Культурные ценности, которые мы потеряли из-за собственного кретинизма

В природе все уравновешено и гармонично: пока человечество создает объекты культурного наследия, всегда будут появляться люди, готовые эти самые объекты уничтожить самым тупым способом.

Культурные ценности, которые мы потеряли из-за собственного кретинизма

Дом Уильяма Шекспира

Уильям Шекспир — один из немногих поэтов, кому творчество принесло огромное состояние еще при жизни. Построив головокружительную карьеру, в 1597 году драматург приобрел второе по величине здание в родном городе Стратфорд-апон-Эйвон, куда и переселился из Лондона в последние годы жизни. Во дворе дома Шекспир, как канонический английский пенсионер, разбил сад и собственноручно посадил шелковичное дерево.

Культурные ценности, которые мы потеряли из-за собственного кретинизма

После смерти поэта в 1616 году дом долго переходил из рук в руки, и спустя полтора века его новым владельцем стал Фрэнсис Гастрелл, епископ и писатель-философ. Творчество Шекспира не трогало Гастрелла, а армия поклонников, желавших посмотреть на дом кумира, доставляла сплошные неудобства. Первым делом епископ решил срубить шелковичное дерево — ежедневно во дворе собирались романтичные европейские юнцы, рисовавшие автопортреты на фоне несчастного растения (ну или что-то в таком духе — совершенно непонятно, чем занимались люди в популярных туристических местах до появления фотоаппаратов и селфи-палок).

Фанаты Шекспира были так сильно расстроены из-за дерева, что в качестве алогичного акта мести перебили все окна в доме. Гастрелл, возмущенный подобной реакцией (и тем, что городские власти увеличили налоги на недвижимость), взял да и сравнял здание с землей. Довольно глупый поступок: люди продолжили приезжать в Стратфорд с целью посмотреть на место, где когда-то стоял дом Шекспира и росло посаженное поэтом дерево. И даже три сотни лет спустя поток паломников не иссякает.

Сингапурский камень

Культурные ценности, которые мы потеряли из-за собственного кретинизма

В 1819 году в устье реки Сингапур британские моряки обнаружили

здоровенную глыбу песчаника, покрытую надписями на неизвестном языке (то ли на санскрите, то ли на древнеяванском — ученые гадают до сих пор).

Как и положено карикатурным колонизаторам, британцы не стали придавать должного значения какой-то аборигенской безделушке (пусть она и была размером три на три метра). Камень продолжал лежать на своем месте до тех пор, пока не оказался помехой для строительства форта Фуллертон, и в 1843 году его попросту взорвали по приказу архитектора Джорджа Коулмана.

Единственным сознательным человеком на месте взрыва оказался подполковник Джеймс Лоу, собравший несколько осколков и отправивший их на экспертизу в Калькутту. Через несколько лет эксперты подтвердили невероятную историческую и культурную ценность сингапурского камня, но большая его часть к тому моменту уже была раскрошена и использована британцами в качестве гравия для дорог.

Оставшиеся фрагменты в настоящий момент хранятся в национальном музее Сингапура и считаются одним из важнейших артефактов в стране.

Геоглифы Наски

Культурные ценности, которые мы потеряли из-за собственного кретинизма

Геоглифы в перуанской пустыне Наска известны всему миру. Гигантские древние изображения птиц, пауков и существ, отдаленно напоминающих инопланетян из голливудских фильмов, занимают умы археологов и любителей паранормального с момента обнаружения в 1939 году.

Сохраниться на протяжении тысячелетий рисункам помог засушливый климат и то, что поверхность почвы в пустыне чрезвычайно чувствительная. Зная об этом, перуанские власти и ЮНЕСКО ведут тщательное наблюдение и не подпускают к пустыне посторонних, а просмотр геоглифов совершается исключительно с воздуха.

Однако в декабре 2014-го активистам организации Greenpeace удалось подойти вплотную к одному из самых знаменитых рисунков — 50-метровому колибри. В рамках очередной акции «зеленые» составили из тканевых букв надпись «Время меняться! Будущее — за возобновляемыми источниками энергии. Greenpeace», изрядно потоптавшись по изображению во время своей работы. По иронии люди, которые больше всего стремятся сохранить планету в целости и сохранности, собственноручно, точнее, собственноножно испортили не только почву в пустыне, но и одну из лучших достопримечательностей Перу.

После международного скандала и долгого разбирательства организатор акции Вольфганг Садик был приговорен к трем годам тюрьмы и выплате в перуанскую казну 198 тысяч долларов. Правительство страны намерено использовать эти деньги для усиления охраны остальных геоглифов — по мнению ученых, изображение колибри все равно уже не спасти.

Картины французских художников

Культурные ценности, которые мы потеряли из-за собственного кретинизма

Чемпионом по истреблению культурных ценностей по праву может считаться обычная румынская домохозяйка Ольга Догару. В 2013 году женщина осознала, что применяла к своему сыну Раду неправильную систему воспитания, ведь тот вырос преступником и провернул феерическое ограбление Роттердамской художественной галереи.

Чтобы помочь отпрыску избежать неприятностей с законом и представителями местной мафии, Догару решила избавиться от основных улик — семи украденных картин — посредством сжигания их в печи.

Не долго думая, женщина, не особо разбирающаяся в искусстве, отправила в огонь работы Клода Моне, Пабло Пикассо, Анри Матисса и Поля Гогена. Позднее следователям удалось обнаружить в золе лишь пигменты красок и гвозди XIX века.

Сложно оценить ущерб, причиненный Догару всему миру. Известно, что картины стоили около 200 миллионов долларов, но никто не считал, сколько искусствоведов и любителей постимпрессионизма слегло с сердечным приступом после публикации о расследовании в СМИ.

Комментарии

3