Первый «Брат» появился в пустое и потерянное время. В середине девяностых Россия представляла собой абсолютный, идеальный вакуум что в бытовом аспекте, что в духовном. Заполнить это место и привести его в движение могло что угодно, любая удачная мелочь. Только ее все не было и не было, пока не пришли Алексей Балабанов и Сергей Бодров младший. Началась золотая эпоха метаний и мечтаний.

Как фильмы «Брат» и «Брат-2» запустили новые тренды и что они изменили в нашей жизни

1. «Брат» и «Брат-2» вернули уважение русских к русскому

Считается, что Советский Союз развалили рок-н-ролл, джинсы и видеофильмы. С этим согласится любой, кого привлекали рок-н-ролл, джинсы и видеофильмы.

Актер Сергей Бодров родился в 1971 году, он представитель весьма интересного поколения. Это люди, которые прожили в СССР почти двадцать лет, в деталях помнят ту страну, но при этом не погрязли по уши в коммунизме, были молоды и горячи. Они совсем не горевали, когда совок вокруг принялся разрушаться. Они смотрели «Терминатора», мечтали о кока-коле и во снах бродили по сырому Манхэттену. Гибель советского уклада полностью соответствовала их стремлениям.

Именно поэтому в девяностые мы вступили без какой-то строгой традиционной морали, с голым задом и запасом энергии и энтузиазма. Вся жизнь тогда ориентировалась на Запад. Даже те, кто не уехал и не собирался, радовались каждому новому импортному пиву или кроссовкам, а на оставшиеся деньги покупали кассеты и CD с заграничным шумом — Nirvana, Metallica, Offspring и прочие Prodigy. Хотя чаще наоборот: пиво и кроссовки приобретали на оставшиеся после покупки кассет деньги.

Вернуться с чеченской войны, тотчас подраться и отправиться в темный и угрюмый музыкальный магазин — таким и был путь русского воина. Только Данила предпочитает слушать «Наутилус Помпилиус» — важный знак зрителю, который смотрел «Брата» в 1997 году. Старый русский рок тогда вышел из моды, а новый еще не вошел. Только-только записаны два главных альбома группы «Мумий Тролль» («Морская» и «Икра»), и никакой Земфиры на горизонте.

«Брат-2» удесятерил напор русского рока и даже прославился саундтреком, хотя дело не только в музыке. В «Брате» родился герой нового типа — выяснилось, что вовсе не обязательно копировать Сильвестра Сталлоне и Брюса Уиллиса, чтобы бегать по экрану со стволом. Это были новые правила, правила русского нуара. После этого все уже будет не так.

Как фильмы «Брат» и «Брат-2» запустили новые тренды и что они изменили в нашей жизни

2. «Брат-2» стал первым кинокомиксом

Если первый «Брат» оказался нуаром русского засола, то второй предвосхитил все российские кинокомиксы. В картине 2000 года Данила совершенно иной — удалой, резкий, блистательный и обольстительный.

Режиссер Балабанов, безусловно, пытался пародировать жанр американского боевика с помощью русских причуд, да только в итоге так сгустил краски, что из них на экране нарисовался комикс.

Такого Данилу народ принял еще радушнее, потому что вот она, силушка, — не только в правде, но и в русском человеке вообще. Для российского кино той эпохи это было крайне нехарактерно. Тогда главной темой искусства заявлялось самобичевание, а русскость если и попадала точно в цель, то только вместе с водкой, как в «Особенностях национальной охоты».

Забавный факт: после второго «Брата» в стране резко увеличилось количество детей по имени Данила. Совпадение? Не думаем.

3. «Брат-2» научил противостоять Америке

Не забываем, когда это кино снималось: 1999 год, войска НАТО бомбят Сербию. Россияне в гневе. Ельцин в шоке. Премьер-министр Примаков разворачивает свой самолет над Атлантикой. США перестали быть царством добра, да и сам мир в одну секунду стал неуютным. А до этого момента царством неуютности мы все считали исключительно свою родину.

«Брат-2» научил противостоять Америке, даже если это казалось борьбой Давида против ветряной мельницы. Просто тут совсем не важен результат борьбы — важна сама заявка на участие. Она впервые прозвучала в полный голос во втором фильме о Даниле Багрове.

Правда, остается пространство для дискуссий. Не исключено, что Балабанов выстраивал этими фильмами вовсе не ту идеологию, которую высмотрел фанатичный зритель. Просто он заигрался с патриотизмом и перестарался с постмодерном. Будь Балабанов жив, может взялся бы все исправлять и переделывать с нуля. Однако и он мертв, и Бодров, так что мы сейчас вступаем в сферы умозрительных догадок.

Как фильмы «Брат» и «Брат-2» запустили новые тренды и что они изменили в нашей жизни

4. После «Братьев» российское кино изменилось

Не сказать, что оно прямо ожило — еще лет десять словосочетание «российское кино» оставалось ругательством. И все же перемены были налицо, лирический криминальный триллер в наших землях переродился. Из ниоткуда приехал «Бумер», как будто все только его и ждали.

Выяснилось, что можно сделать фильм-событие, не вбухав в него годовой бюджет российского кино и без физиономии Михалкова по всем каналам. Нам это было важно после чудовищной катастрофы «Сибирского цирюльника» в прокате.

А еще «Брат» и «Брат-2» научили нас тому, что правду говорить не так тяжело, как считается. Даже самому себе. Был такой период в российской истории, когда правда работала. Внукам расскажешь — не поверят, засмеют.


В продолжение темы маленького русского человека в кино — «Не только „Брат-2“: самые скрепные отечественные фильмы про русских за границей».