В последнее время наш словарный запас пополняется все более удивительными фразами типа «отрицательный рост». На этот раз копилку удивительных выражений пополнила глава Центробанка Эльвира Набиуллина — идиомой «структурная трансформация экономики». Но что могут означать эти три слова в действии?

Что на самом деле такое «структурная трансформация экономики», про которую говорила Набиуллина

Пока немецкие экономисты утверждают, что крах евро не за горами, глава ЦБ заявляет, что российская экономика просуществует какое-то время на имеющихся запасах, но они не бесконечны и вскоре (ждать придется недолго — примерно до начала третьего квартала) наступит время «структурной трансформации и поиска новых моделей бизнеса». Краткое содержание будущих серий, по словам Эльвиры Набиуллиной, — рост цен и высокая инфляция. Но это еще не все. Берем бюллетень ЦБ «О чем говорят тренды» и разбираемся, что ждет нас в ближайшее время.

Инфляция

То, что в марте выросли цены на все, ты, наверное, и без аналитиков знаешь. Но не знаешь, скорее всего, о том, что рост цен достиг «рекордных в этом веке месячных уровней». Все это — реакция на внешнеторговые и финансовые шоки, вызванные санкциями. Многолетних или абсолютных максимумов достигли также инфляционные ожидания предприятий и населения.

«Адаптация экономики еще продолжается, что предполагает сохранение высокого ценового давления в ближайшем будущем и дальнейшее повышение годовой инфляции. Вместе с тем недельные данные о росте потребительских цен указывают на то, что максимальный ценовой всплеск остался позади и месячные темпы роста потребительских цен в апреле будут гораздо меньше, чем в марте», — говорится в бюллетене ЦБ.

При этом аналитики отметили «признаки снижения потребительской активности»: люди охотнее несут деньги в банки (ставки по вкладам ведь повысились), чем в кассы магазинов. Специалисты считают, что благодаря снизившемуся спросу цены будут расти не так серьезно, как могли бы. Но радоваться рано.

«Недельный рост потребительских цен последовательно замедляется, однако ухудшение ситуации с логистикой и ограниченные возможности переключения на внутренних поставщиков могут провоцировать сохранение повышенного роста цен в ближайшее время по некоторым позициям», — говорят аналитики.

Технологический регресс

Ожидаемо из-за санкций в России появились проблемы с получением и оплатой импортного сырья, материалов и комплектующих. С поставками готовой продукции (экспортными и на внутренний рынок) тоже беда.

«Производство высокотехнологической продукции, как правило, происходит в рамках глобальных производственных цепочек, в которых могут быть задействованы сотни и даже тысячи производственных, транспортных, финансовых и сервисных компаний из многих стран мира. Выпадение нескольких звеньев из этой цепочки может парализовать работу всей цепочки. Поэтому даже высокая степень локализации производства может не помочь, если недостающие компоненты уникальны и не могут быть легко заменены на продукцию другого производителя», — говорят в ЦБ.

Первыми, по словам аналитиков, пострадают электронная промышленность и машиностроение. Затянем пояса — в России уже собрались наладить производство упрощенных автомобилей.

Также из-за ограничений снизится технический и технологический уровни, а вместе с ними пострадают и многие отрасли, особенно те, что достигли высокого уровня цифровизации своих бизнес-процессов. Вот чем это грозит:

  • цены на товары станут выше цен на услуги (особенно на товары с импортными комплектующими);

  • недвижимость и движимость станут дороже человеко-часов (чтобы купить машину или квартиру, тебе придется работать больше и усерднее);

  • снижение ВВП будет ощутимее, чем сокращение объема производства;

  • спрос на труд возрастет — «произойдет относительная замена капитала трудом».

Как будем из этого всего выбираться?

Как будет происходить та самая «структурная трансформация экономики», аналитики пока не решили, но придумали несколько примерных этапов.

Этап № 1

Устоявшиеся технологические, производственные и логистические цепочки разрываются, соответственно, компании надо обеспечить сырьем, материалами и комплектующими. Их будут добывать из ранее созданных запасов, искать у «альтернативных зарубежных покупателей и поставщиков».

Если запасов окажется недостаточно, а оперативно перестроиться не получится, произойдет резкий спад производства, возрастет риск «заражения» других производственных цепочек.

«В технико-технологической части на первом этапе происходит постепенное нарастание проблем из-за нехватки запчастей и сервисного обслуживания иностранного оборудования. Это приводит к учащению сбоев и отказов в работе оборудования и к общему снижению технической эффективности. Задача экономической политики на данном этапе — минимизировать масштаб спада из-за разрыва производственных цепочек», — пишут аналитики ЦБ.

Минимизировать потери планируют за счет того, что государство будет принимать на себя часть финансовых рисков (кредитных, процентных и т.д.), бизнес поддержат снижением налогов, отменой или мораторием на действие нормативных актов, слишком тяжелых для бизнеса, особенно малого.

Этап № 2

Компании и производственные цепочки подстраиваются к новым условиям. По мере исчерпания запасов станет понятно, какие производственные цепочки выжили. На этом же этапе стоит ждать «негативных вторичных эффектов спада», которые через спрос, рынок труда и доходы дополнительно повлияют на экономику.

Резкого увеличения производства замещающей продукции на этом этапе ожидать не стоит. Зато ремонтные и сервисные мастерские получат «импульс к росту». Вместо того чтобы выбрасывать что-то неисправное и покупать что-то новое на замену, будем ремонтировать до последнего вздоха.

«В части налаживания поставок от альтернативных зарубежных поставщиков в условиях сохраняющихся ограничений возрастет роль небольших посреднических внешнеторговых компаний и „челночного“ малого бизнеса (особенно в потребительском сегменте). Однако малые объемы закупок и усложнение логистики приведут к удорожанию такого импорта и невозможности в полном объеме заменить традиционных поставщиков», — говорят аналитики.

Вместе с тем из-за старения материально-технической базы и ее замещения более худшими и менее производительными аналогами продолжит снижаться технико-технологический уровень в целом. Также стоит ждать сокращения занятости в наиболее пострадавших отраслях и в тех, что не преуспели в адаптации.

Зато вырастет спрос на труд в среднем и малом бизнесе, особенно в сервисных и ремонтных компаниях. А вот в сфере потребительских услуг занятость, скорее всего, упадет. Все это, по прогнозам аналитиков, случится до конца 2022 года.

Этап № 3

На третьем этапе экономика начинает забывать, что когда-то хотела развивать передовые технологии, и берется за «обратную индустриализацию».

«На этом этапе, который может занять несколько лет, в результате реализации инвестиционных проектов происходит частичное импортозамещение технологий и производств, доступ к которым потерян. Производство техники и технологий увеличивается, но на более низком технологическом уровне. Кроме того, эффект малого масштаба (невозможность массового производства в условиях ограниченного объема российского рынка) приведет к удорожанию таких техники и технологий относительно более современных, но недоступных технологий», — пишут аналитики.

Эффективность созданной техники будет уступать нынешней. В частности, это затронет уровень цифровизации и бизнес-процессов — здесь технологический откат окажется наиболее выраженным. Больше всего на этом этапе растет производство, появляются вакансии в импортозамещающих отраслях, в экономике увеличивается доля промышленности. А вот с экологией можно попрощаться: «удельные выбросы и отходы на единицу производимой продукции возрастут в результате вынужденного использования менее ресурсосберегающих технологий». Но зато общеэкономическая неопределенность снизится, а кредитная активность восстановится.

«Меньшая производительность и эффективность техники и технологий потребует увеличения числа занятых, работающих в отраслях, использующих технику и технологии, а также в отраслях, их обслуживающих. Это снизит общий уровень безработицы, но слабо повлияет на уровень реальных зарплат. Поэтому рост зарплат будет отставать от роста производства, а труд станет дешеветь относительно капитала», — заявляют аналитики.

Этап № 4

И вот мы подобрались к заключительному этапу (когда он наступит, аналитики прогнозировать не берутся). Здесь структурная перестройка завершается и приходит к равновесию, пусть и на менее совершенной технологической базе. Местами встречаются технологические прорывы. Дальнейшая экономическая динамика зависит от нескольких факторов:

  • технологическое отставание от других стран — чем оно больше, тем легче воспроизводить передовые технологии локально (видимо, здесь мы перестаем гнаться за достижениями других стран и будем создавать прекрасное светлое будущее из того, что есть);

  • экспорт техники и технологий (с высокой добавленной стоимостью) в другие страны;

  • снижение доли рентных платежей в бюджетных поступлениях и возможное повышение общих налогов для их компенсации, что будет сдерживать деловую активность;

  • дополнительное повышение налогов (либо перераспределение бюджетных расходов), чтобы увеличить долю госпотребления в ВВП;

  • восстановление привлекательности прямых и финансовых инвестиций в Россию;

  • развитие человеческого капитала и социальные лифты;

  • сохранение и развитие экономических и финансовых институтов и инфраструктуры;

  • интенсивность внешних ограничений и динамика их изменения.

«В результате того или иного сочетания этих факторов и их взаимодействия между собой потенциальные темпы роста (темпы роста потенциального ВВП) могут оказаться как выше, так и ниже уровня последнего десятилетия, оцениваемого чуть ниже 2%», — пишут аналитики.

Пока мы тебе все это писали, нам серьезно захотелось отвлечься и, например, посмотреть 16 фотопримеров того, что многие вещи гораздо крупнее, чем ты их себе представляешь. Давай с нами!

В статье использованы материалы cbr.ru.

Фото: Shutterstock