Больше 90% российских заключенных содержатся в обнесенных заборами и колючей проволокой бараках, именуемых колониями общего и строгого режима. Оставшиеся десять процентов приходятся на колонии-поселения, где можно жить с семьями, и на самые суровые исправительные учреждения — тюрьмы и колонии особого режима.

Как преступников распределяют по колониям, не разберешься: пенитенциарная система сортирует заключенных по количеству сроков и тяжести преступлений, которых аж четыре вида. Число комбинаций, которые могут украсить личное дело заключенного, безгранично.

Фото №1 - Режим «особый крытый»: какие порядки в колонии, где содержится Навальный

Картина примерно выглядит так: в колонии особого режима отправляют на пожизненное заключение каннибалов, маньяков, террористов и педофилов; в колонии строгого режима — осужденных за совершение особо тяжких преступлений (но недостаточно тяжких для «особого» режима — например, убил, но не расчленил) либо рецидивистов, то есть осужденных повторно. А в колонии общего режима — тех, кто попался первый раз за тяжкие преступления и неумышленные или умышленные преступления небольшой и средней тяжести.

Для всех режимов установлено количество свиданий и посылок в год. Вот какое (надеемся, тебе не пригодится).

Свидания

Колония общего режима: 6 краткосрочных и 4 длительных свидания в год.

Колония строгого режима: 3 краткосрочных и 3 длительных свидания с родными в год.

Колония особого режима: 1-3 длительных свидания в год.

Тюрьма обычного режима: 2 длительных свидания в год.

Тюрьма строгого режима: 1 длительное свидание в год.

Посылки

Колонии общего режима: разрешено в год 6 посылок и 6 бандеролей.

Колонии строгого режима: 4 посылки и 4 бандероли в год.

Колонии особого режима: 1-3 посылки в год.

Тюрьма общего режима: 2 посылки и 2 бандероли в год.

Тюрьма строгого режима: 1 посылка и 1 бандероль в год.

В общем, выглядит все почти логично. Правда, все эти прописанные на сайте ФСИН детали — унылые формальности. На деле для заключенного куда важнее «цвет» колонии.

Красное и черное

В «красных» колониях порядки устанавливают сотрудники ФСМН и подконтрольная группа заключенных. В «черных» колониях заправляют зеки и «братва», которая вступает с администрацией в договоренность.

После того, как стало известно, что Алексея Навального этапировали в ИК-2 в Покрове, политик и бывший заключенный покровской колонии Дмитрий Демушкин рассказал в интервью «Дождю» детали быта заключенных, от которых кровь стынет в жилах.

По его словам, Красноярск, Томск, Покров — это топ «красных» колоний в России, куда «ехать нельзя». Заключенные в СИЗО делают все возможное, чтоб не попасть в эти колонии. Покровская ИК — официально колония общего режима для впервые осужденных, но на деле страшнее режима, чем там, нет нигде в России. Дмитрий рассказывает: «Заключенные особого (даже не строгого!) режима из других колоний говорят: у вас там «особый крытый».

В июле прошлого года сайт «МБХ медиа» опубликовал материал на основе интервью с заключенными из «красных» и «черных» колоний. Мы сравнили быт заключенных в разных колониях, используя этот материал и интервью Дмитрия Демушкина.

Прибытие

Тюремная администрация всегда старается развеять у осужденного иллюзии. Михаил Ходорковский в интервью Дмитрию Гордону рассказывал, что в день его прибытия разыграли целый спектакль — прогнали через колонну надзирателей с собаками. Правда, потом стало ясно, что это обыкновенная актерская игра «на имидж».

В «красных» колониях никакой игрой не пахнет: этапированных ставят лицом к стене, заставляют приседать, раздевают догола на глазах у администрации, без описи забирают личные вещи. Избиение в день прибытия — нормальная практика в таких местах. Правда, «политических» не бьют, чтобы ненароком не навлечь гнев общественности.

В некоторых «красных» колониях придуманы местные «обряды посвящения». В Покрове с метлой в руках заключенный на камеру говорит, что он не поддерживает арестантские порядки и обязуется выполнять 106-ю статью УИК РФ. То есть убирать территорию. В остальных «красных» колониях есть похожие обряды — например, вымыть пол и написать «прошу принять меня в секцию дисциплины», что среди воров считается унижением и предательством «черных» принципов.

В общем порядке осужденному выдают тюремную робу, которая становится его одеждой на несколько лет, объясняют правила поведения, бреют налысо и после медосмотра и знакомства с администрацией отправляют на две недели карантина в изолятор.

В отличие от «черных» колоний, разговаривать между собой заключенным в «красном» Покрове нельзя. Несколько десятков человек живут в одной комнате две недели и не могут друг с другом поговорить. С подъема и до отбоя они обязаны выполнять череду бессмысленных занятий: десять раз за день раздеваться и одеваться, заправлять кровать, перекладывать вещи с места на место, учить наизусть фамилии всех сотрудников колонии. Их приучают всегда держать голову опущенной, руки за спиной, а если в помещение входит кто-то из подконтрольных администрации зеков или надзиратель — вставать.

После карантина осужденного в Покрове отправляют в сектор усиленного контроля, чтобы показать, что будет, если вести себя плохо. Правила всё те же. Некоторые, по словам Дмитрия, сидят там по восемь месяцев и все это время они не могут говорить. Попробуй не говорить ни с кем неделю — и ты на сотую долю приблизишься к состоянию человека, который не говорит восемь месяцев.

Распорядок дня

Формально в любой колонии есть примерно такой распорядок: подъем в шесть утра, зарядка, завтрак, утренняя поверка, развод на работу, обед, вечерний туалет, вечерняя поверка, ужин, воспитательные мероприятия, отбой в 10 часов вечера.

В «черных» колониях из обязательного — подъем и утренняя и вечерняя поверки. Все зависит от договоренности с администрацией, но, как правило, зеки свободно ходят по территории, общаются друг другом, при желании читают книги. В свободное время заключенный может вернуться в камеру и поспать.

В «красной» колонии все это кажется недосягаемой роскошью. Свободного времени у заключенного нет. Целый день либо работа, либо часы обязательного просмотра телевизора. К телевизору мы еще вернемся — в Покрове даже просмотр ТВ умудрились превратить в изощренную пытку.

Весь день заключенный находится в одной позе: руки за спиной, голова вниз. Чтобы выйти по нужде, нужно отпрашиваться у доверенных администрации зеков или надзирателей.

Досуг

Некоторые заключенные «черных» колоний неожиданно для самих себя вдруг увлекаются спортом или начинают читать. Выбор книг в колониях скудный, но их можно получать с воли. Во дворе иногда играют в футбол или баскетбол.

В Покрове читать запрещено. Все свободное от работы время заключенные смотрят федеральные каналы и лекции. Не смотреть телевизор нельзя; если кто-то засыпает — его будят. А чтобы заключенному не показалось, что он отдыхает, сидеть во время телесеансов надо ровно, держать спину, ноги вместе.

Главное «развлечение» в некоторых «красных» колониях — прослушивание и ежедневное зазубривание правил внутреннего распорядка, о которых в «черной» не все даже слышали.

«Прогулок может вообще не быть, а может быть слишком много — зависит от настроения активистов», — вспоминает Демушкин.

Медицина

На сайте pravo.gov.ru выложены сотни исписанных мелким шрифтом страниц приказа «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу». Там все выглядит едва ли не идеально. При каждой исправительной колонии должен быть медпункт, в котором работают добрые, умные, красивые врачи.

На деле надзиратели в «красных» колониях могут не пускать заключенного к медикам месяцами, особенно если болячка незаразная и не грозит разойтись по всей колонии. Например, Демушкин с серьезным воспалением сустава колена ждал медпомощь много месяцев.

Общие порядки

Есть большая проблема в «черных» колониях — наркомания. С воли, через гражданских, с которыми, к примеру, заключенные пересекаются на лесозаготовках, в барак стекаются всевозможные легкие и тяжелые вещества, которые любой в колонии может свободно купить при наличии кое-каких средств на счете.

В «красной» колонии, естественно, ничего подобного нет. Все, что присылается, приезжает или приходит на собственных ногах из-за периметра, досматривается с особым тщанием.

Все, что касается свиданий, в «красных» колониях администрация тоже берет под личный контроль. То есть может полностью их запретить. По словам Демушкина, за полтора года в Покрове ни он, ни другие заключенные ни разу не встретились с родственниками даже на 15 минут.

Фото: Shutterstock