Внимание! При написании этой статьи не пострадала ни одна Википедия.

1971 год. Отношения двух братьев по крови, но не по идеям достигли просто феноменальных высот неприязни. В результате вмешательства Индии во внутренние дела Пакистана мир получил такое славное место, как независимый Бангладеш, за что мы очень благодарны. А вот пакистанцы — не очень: после данных событий над ними висел дамоклов меч в виде превосходства их соседей в промышленности, военной мощи и численности населения.

Единственное решение, которое руководство страны смогло придумать, было получение ядерного оружия, дабы уравновесить силы в этой непростой борьбе. Да вот загвоздка только — верхушка Исламабада не представляла, как решить эту задачу. Зато у неизвестного пуштуна индийского происхождения с пакистанским гражданством уже созрел план. Только вот он пребывал на данный момент в Нидерландах…

Фото №1 - Как один-единственный человек весь Пакистан вооружил атомными бомбами
Гордый воитель Пакистана сторожит стратегические ракеты

Абдул Кадыр Хан родился в Бхопале в 1936 году, и после раздела Индии в 1947-м его семья перебралась в Пакистан, где он получил приличное образование, специализируясь на физике, математике и металлургии. Во второй половине 50-ых работал в городскому управлении Карачи, на должности инспектора мер и весов, следя за тем, чтобы покупатели не обсчитывали продавцов.

Спустя пару лет работы на город, в 1961 Хан сумел получить пособие на обучение за рубежом, чем и воспользовался, продолжив получать образование в области металлургии сначала в ФРГ, а затем в Нидерландах, а ещё позже — в Бельгии, получив образование как минимум в трёх учебных заведениях Европы. Талантище!

Европейское образование, а также и жена голландского происхождения, обеспечили ему работу в FDO. А FDO это субподрячик немецкой корпорации URENCO, занимавшейся развитием мирного атома. Компания использовала для производства урана газовые центрифуги, уникальную технологию, имевшуюся лишь у неё и СССР на тот момент.

Казалось бы, 70-е годы XX века. Шпионы повсюду: американские, советские, китайские, мадагаскарские. Все страны мира пытаются выведать друг у друга секреты. В такое время ядерные объекты были строго охраняемыми, с запредельно высоким уровнем безопасности. Что совершенно не описывает FDO. По идее, все должны были быть ограничены в перемещениях по предприятию, а также к доступу к документам, в зависимости от должности.

Но за этим никто не следил, можно было преспокойно забежать на чай в другой отдел, в котором тебе было нельзя находиться. Тебе и слова не скажут! Поскольку Хан родился с высокой харизмой, а красноречие прокачал до максимума, у него быстро сложились отличные отношения с коллегами. Никто даже не реагировал на то и дело проскальзывавшие вопросы о их работе в разговорах с милым пуштуном, который ну точно вел обычную кофейную беседу, а не вылавливал по крупицам ядерные секреты.

Фото №2 - Как один-единственный человек весь Пакистан вооружил атомными бомбами
Газовые центрифуги

Только не надо думать, что все голландцы такие няши. Один из его коллег, Фриц Виирман, решился пожаловаться руководству на недопустимое отношение к важной документации, но на него не обратили внимания, оставив всё как есть. Кадыр стал обладателем бесценных секретов того времени, и его даже еще не начали подозревать.

В мае 1974 года, когда в Индии случились первые испытания ядерной бомбы, «Улыбающийся Будда», а в Пакистан серьёзные люди рвали себе волосы от бессилия, Кхан решили наконец протянуть руку помощи своим соотечественникам, отправив письмо и кратко изложив свои мысли, дабы начать путь к настоящему ядерному проекту.

Предполагаем, тебе также захочется взглянуть на взрыв самой первой атомной бомбы.

А что же правительство Исламабада, которым тогда руководил премьер-министр Бхутто? Они не сидели сложа руки — попытались вполне честно построить на своей территории атомные реакторы, путём заказа оного у французов. В какой-то момент французы поняли, что их проект явно будет применяться не только для отопления кальянных и свернули строительство, оставив пакистанцев у разбитого корыта.

Поэтому, когда в 1974 Хану устроили встречу с премьер-министром, то за его идею ухватились, как за последнюю соломинку. Сам же Бхутто прокомментировал слова Хана так: «Это имеет смысл».

В начале 1975 года пакистанцы начали закупку нужного оборудования, и тут наконец проснулись голландские спецслужбы: ведь пакистанцы покупали всё у тех же фирм, что и само FDO! Расследование быстро узнало о «качестве» служб безопасности FDO, и уже к лету 1975 года приняло решение об аресте Хана. Но как бы не так! Кабмин Нидерландов, боясь политического скандала и удара по экономике страны, приказал спецслужбам не трогать пакистанца, ведь если все окажется в прессе, то точно полетят чьи-то головы.

Фото №3 - Как один-единственный человек весь Пакистан вооружил атомными бомбами
Столица Пакистана, конец 60-х — начало 70-х

Поэтому обошлись всего лишь переводом Абдула на такую должность, где у него не было бы доступа к секретной информации. Тем временем отчаявшиеся спецагенты Нидерландов обратились за помощью к коллегам по цеху в ЦРУ. Там им сказали, что правительство всё сделало правильно, а за Ханом следует просто следить.  В американской разведке полагали, что у пакистанцев ничего не выйдет из-за посредственной промышленной базы, им казалось любопытным поглядеть, как попытки третьей страны мира потерпят неудачу на ядерном поприще.

Хан же после перевода на новую должность сообразил, что пора валить. Что и сделал в декабре 1975-го, взяв с собой сотни секретных документов. Кое-что он взять не успел и написал своему другу Виирману, что забыл вещи у себя в кабинете, и попросил ему их передать. Фриц, до этого уже пытавшийся обратить внимание FDO на своего не такого уж безобидного коллегу, сразу пошел с письмом к начальству… Там ему велели забыть про это и сжечь письмо. Он не отчаялся и написал в разведку, да все с тем же нулевым результатом.

В конце концов единственного работника FDO c обостренной наблюдательностью уволили «из-за сокращения штата». После этого терпение Виирмана лопнуло, и он всё, что знал, сдал в прессу. Скандал заставил правительство подтвердить факт кражи и заочно приговорил в 1984 году Абдула к четырем годам заключения. Когда же Хан решил посетить страну еще раз, то выяснилось, что его дело пропало и он может спокойно гулять по Нидерландам. Судья, что вел дело, обвинил ЦРУ в создании этой глупой ситуации.

На родине Хан стал руководителем проекта по созданию ядерной бомбы. У него был огромный бюджет, доверие правительства и все нужные знания. Да вот только в ЦРУ были правы: Пакистан действительно не мог произвести необходимые компоненты. А сходить на блошиный рынок и купить все, что требуется, тоже нельзя — из-за такой мелочи, как договор о нераспространении ядерного оружия.

Фото №4 - Как один-единственный человек весь Пакистан вооружил атомными бомбами

Только Хана на этом этапе уже нельзя было остановить, он начал создание беспрецедентной сети по закупкам необходимого оборудования и материалов в Европе и Америке. Используя старые знакомства, он без особого труда нашел поставщиков, через подставные фирмы в Дубае начавших отгрузку товаров в Пакистан. Не все шло гладко, несколько сделок в Германии и США были раскрыты, и ЦРУ наконец обратило свой взор на Абдула.

Бравые ребята из лучшей разведки мира потеряли дар речи: из ничего за пять лет в Пакистане вырос целый комплекс обогатительных предприятий. А ведь аналитики утверждали, что для этого требуется минимум два десятилетия! В результате президент Картер в 1979 году ввел санкции против Пакистана, которые через месяц отменили, ведь правительство Исламабада являлось очень удобным посредником для влияния на конфликт в Афганистане. Геополитика — это всегда смешные сюрпризы!

Исчерпав политические методы воздействия, США решили подойти к проблеме с другой стороны — давить на европейских контрагентов Хана. Европейцы сказали, что не видят связи между атомным проектом Пакистана и торговлей оборудованием, ведь они продают его не пакистанским фирмам.

В 1987 году работа Хана наконец увенчалась успехом: был собран первый образец боезаряда. История распространения ядерных секретов на этом не закончилась. Хоть сеть Абдула казалась уже не особо нужной, он решил еще выбить из нее профита, начав продавать технологии и технику третьим странам, например Ирану. В Дубае же, помимо склада всего добра, Хан попытался построить завод по производству центрифуг, чтобы продавать их прямо оттуда, поближе к клиентам.

В ЦРУ все еще были уверены, что сеть работает исключительно на Пакистан. Янки проморгали утечку ядерных секретов по всему миру!

Фото №5 - Как один-единственный человек весь Пакистан вооружил атомными бомбами

Идиллия продолжалась примерно десять лет, пока в 1999 году ЦРУ в поисках источника технологий обогащения урана у Ирана не вышло на агентов Хана — швейцарское семейство Тиннеров.  Информация, полученная от этой семейки, вогнала цээрушников в ступор. Оказалось, это Абдул продал Ирану центрифуги, это он продавал материалы для атомных проектов КНДР и Ливии. В придачу имелось еще несколько клиентов, которых точно установить не удалось. Даже с этой информацией полностью сеть удалось прикрыть только в 2004-м, да и то только в ходе совместной работы с британской МИ-6.

Интересно, что кроме семьи Тиннеров, сливших все данные по сети, никто более за ядерное дело никак не поплатился. Только швейцарцы получили реальные сроки, хотя американцы пытались их прикрыть. Хан отделался домашним арестом и признанием по ТВ, но он уже был героем Пакистана, так что сделать с ним что-нибудь не представлялось возможным. Большинство поставщиков просто открещивались — мол, не знали, кому идет товар, мы только выполняли приказы, то есть контракт.

В результате Абдул Кадыр Хан, по сути, спас свою страну. Он поднял Пакистан на новый уровень на международной арене. В отличие от большинства подобных шпионов-героев, Абдула ждал хеппи-энд! Он заработал признание, славу и деньги. И вот эту статью, которую ты зачем-то дочитал до конца.


Среди первоисточников для создания материала особую благодарность выражаем сообществу Cat Cat.