Вплоть до 2000-х курили везде: дома, на работе, в кино, в ресторане, на танцах. Золотое было время! Люди еще верили, что получать удовольствие можно без вреда для здоровья. Доходы табачных компаний исчислялись шестизначными суммами.

Первые опубликованные исследования о вреде курения пошатнули их положение, но точно не были сюрпризом: табачные гиганты проводили собственные исследования и узнали про вред никотина раньше медиков.

Производителям сигарет пришлось срочно придумывать, как не потерять прибыль. Решено было всё отрицать. А если отрицать невозможно, то хотя бы сеять сомнения.

История фотографии: директора табачных корпораций заявляют под присягой, что никотин не вызывает привыкания

Аргументы приводили разной степени адекватности. Например, глава научного подразделения Philip Morris USA Хельмут Уэйкэм заявлял, что ни один из компонентов табачного дыма не может быть опасен для окружающих, и сравнивал сигареты с яблочным муссом: если есть много мусса, он тоже будет вредным.

В конце концов табачники пошли на крайность. В апреле 1994 года семь генеральных директоров крупнейших табачных компаний предстали перед Комитетом по охране здоровья и окружающей среды и заявили под присягой, что никотин не вызывает привыкания. Этот исторический момент зафиксирован на фото выше. Посмотри на эти честные, светлые лица…

В США за лжесвидетельство можно угодить за решетку лет на пять, но эти бизнесмены отделались легким испугом — лишились своих постов в течение двух лет с момента описанных событий.

Кстати, пять табачных гигантов: Philip Morris USA, Reynolds American, British American Tobacco, Liggett Group и Lorillard Tobacco — предстали перед комиссией снова в 1998 году. И снова не достигли соглашения. Ситуация разрешилась лишь в январе 2014 года. Компании обвинили в преступном сговоре и сокрытии от общественности правды о вреде курения. Минюст даже потребовал взыскать с них 280 миллиардов долларов, но штраф простили, иначе бы они попросту обанкротились.

По материалам tobaccofreekids.org, lenta.ru, Wikipedia.

Фото: AP Photo/John Duricka