Царь зверей: история самого кровожадного африканского диктатора

Приятно думать, что на каждого Гитлера найдется бункер, а каждого Сталина разобьет паралич. Другими словами, приятно думать, что справедливость существует и торжествует. Хотя на деле она ни то ни другое. В доказательство этого упаднического тезиса приводим историю правления африканского диктатора Иди Амина.

Царь зверей: история самого кровожадного африканского диктатора

Про Иди Амина, самопровозглашенного «пожизненного президента» Уганды, правившего страной вовсе не пожизненно, а с 1971 по 1979 год, ходит множество слухов. Что он якобы был каннибалом, а отрубленные головы врагов хранил в холодильнике. Что он до тридцати лет не умел читать, а писать так никогда и не научился... Тут мы по всем законам литературного жанра должны написать «но это лишь слухи» или «эти слухи не совсем верны». Но мы наплюем на литературные законы с той же легкостью, с которой Амин плевал на человеческие, и честно напишем, что все эти слухи — чистая правда. И пусть эта статья послужит тебе утешением, когда ты в очередной раз будешь рассуждать в окружении друзей и пива о том страшном режиме, при котором мы сейчас живем. Мы, конечно, тоже от него не в восторге, но бывает и пострашнее.

Детство, отрочество, юность

Иди Амин уже с рождения отличался от других людей, то есть младенцев, если не поведением, то размерами точно: в первую неделю жизни будущий диктатор весил не меньше пяти килограммов. Мать Амина была то ли медсестрой, то ли потомственной колдуньей, лечившей знать своего родного племени лугбара. Это лишь одно из разночтений биографии диктатора, который не знал даже точной даты своего рождения, затерявшейся где-то между 1925 и 1928 годами. А все, что известно про отца Иди, так это то, что он принадлежал к племени каква, был обращенным мусульманином и слинял еще до того, как мать Амина разрешилась от бремени.

Детство будущего диктатора не отличалось от детства других угандийских детей, воспитывавшихся в бедных деревнях и дни напролет игравших в войнушку в антураже придорожной пыли. Но это беззаботное существование не могло продолжаться долго: за отсутствие элементарных понятий о гигиене и, следовательно, необходимости мыть руки перед едой детям приходилось расплачиваться ранним взрослением. Мать Амина попросила своего очередного любовника, который оказался военным, взять мальчишку для грязной работы в казармы города Джинджи.

Армейская карьера Амина началась с чистки отхожих мест британских офицеров. Но вскоре подростка повысили: он стал торговать сладким печеньем, которое часто сам же и выпекал. Примерно в этот период Иди по примеру отсутствовавшего в его жизни отца принял ислам. Впоследствии вера не раз помогала Амину. Многие свои поступки, не носившие на себе отпечаток логики или вообще какой-либо мыслительной деятельности, Иди объяснял тем, что поступить именно так, а не иначе ему приказал Аллах во сне. Очень удобно.

Цитаты Иди Амина

«Как бы быстро ты ни бежал, пуля все равно быстрее».

«Адольф Гитлер был великим человеком и настоящим завоевателем, чье имя никогда не будет забыто».

«Я африканский герой».

«Политика – это как бокс. Нужно нокаутировать своих соперников».

«В Уганде сложно достать обувь 48-го размера».

«Я съем их до того, как они съедят меня».

Из грязи в эфенди

Постепенно британские офицеры все больше обращали внимание на огромного черного юношу, начищавшего до блеска свои казенные сапоги. Вот он, идеальный солдат, исполнительный и тупой! Действительно, и тем и другим талантом Иди был наделен сполна. Он не имел привычки размышлять над приказаниями старших, задаваться вопросами, мучиться сомнениями или вообще думать. Вероятно, поэтому повышение не заставило себя ждать: в 1948 году Иди Амин получил звание капрала 4-го батальона Королевских африканских стрелков.

Немало времени капрал Амин посвящал спорту — регби, боксу — и, конечно, карательным экспедициям. Сослуживцы Амина рассказывали, что он проявлял невероятную изобретательность в выборе мучений для своих жертв. Например, во время подавления восстания скотоводческого племени карамоджонг Иди обещал, что собственноручно кастрирует непокорных. И слово свое сдержал, хотя непокорные, разумеется, быстро кончились.

Энтузиазм молодого бойца не остался незамеченным. Вскоре британское командование повысило Иди, пожаловав ему чин эфенди — высший из всех чинов, которые мог иметь чернокожий военный в британской армии. Вместе с новым званием Амин обзавелся и прозвищем Дада, что в переводе с суахили значит «сестра». Так Иди называл всех без исключения женщин, которых заставали с ним в далеко не родственных позах.

Ошибка президента

9 октября 1962 года Уганда была провозглашена независимым унитарным государством, президентом которого стал кабака (правитель) королевства Буганда — Мутеса II. Для Иди, как для одного из немногих угандийских офицеров, обретение родиной независимости ознаменовалось головокружительным прыжком по карьерной лестнице. В том же году он был назначен капитаном, а спустя еще год получил звание майора.

Попав таким образом в высшие военные чины, Амин свел полезное знакомство с первым премьер-министром независимой Уганды Мильтоном Оботе. Как раз вовремя. Мильтон готовился к военному перевороту с целью свержения власти Мутесы II, и преданный, жестокий, исполнительный Амин прекрасно подходил на роль ближайшего соратника.

Во время переворота Иди проявил себя с лучшей стороны. Он единолично возглавлял правительственные войска, штурмовавшие дворец президента, и делал это так убедительно, что после того, как Мутеса II, подгоняемый опахалом, бежал в Лондон, Амин был назначен верховным главнокомандующим угандийской армии. Мильтон, ставший вторым президентом Уганды, всячески поощрял своего огромного (к тому моменту Иди весил уже около 120 килограммов и был двухметрового роста) любимца дорогими подарками вроде виллы с видом на город в комплекте с красивыми девушками. Но относился Оботе к Иди по-прежнему свысока, считая его все тем же преданным и тупым воякой и совершенно не замечая, что аппетиты гиганта растут с каждым днем.

Царь зверей: история самого кровожадного африканского диктатора

Бескровный переворот

Обычно отсутствие навыков письма и чтения, кругозора и смекалки плохо сказывается на карьере индивида. В случае с Иди Амином схема сработала с точностью наоборот: невежество здоровяка пошло ему во благо. Во-первых, Оботе не воспринимал своего главнокомандующего всерьез и совершенно не заботился о защите своей власти. Во-вторых, в армейских рядах Амин был чрезвычайно популярен именно из-за своей, как казалось (да, видимо, и не просто казалось), простоты мышления и общения. Кроме того, за несколько лет правления Оботе Иди успел распределить высшие командные должности среди родственников по отцовской линии, и преданные ему представители племени каква готовы были восстать по единому знаку своего тучного главнокомандующего. И был им знак.

В январе 1971 года, пока президент Оботе прохлаждался на саммите Содружества наций, его главнокомандующий развернул бурную деятельность. Верные Амину войска окружили международный аэропорт Энтеббе, захватили все пограничные посты и столицу Уганды. Поначалу захват власти Амином выглядел вполне невинно и даже благородно: главнокомандующий в своем первом обращении к народу сразу сообщил, что он «солдат, а не политик» и с радостью передаст власть гражданским лицам, когда ситуация в стране «стабилизируется».

Но уже 2 февраля по национальной радиостанции был зачитан декрет № 1 провозглашавший Иди Амина Даду единоличным президентом Уганды. МИД Великобритании, не знавший, как реагировать на смену власти, решил затаиться и переждать, а покамест отправил Амину телеграмму, в которой поздравлял «прекрасного регбиста» с новым постом.

Царь зверей: история самого кровожадного африканского диктатора
Телеграммы Иди Амина

Президенту Танзании Джулиусу Ньерере:

«Я вас так люблю, что, будь вы женщиной, я бы женился на вас, даже несмотря на то, что на вашей голове все волосы седые».

Премьер-министру Израиля Голде Мейер:

«Гитлер и его народ знали, что евреи не те люди, которые работают в интересах мира, и вот поэтому он сжигал их в газовых камерах на германской земле».

Королеве Елизавете II Английской:

«Организуйте мне визит в Шотландию, Ирландию и Уэльс, чтобы я смог встретиться с главами революционных движений, борющихся с вашим империалистическим гнетом».

Террор начинается

Первые полгода правления Амин провел в бесконечных разъездах по стране, выступая с речами то перед одним, то перед другим племенем. Речи Иди придумывал с ходу — читал он по-прежнему с трудом, и ему было проще сымпровизировать, чем разобраться в ученых каракулях какого-нибудь советника. Именно примитивизм слога, доходивший порой до удивительного бреда, так нравился новоприобретенным подданным в Амине. «Я такой же простой, как и вы», — вещал здоровяк с трибуны, и народные массы, не имевшие ничего возразить, устраивали ему овации.

Несмотря на то что теперь Иди не нужно было самому марать руки о чужую кровь, он продолжал самолично убивать тех, кого подозревал в измене, потенциальной измене или возможности потенциальной измены. Некоторые исследователи считают, что за время своего правления Иди сам, без чьей-либо помощи, убил около двух тысяч человек. Но еще чаще президент отдавал приказы верным ему людям из специально организованного Бюро государственных расследований. Причем, если Амин хотел, чтобы жертва перед смертью мучилась, он говорил: «Обслужите как VIP».

За первый год правления жертвами прогрессировавшей паранойи Амина стали не менее 10 тысяч человек. Точнее сказать невозможно, так как люди президента просто скидывали тела в места скопления крокодилов в Ниле, не озадачиваясь учетом или похоронами. Но даже крокодилы не могли осилить такое количество мяса, и вскоре трупы стали застревать в водозаборных трубах гидроэлектростанции. Родным и близким не сообщалось об утрате: человек просто исчезал.

Самое громкое дело о чистках в рядах высшего командования связано с именем бригадира Сулеймана Хусейна. Один из сбежавших охранников дворца президента рассказывал, будто Амин сберег голову Хусейна и хранит ее в холодильнике в подвале своей резиденции. Что, мол, долгими бессонными ночами Амин любит спуститься в подвал, достать голову и поговорить с ней о наболевшем. Западная печать также обвиняла угандийского президента в том, что он ест человеческое мясо. Впрочем, это не доказано. И вообще – можно подумать, что разговоров с мертвой головой недостаточно!

Царь зверей: история самого кровожадного африканского диктатора

Борьба с бюрократией

Изданные весной 1971 года, то есть спустя всего пару месяцев после прихода Амина к власти, декреты № 5 и № 8 окончательно развязали президенту руки, которые и до этого были не слишком стянуты. Пятый декрет гласил, что представители Бюро государственных расследований имеют право задерживать любого гражданина, «нарушающего порядок». Что конкретно подразумевалось под «нарушением порядка» — не уточнялось. Такая расплывчатая формулировка позволяла людям из Бюро задерживать любого прохожего. А когда родственники этого прохожего пытались подать в суд, чтобы доказать его невиновность, срабатывал декрет № 8, гласивший, что «любое лицо, которое действует от имени правительства, к суду привлечено быть не может».

Вообще делопроизводство при Амине приняло первобытные формы. Президент предпочитал отдавать приказы устно. Уже через пару месяцев после переворота в рядах подчиненных Амина царила невероятная неразбериха. Он мог назначить майором понравившегося ему солдата, просто подойдя к нему со словами: «Ты мне нравишься, будешь майором!» Никаких указов, никаких подписей — к черту эту бумажную волокиту! Естественно, что людей образованных Амин побаивался и потому ненавидел. Довольно скоро их сменили малограмотные военные.

Разложение Уганды

Амин мастерски играл на гармошке! Это такое позитивное вкрапление в статью, чтобы нас ненароком не обвинили в предвзятости. Итак, продолжим. Даже если вычесть из правления Дады террор, президент вошел бы в историю страны как человек, ухитрившийся всего за год довести страну до финансового коллапса. Валюта полностью обесценилась, Национальный банк обанкротился. На армию расходовалось не менее 65% валового внутреннего продукта страны, на просвещение — 8%, а на здравоохранение — 5%. Единственная успешная экономическая стратегия, которую придумал Амин, связана опять-таки с террором: президент решил продавать тела жертв репрессий их родственникам. Поскольку для большинства угандийских племен ритуал захоронения является одним из важнейших, к лесу Кабира, ставшему местом свалки множества разлагавшихся трупов, ежедневно в надежде выкупить тело родственника съезжались семьи жертв. Процесс продажи наладился довольно быстро, была даже установлена фиксированная такса. За мелкого чиновника представители Бюро требовали немногим свыше двух тысяч современных долларов, за крупного чиновника – вдвое больше. И люди платили эти деньги, потому что у них не было иного выхода. А Амин покупал очередной автомобиль своей любимой марки «Мерседес», потому что хотелось.

Странности Иди Амина

Хранил в холодильнике головы своих врагов.

Регулярно появлялся на публике в килте.

Питал нездоровую для взрослого человека приязнь к мультикам Студии Диснея.

Скупал у коллекционеров разнообразные ордена и медали и носил их все одновременно.

Не умел писать и «расписывался» отпечатком пальца.

Требовал, чтобы мужчины, перед тем как обратиться к нему, низко кланялись, а женщины вставали на колени.

Клоун на международной арене

Если внутри страны образ гиганта Амина довольно быстро приобрел тиранические черты, то образованные белые люди из цивилизованной заграницы поначалу с презрительной ухмылкой наблюдали за политикой президента. И он не уставал давать поводы для ухмылок.

Чего стоит первый официальный визит в Лондон! После завтрака, организованного для нового президента Уганды королевой, Амин произнес удивительную по проникновенности речь на своем самобытном английском: «Дорогой мистер королева, кошмарные министры, выдуманные гости, леди под джентльменами! Я в большом количестве благодарю королеву за то, что она сделала для меня. Говорю вам, я столько съел, что наполнен сейчас до краев зловредной едой!» Затем Иди попросил открыть окна, чтобы «впустить в комнату климат», а когда его просьба была удовлетворена, пригласил «мистера королеву» приехать к нему в Уганду, чтобы он мог «отомстить» и угостить царственную особу «целой коровой, которая до краев наполнит ее желудок». Вежливо улыбнувшись черному гиганту, королева шепотом попросила своего секретаря позже объяснить ей, что именно сказал мистер Амин. Действительно, понять Даду, на его же счастье, было непросто: за годы службы в британской армии он так и не выучил толком английский язык.

Спустя пару лет отношения Иди с Британией испортились. Амин национализировал британскую собственность по всей стране и озвучил желание сменить королеву Елизавету на ее посту лидера Содружества наций. А когда в 1972 году Амин объявил всем азиатам, проживавшим в Уганде (большая часть из них была подданными Британской империи), что у них есть девяносто дней, чтобы убраться из страны, Лондон приостановил выплату Амину многомиллионного займа, столь нужного ему, чтобы удерживать экономику на плаву.

В 1975 году мир облетели фотографии, на которых Амина, восседавшего в кресле, несли четыре английских дипломата (это была инициатива диктатора). А на груди президента среди прочих незаслуженных наград появился Крест Виктории – высшая военная награда Британской империи, которую вручают только британцам и только за выдающиеся военные заслуги, а уж точно не всяким странным африканским президентам неизвестно за что. С Великобританией было покончено.

Впрочем, отношения с другими странами тоже не складывались. Соседние государства постоянно получали от Амина телеграммы с требованием возвратить Уганде ее «законные территории». Дипломатические связи с Израилем были разорваны, после того как ярый антисемит Амин сообщил, что является большим поклонником Адольфа Гитлера и считает евреев «народом, не приносящим никакой пользы». Достойным ответом Израиля на этот выпад стала самая успешная операция «Моссада» по освобождению заложников, попутно продемонстрировавшая мировому сообществу, что с Амином можно не только бороться, но и выставлять его полным идиотом.

Царь зверей: история самого кровожадного африканского диктатора

Рейд на Энтеббе

Так вот, 26 июня 1976 года четверо террористов, участников Народного фронта освобождения Палестины, захватили аэробус А200 авиакомпании Air France, летевший из Тель-Авива в Париж с дозаправкой в Афинах. На борту захваченного аэробуса находились 248 пассажиров и 12 членов экипажа. Через пару часов после захвата самолет приземлился в… международном аэропорту Уганды Энтеббе.

Оказалось, что великодушный президент Иди Амин решил помочь братьям по вере и не только предоставил в их распоряжение здание аэропорта, где можно было разместить заложников, но и выделил людей для их охраны. Более того, Амин назвал себя посредником в переговорах по обмену заложников на полсотни палестинских террористов, сидевших в тюрьмах во Франции, Израиле и других странах. Таким нужным и значимым Амин себя еще не чувствовал!

Весь мир, замерев, наблюдал за ходом переговоров. Франция объявила, что возьмет на себя урегулирование конф­ликта, но в Израиле после кровавой истории на Мюнхенской олимпиаде в 1972 году не шибко верили обещаниям европейцев. И «Моссад» в срочном порядке начал операцию по освобождению.

Аэропорт Энтеббе, как и многие другие угандийские сооружения военного назначения, строила израильская фирма. Имея на руках чертежи и показания нескольких отпущенных заложников, «Моссад» смог спланировать быстрый и результативный штурм. Собственно операция длилась около 50 минут – с момента, когда шасси израильских грузовых самолетов с группой освобождения на борту коснулись взлетной полосы аэропорта Энтеббе, до секунды, когда самолет, уже заполненный освобожденными заложниками, поднялся в небо. В результате операции погибли лишь четверо заложников и подполковник из группы захвата – брат будущего премьер-министра Израиля Йонатан Нетаньяху.

Когда упивавшемуся чувством собственной значимости Амину доложили, что заложников в аэропорту теперь днем с огнем не найдешь, президент страшно разгневался. Израиль выставил Даду дураком перед всем миром, меньше чем за час обнулив его могущество. Эта история вдохновила борцов с режимом Амина как внутри Уганды, так и за ее пределами.

Полный титул Иди Амина
«Его Превосходительство Пожизненный Президент, Фельдмаршал Аль-Хаджи Доктор Иди Амин, Повелитель всех зверей на земле и рыб в море, Завоеватель Британской Империи в Африке вообще и в Уганде в частности, кавалер орденов «Крест Виктории», «Военный крест» и «За боевые заслуги».

Семейные обстоятельства

С 1977 года покушения на Амина стали учащаться. Несколько раз его лимузин обстреливали повстанцы, но президент даже не был ранен. Его спасала собственная мнительность. У Амина было несколько «дублеров», которых он в последний момент сажал в машину или самолет, тем самым обрекая их на гибель. Черный гигант превратился в труса, просыпавшегося по ночам от собственных криков и не доверявшего никому из своего окружения. Подозрения Амина могли пасть даже на самых близких ему людей, например на очередную жену.

Первая из пяти жен Амина была брошена им в тюрьму по обвинению в незаконной торговле тканями. Тело второй было найдено расчлененным в багажнике пустой машины в центре Кампалы. Третья супруга была доставлена в больницу со следами многочисленных побоев и сломанной челюстью.

А вот отношения Амина со всеми его признанными детьми, которых, по подсчетам самого президента, было пятьдесят (36 сыновей и 14 дочерей), складывались очень тепло. Он любил играть с мальчиками и заваливал их подарками. Однако тот факт, что президент был хорошим отцом, не помешал танзанийским войскам в апреле 1979 года вступить на территорию Уганды, захватить столицу и объявить об окончании тиранического режима Иди Амина.

Царь зверей: история самого кровожадного африканского диктатора

Справедливость не торжествует

Нападение не было неожиданностью для Дады: он сам развязал военные действия с Танзанией. Узнав, что вражеские войска пересекли границу, Амин прихватил все самое ценное из своей резиденции и в сопровождении кортежа из десятка черных лимузинов уехал в неизвестном направлении. Спустя несколько месяцев он объявился в Саудовской Аравии. Король Халид ас-Сауд не только не выдал своего единоверца угандийскому правительству, но и предоставил ему шикарную квартиру, а также назначил «пенсию» в 8000 долларов.

По сути история Амина закончилась в апреле 1979 года, хотя он прожил еще четверть века, практически не выходя за пределы своей квартиры из-за страха быть убитым. «Повелитель всех зверей на земле и рыб в море» скончался в 2003 году в больнице, в окружении жен, детей и внуков.

Если бы справедливость существовала, Амин должен был умереть лет на тридцать раньше, в страшных мучениях, а тело его должно было быть скинуто в Нил на съедение разжиревшим за время его правления крокодилам. Но нет. Кровожаднейший из диктаторов, загубивший за восьмилетнее правление больше 300 тысяч человек, умер смертью праведника в возрасте не менее 73 лет. Более того, до последнего вздоха Амин, если верить журналистам, посещавшим его в изгнании, продолжал утверждать, что Уганда нуждается в нем, а на вопрос о бесчинствах своего режима отвечал философски: «В любой стране найдутся люди, которыми нужно пожертвовать во имя процветания других».

Комментарии

31