MAXIM рецензирует кино Линклейтера «Куда ты пропала, Бернадетт?»

Кейт Бланшетт снялась в фильме для творческих, взбалмошных натур, чтобы они поняли, до чего могут докатиться.

Люди творческие в современном мире фактически скупили для себя весь пиар и рекламные площадки. Причем бесплатно, так как они же там и работают. Из-за этого львиная доля населения полагает, что работники креативных профессий — полубоги, способные на недосягаемые для простолюдина подвиги.

В реальности же большинство таких творцов — самозванцы. А которые и в самом деле одаренные, по тем часто плачет сумасшедший дом.

Лет двадцать-тридцать назад, когда миром правил рок-н-ролл, расклады были проще. Творческий люд обжирался кислотой, калечился в драках, бился в машинах и бегал голышом по сцене. Народ понимал, что имеет дело с сумасшедшими, что совсем не мешало любить их музыку. Это был гармоничный симбиоз творца и публики, где царило хотя бы какое-то подобие открытости с обеих сторон.

Героиня фильма Ричарда Линклейтера (и романа-первоисточника) живет на современном Западе, где интеллектуально-духовная дистанция разделяет людей куда сильнее, нежели финансовая. Ты можешь жить в соседнем доме с великим режиссером, даже водить детей в одну школу, однако вы никогда не найдете общий язык. Потому что его попросту не существует, этого общего языка.

Ничего величественного в таком отрыве творца от простолюдина нет. Творец, скорее всего, не в себе, и лучше оставить его или ее в покое.

Кейт Бланшетт досталась роль матери на вид прочного и дружного семейства. Живут они в пригороде второй столицы IT-индустрии — Сиэтле, так что народишко вокруг деликатный, образованный, небедный. Мать — архитектор, отец инженер-айтишник, дочь — дочь.

И, как говорится, «творческая мать — горе в семье» (мы эту поговорку сами только что придумали). Архитектор-то она великий, однако уже давно ничего не создает. Мало того, сама на собственном домовом участке устроила такой кавардак, что дом соседей засосало в трясину. Теперь ее ненавидит весь город.

Кейт Бланшетт истерит, дергается, отключается, хаотически выдает монологи о том, что ее никто не понимает, — в общем, играет гения, даже более гениального, чем сама актриса Кейт Бланшетт. КПД ее актерской игры тут просто невозможный: из миллиона её великих ролей эта ближе к наилучшим.

На словах звучит пугающе, и все же на экране происходящее не выглядит страшно, так как первая половина фильма более-менее успешно притворяется комедией.

Вокруг гениальной архитекторши все носятся на цыпочках и боготворят ее, а зрителям в зале тем временем становится понятно, что там все плохо. Налицо психическое расстройство, и нешуточное.

Лечить его мама, как и любой порядочный псих, не собирается. В критический момент психует и сбегает… куда — не скажем, но очень-очень далеко. Ты там точно никогда не был.

И дальше начинается то ли «В поисках Немо», то ли «Мамонтенок ищет маму». То есть кино о семейном воссоединении в изящной, такой порхательной, чисто линклейтеровской манере.

Единственная лукавая каверза фильма заключается в том, что в темные моменты это кино говорит с нами честно, но в минуты просветления пытается надуть, отсюда голливудский переизбыток света. В данном случае это не фальшь, а сказочность.

Мы не читали первоисточник, и все же осмелимся поблагодарить книгу за то, что в кои-то веки Линклейтеру достался материал интересный не только по форме, но и по сути. В переводе на русский это значит, что Линклейтер снял фильм, который никому не покажется скучным.

Вердикт: кино — потрошитель творческих людей. Причем потрошитель настолько добрый, что получается сказка.

Куда ты пропала, Бернадетт? (Where'd You Go, Bernadette), США. Режиссер Ричард Линклейтер. В ролях: Кейт Бланшетт, Джуди Грир, Кристен Уиг, Билли Крудап. В российском прокате с 5 сентября.

Комментарии

0
под именем