Да, предсказуемо, соригинальничать нам не удалось. Победитель двадцатки — тема столь катастрофически запиленная, что кажется, будто мы все уже родились с этой мелодией, звенящей в голове. Вещь действительно древнее, чем думается: за исходную точку взят мотив из оперы Гаэтано Доницетти, к тому же нечто подобное, говорят, слышали у Джузеппе Верди. Нино Рота впервые приспособил эту музыку к фильму Fortunella еще в 1958 году, но окончательно музыка дозрела в его голове к тому моменту, когда для нее нашлось место в первой серии «Крёстного отца» в 1972 году. Была, конечно, еще вокальная версия, и не одна, но всему миру ближе она без слов. Зачем? Там и без них все прекрасно.