Если ты и без нас прекрасно знаешь, как устроен Интернет, просто пропусти следующую пару абзацев. Но без объяснения основных принципов его работы не обойтись.

Как работает Всемирная паутина?

Избавим тебя от долгих объяснений. В контексте проблемы все, что ты должен знать, это наличие:

  • сетей локальных провайдеров, связанных между собой;

  • магистральных провайдеров, обеспечивающих связь на большие расстояния;

  • точек обмена трафиком, к которым приходит оптоволокно магистральных провайдеров — с одной стороны российских, с другой — зарубежных.

Отключить Интернет на уровне магистральных провайдеров или точек обмена трафиком технически вполне реально. Другое дело, кому это может понадобиться — нашим властям или Западу.

Можно ли отключить Россию от Интернета?

Как российские власти могут отключить Интернет

В России работает около десятка магистральных операторов. Но это, в общем, не важно, потому что в 2019 году у нас приняли закон о суверенном интернете (N 90-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О связи“ и Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“»). Он позволяет «обеспечить возможность централизованного управления трафиком» в случае возникновения угрозы, то есть взять под контроль точки передачи информации. Перекрыть вход и выход данных или обеспечить их фильтрацию, как в Китае или Иране, но об этом чуть позже. Если полностью отрубить обмен информацией с внешним миром, работать будут только сайты, у которых серверы физически находятся в России. И прокси с VPN уже не помогут. Ни один существующий ныне мессенджер функционировать тоже не будет, даже у Telegram центр обработки данных расположен за границей.

Могут ли отключить Интернет извне

С зарубежными магистральными операторами тоже получается интересно. Сейчас на них давят, и двое из них уже заявили о прекращении работы с Россией: в начале марта это сделали американские Lumen и Cogent Communications. Кто у нас работал с первым, неизвестно, а вот партнерами Cogent Communications были «Ростелеком», «Мегафон», «Вымпелком», VK и «Яндекс». Однако Интернет на одной шестой части суши от этого не рухнул, просто трафик пошел по другим каналам.

Для России самые важные магистральные провайдеры — это скандинавская Telia Company и американская Level 3 Communications. Информации о том, что они собираются присоединяться к бойкоту России, не поступало. Кроме того, ряд связанных с Интернетом крупных бизнесменов считает, что отрезать россиян от доступа к зарубежным СМИ было бы большой ошибкой. Как сказал глава американской компании Cloudflare Мэттью Принц, «России нужно больше доступа к Интернету, а не меньше». Не говоря уж про то, что ограничение доступа к информации по политическим мотивам недопустимо с точки зрения демократии. В таком же ключе об этом пишет и «Вашингтон пост».

Обратной точки зрения придерживается правительство Украины. Еще 28 февраля оно предложило отключить российские сайты от DNS-серверов и отозвать все доменные имена в зонах.ru, .рф и.su. Однако понимания эта идея не встретила.

Интернет как в Китае или Иране

Хотя предсказать действия российских властей в последнее время все сложнее, наверняка они, как минимум, изучили методы информационного контроля в других странах. В Китае, например, работает система «Золотой щит» (в народе — «Великий китайский файрвол»). Она закрывает доступ к зарубежным сайтам, внесенным в черный список, блокирует доступ к публикациям по ключевым словам, фильтрует выдачу поисковых систем. Google ушел из Китая именно из-за отказа работать под цензурой. Кроме того, «Великий китайский файрвол» не дает публиковать новости из иностранных СМИ и ссылки на них без разрешения властей. Однако «Золотой щит» легко обойти с помощью VPN, и это формально не считается преступлением. Тем не менее в Китае развились свои социальные сети и сервисы. Главным достижением жизни за «Золотым щитом» стал WeChat — приложение, объединяющее функции мессенджера, соцсети и платежной системы. Его хвалят даже живущие в Поднебесной экспаты. Правда, за пределами Китая оно работает не очень хорошо: то иероглифы вместо латиницы лезут, то аккаунт блокируется.

В Иране ситуация жестче. Там есть всего две точки обмена информацией, обеспечивающих связь с внешним миром, и, когда три года назад там случились массовые беспорядки, власти просто перекрыли связь с внешним миром. Импортозамещение в Интернете в Иране выглядит так: вместо YouTube — Aparat, вместо Facebook — (запрещенная в России экстремистская организация) Cloob, вместо Uber — Snapp. А вместо Google Play, который работает в стране в усеченном режиме, — Cafe Bazaar.

Не то чтобы мы тебя утешали — дескать, и в тюрьме люди живут. Но все-таки совсем без Сети ты, скорее всего, не останешься. Хотя это не точно.

По материалам interfax.ru, bbcrussian.com, vc.ru, washingtonpost.com, legalacts.ru.