Он создал агентство WildJam, раскрутил Милохина и превратил видеоблогинг в многомиллионный бизнес. Естественно, именно у него мы захотели узнать, куда катится этот мир.

Еще недавно, чтобы стать знаменитым, надо было обладать конкретным талантом: петь, играть, хотя бы говорить. Сегодня, кажется, для этого достаточно просто кривляться под музыку в «ТикТоке».

Для этого тоже нужен талант. Без таланта нельзя стать популярным и интересным для аудитории. Харизма, юмор, позитив, то, как человек движется в кадре, какие вещи рассказывает, — это тоже талант. Про любого из блогеров я могу сказать, чем именно он интересен. Просто это не всегда понятно взрослым, они привыкли к четким форматам: певец, актер, шоумен. И только кажется, что это новый формат — кривляться под музыку: Чарли Чап­лин или Бенни Хилл делали примерно то же самое.

Фото №1 - Ярослав Андреев: «Дети — это всегда первооткрыватели»

А есть уже бывшие блогеры?

И даже очень много, как и любых бывших знаменитостей. Обычно это грустные истории. Где-то подрабатывают, я видел некоторых официантами. Для них это сложно, они привыкли к другому, и самое болезненное, когда их узнают. Я всегда говорю ребятам, что артистом стать несложно, сложно удержаться. Как только вы расслабились, как только подумали: «Вот он, успех! И так будет всегда, меня все любят, никуда это не денется!» — в этот момент придет более молодой, более голодный и подвинет вас.

Но есть и хорошие истории ухода из блогинга. Бывшие тиктокеры братья Верзаковы успешно занимаются предпринимательством, конвертировали свою аудиторию в покупателей. Многие уходят в продакшн, в продюсирование, становятся сценаристами или музыкантами. Некоторые выходят на новый уровень: Дудь и Настя Ивлеева начинали с видосов, а теперь снимают фильмы. Кто-то становится певцом, кто-то актером.

Аудитория «ТикТока» — это же дети в основном?

Да, потому что дети — это всегда первооткрыватели. YouTube 8–10 лет назад начался с детей, и потом уже пришли мы с вами, взрослые. Когда дети увидели, что там слишком много взрослых и слишком все сложно, они ушли в «Инстаграм», и он какое-то время был территорией детишек. Потом туда пришел шоу-бизнес, мамы, родители, и детишки перешли в TikTok. Сейчас и в TikTok начинают появляться взрослые, профессиональный контент — значит, дети перейдут куда-то еще. Причем это всегда новое поколение детей. Каждое из них вырастает со своей соцсетью. Это между 30 и 35 годами небольшая разница, а между 15 и 20 — пропасть!

Чем нынешние дети отличаются от предыдущих?

Они толерантны, свободны и открыты, они более яркие, позитивные, меньше стесняются или боятся себя реализовывать. У них меньше загонов: это не носи, так не ходи, тут не кривляйся. Меньше предрассудков, им доступен весь мир. Они меньше друг к другу придираются, а если придираются, то быстрее прощают. Они готовы извиняться и признавать свои ошибки.

От появления до взрыва популярности соцсети обычно проходит несколько лет. То есть следующее место миграции детей уже существует. Что бы это могло быть?

Я присматриваюсь к китайской сети Likee и американской Thriller. Это тоже сервисы коротких видео.

А Сlubhouse не выстрелил?

Он выстрелил и очень быстро сдулся. Но когда появляется что-то новое, то лучше его попробовать, чем потом жалеть, что ты не вложился в этот биткоин. Так что я попробовал, и за тот месяц, пока Сlubhouse был на хайпе, даже успел заработать там денег, нашел новые связи и новых клиентов.

Поговорим о твоем бизнесе. Насколько он велик?

Наш оборот за 2020 год составил 860 миллионов рублей, а прибыль — 50 миллионов. Работают у нас где-то 80 человек. А начиналось все, по сути, с меня одного, так что я не жалуюсь.

Как блогеру попасть под твое крыло?

Для этого нужно уже быть популярным — миллион подписчиков в какой-нибудь соцсети. Тогда мы тебя рассмотрим. Мы почти не занимаемся продюсированием, мы просто помогаем дальше расти, помогаем с рекламой. Можно продюсировать одного-двух, но не пятьдесят. А менеджерить пятьдесят можно.

Где же романтика? Найти талант в подворотне и сделать из него звезду?

«Дрим-тим» — наш TikTok-хаус! Это были начинающие тиктокеры, бедные в большинстве своем, кто-то из села, кто-то из маленького города, кто-то из детдома. Тот самый случай, когда мы их причесали, помогли с контентом, сказали, как делать, как не делать. Но это все равно симбиоз. Я так не чувствую аудиторию, как они.

Фото №2 - Ярослав Андреев: «Дети — это всегда первооткрыватели»

Если просто так к тебе не попасть, тогда дай хотя бы совет, как стать успешным блогером.

Это будет звучать банально. Все очень просто, и в этой простоте самая сложность. Стабильно, постоянно двигаться туда, куда ты хочешь прийти. Ты хочешь быть хирургом — значит, иди и делай операции. Хочешь быть блогером — снимай и выкладывай ролики. Скоро ты поймешь, что те ролики, которые ты снимал год назад, ужасны. Следующий ролик, через год или два, твой десятитысячный ролик будет чуть интереснее. И в какой-то момент аудитория тебя полюбит. У нас есть такие примеры. Например, Дима Масленников, сейчас у него 10 миллионов подписчиков в YouTube. Первые три года вообще подписчики не росли, вся команда у него разбежалась. Главное — трудоспособность и вера в то, что делаешь. Не нужно ни на кого надеяться — мол, у меня получится, когда меня Ярослав заметит, когда я коллаборацию сделаю. Зависит только от самого человека.

Поговорим о твоем успехе. Ты как к нему относишься?

Всю жизнь живу с мыслью, что я не на своем месте, и каждый свой успех воспринимаю как какую-то случайность. И я очень боюсь, что больше ничего подобного не сделаю. Конечно, с каждым годом комплекс самозванца становится чуть меньше. Интересно, что когда я думал, будто все это случайность, то я намного больше понтовался, тратил деньги на брендовые шмотки и машины. Помню, когда пошли деньги и я случайно заходил в H&M или Zara, я говорил себе: «Что я здесь делаю? Я же успешный и богатый, мне надо в ЦУМ!» Сейчас это прошло. Мне все равно как ехать — в «Майбахе» или на метро.

У тебя было тяжелое детство и бедная юность. Что для тебя деньги?

Я безумно боюсь потерять все, чего добился. Потому что мне нравится вкусно питаться, путешествовать. Я не хочу возвращаться обратно, мне не нравилось донашивать одежду за родителями, мне не нравилось, что мы колбасу видели раз в неделю или раз в месяц, а фруктов не видели вообще. Скорее всего, я туда уже не вернусь. Но я просыпаюсь утром не для того, чтобы заработать еще больше денег. Мне больше не надо, это откровенно. Мне предлагали выкупить компанию, и мне этого бы хватило на всю жизнь. Мне нравится сама деятельность, я кайфую от того, что сопричастен чему-то интересному.

Ты знаешь, что быть богатым человеком в России — довольно рискованный спорт?

Да, богатых не любят. Я тоже получаю много негатива, что вот, мол, продюсер, бездельник, на бедных детишках заработал. Есть такие стереотипы, я к ним отношусь спокойно. Есть политические риски, но в политику я стараюсь не лезть. Мой бизнес невозможно отжать, это не какая-нибудь «Евросеть». Ну что, вот, забирайте, нате! Работайте с блогерами! К тому же мой бизнес весьма публичный, и если завтра кто-то незаконно ко мне придет и попытается обидеть, то три сотни блогеров скажут во всех соцсетях, что их кормильца и друга обижают. Поможет это? Кто его знает… Мы в такой стране живем, тут все может быть. Сдерживающий это фактор? Возможно. Будет проблема — буду решать. Сажать меня не за что. Я законопослушный, я плачу до фига налогов. Все блогеры платят налоги, у нас все «в белую».

Не лезть в политику — дело хорошее. Проблема в том, что политика сама начинает к тебе лезть. Как ты отбиваешься от этих поползновений?

Постоянно, постоянно и с двух сторон! Я всегда говорю: если кто-то из блогеров «за» или «против», он имеет право высказывать все, что угодно. Но не за деньги, это уже пропаганда. У нас есть блогеры — ярые оппозиционеры, есть очень позитивно настроенные к нынешней власти. И, естественно, мы объясняем начинающим правила этой игры. Если ты будешь говорить про политику, это твое право, но часть брендов не будут с тобой работать, потому что у них в брендбуке так прописано. А если ты скажешь про суицид или наркотики — это противозаконно, будут проблемы.

А если на твоих оппозиционных блогеров поднаедут, чтобы они попридержали язык?

Сейчас пару моих блогеров кошмарят, вызывают на допросы: они где-то что-то ляпнули. Мои юристы им помогают. Но пока все ограничивается проверками.

Навальный как блогер хорош?

Да, блогер он потрясающий, и продакшн отличный. Ему Wylsacom помогал запускаться, это все знают. Большие расследования, с кучей данных. Мы сейчас не говорим, правда там или нет, но это великолепный продукт.

Представляешь, сколько бы он заработал, если бы продавал рекламу?

Я думаю, тогда к нему бы не было такого доверия. Но мне даже интересно, кто бы рискнул купить рекламу у Навального. Это было бы круто!

Миллениалы считают, что все в жизни должно быть по фану. Как ты думаешь, нужно напрягаться и делать то, что не нравится?

Никто не может себе позволить заниматься только фаном, но сама парадигма, что фан должен быть, — это клево. Мое поколение и поколение наших родителей в большой степени несчастны потому, что нам говорили «надо». Я раньше себя насиловал, потому что надо, учился на инженера. Я понимал, что я тут чужой, я тупой, они в десять раз умнее меня, и ничего не получалось. Мне не нравилось в институте, и я его бросил. Мне нравились онлайн-игры, и я думал, как на этом заработать. И у меня получилось. И блогеры тоже мне нравятся. Даня Милохин и Моргенштерн — эти два персонажа очень показательные для нового поколения: они же в первую очередь кайфуют. Да, во вторую — работают с утра до ночи. Даня часто психует, потому что он поспал пять часов, не успел поесть, а ему надо на съемку. Но как только ему говорят: «Даня, мотор!» — все психи остаются за камерой, он работает. Необязательно кайфовать от каждого шага пути, но от самого пути надо кайфовать.

Можно достичь успеха без этого, просто упорно трудясь?

Можно. Только вопрос, будешь ли ты счастлив.

Что ты сделаешь, если заработаешь миллиард долларов?

Я дольше трех дней не могу в отпуске отдыхать. Деятельность — самое главное в жизни. Деньги и успех важны как ее результат. Будет миллиард — буду продюсировать чуть более рискованно, возьму больше блогеров, открою десять домов. Но иного пути, кроме как работать с артистами, я для себя не представляю. Возможно, больше буду тратить на благотворительность, на какие-то правильные штуки. Есть у меня идея сделать бесплатный образовательный курс, взять популярных блогеров, чтобы каждый из них записал уроки от 1 до 11 класса по всем базовым предметам. Сделать такое очень сложно и по времени, и по бюджетам. Но мне хочется это сделать, потому что это круто. Таких идей у меня много, и сейчас я не могу их реализовать. Был бы миллиард, я бы такое сделал.

Коллаж: Ольга Гермаш