Быль об Эболе

Шесть лет назад ВОЗ объявила вспышку геморрагической лихорадки Эбола — угрозой мирового масштаба. Вспоминаем, как это было и почему миру тогда крупно повезло.

Африка. Колыбель человечества, где оно играючи переживало свои детские болезни в блаженном неведении о том, что с ним происходит и чем это может закончиться. Где-то глубоко в джунглях микроскопические возбудители этих болезней до сих пор живут в телах животных и насекомых. Иногда они вступают в контакт с «взрослым» человечеством и кажутся ему апокалиптической катастрофой, которая запросто может смести людей с лица Земли.

В августе 2014-го Всемирная организация здравоохранения объявила вспышку геморрагической лихорадки Эбола в Гвинее, Сьерра-Леоне и Либерии угрозой мирового масштаба. Число погибших перевалило за тысячу, появилась первая жертва в Европе. ВОЗ признала, что не в состоянии контролировать распространение вируса.

Выход из джунглей

Официальная история вируса Эбола началась в 1976 году. Вполне вероятно, что он существовал и раньше. Есть даже версия, что эта крошечная «вареная спагеттина» (так выглядит Эбола под микроскопом) является одним из древнейших микроорганизмов на Земле и плавала еще в первичном бульоне. Однако до 1976 года ей не удавалось попасть под микроскоп ученых-вирусологов.

Итак, это случилось в начале сентября 1976 года. По крыше госпиталя Ямбуку, который был по совместительству миссией бельгийских монахинь и стоял на границе дождевых лесов в долине реки Эбола, молотил дождь. Высоко в небе шелестели кроны огромных тропических деревьев, по которым каскадом проносились обезьяны.

Монахини привыкли к сырости и, ловко задрав подолы, шлепали по лужам с утренней службы. Две сестры завернули к крыльцу, которое вело в приемный кабинет госпиталя. Там уже стояла очередь: сюда приходили со всех окрестных деревень — перевязать рану, сделать укол или получить таблетку. С утра сестры доставали пять новых шприцев с иглами и кололи ими целый день, только изредка споласкивая иголки в воде.

Про СПИД тогда никто и слыхом не слыхивал. Вскоре после открытия в кабинет заглянул учитель из соседней школы и попросил вколоть ему что-нибудь от малярии: его потряхивало со вчерашнего вечера.

Через несколько дней учитель упал в приемном покое госпиталя Ямбуку и умер в судорогах, забрызгав стены кровью, которая шла горлом, текла из глаз и из носа. Еще через несколько дней в пятидесяти деревнях вокруг госпиталя люди стали умирать от похожих симптомов. Эпидемия охватила регион, как лесной пожар. Смертность приближалась к 90 процентам. Только вирус бешенства превышает этот порог, однако есть вакцина против бешенства. В данном случае было совершенно непонятно, как помочь больным.

Вскоре начали умирать и сами монахини. Одну из них было решено отправить на обследование в столицу Заира, Киншасу. Сестра в сопровождении подруги вылетела самолетом местных авиалиний. Однако, несмотря на наличие в столичном госпитале самого современного на тот момент медицинского оборудования, она скончалась через несколько дней. Ее подруга также почувствовала озноб, тошноту и головную боль, что свидетельствовало о начале таинственной болезни.

Самые смертельные инфекционные заболевания на Земле (процент смертей)

Бешенство — 100% (при отсутствии вакцинации и лечения)

Лихорадка Эбола — 90%

Бубонная чума — 60%

Натуральная оспа — 50%

Желтая лихорадка — 40%

В столичном госпитале за монашками ухаживала медсестра по имени Майинга — амбициозная девушка из хорошей семьи, которая через пару недель собиралась уехать учиться в Европу. После смерти своей второй подопечной она тоже почувствовала резкие головные боли, однако пару дней не обращала на это внимания.

Когда боль усилилась и появился озноб, девушка запаниковала. Она отказывалась верить в то, что заразилась от монахинь, и убеждала себя, что это обыкновенный грипп. Майинга понимала, что если она сейчас сляжет, то ее закроют в карантин. Поэтому она решила быстро сделать документы на выезд в Европу, чтобы успеть уехать до того, как болезнь станет очевидной.

Она сбежала с работы и в течение двух дней ездила по всей Киншасе, сидела в длинных очередях в государственных учреждениях и посольствах, отчаянно борясь с тошнотой и лихорадкой. На третий день боли стали невыносимыми. Она вернулась в свой госпиталь, и там ее немедленно поместили в изолированную палату интенсивной терапии. Но было уже слишком поздно.

До Киншасы с разных сторон дошли слухи об эпидемии на севере, и зараженный район был изолирован: капитаны речных судов отказывались приставать к берегу в тех местах, на станциях не останавливались поезда. Тем временем известие о том, что зараженная страшным вирусом девушка два дня ездила по посольствам и официальным учреждениям Киншасы, мгновенно разнеслась среди городской элиты.

Поднялась паника: никто не знал, кто мог заразиться от Майинги. Возможно, этот человек был иностранцем. Возможно, его уже нет в стране. По дипломатическим каналам новость дошла до Европы. Оттуда тут же потребовали образцы крови Майинги, и они были оперативно отосланы в Европу и Америку. Именно американские ученые и вычленили новый смертельный вирус, который был назван «Эбола» — в честь реки, с берегов которой он вторгся в цивилизованный мир. Медсестра вскоре умерла, однако штамм вируса, выделенный из ее крови, до сих пор хранится в крупнейших вирусологических лабораториях мира и служит индикатором для определения вируса Эбола-Заир.

А что же эпидемия? Паника в Киншасе оказалась напрасной. От Майинги никто не заразился. В изолированных регионах на севере эпидемия также угасла сама собой. Общее число жертв составило 280 человек. Однако вирус по-прежнему жил где-то в джунглях в неизвестном носителе, и ему предстояло еще не раз напугать человечество.

Эпидемия-2014

Самая массовая и неконтролируемая эпидемия вируса Эбола-Заир с момента его открытия началась в декабре 2013 года в Гвинее, однако была зарегистрирована лишь в марте 2014-го.

К лету вспышка распространилась на три соседние страны: Либерию, Сьерра-Леоне и Нигерию. К сентябрю 2014-го количество погибших от эпидемии превысило общее число жертв вируса за всю его историю. Случаи лихорадки Эбола были зафиксированы в Европе и США.

К счастью, зомби-апокалипсис не наступил и зараженные люди не начали падать прямо на улицах, фонтанируя кровью, насыщенной болезнетворными вирусами.

Вирус вообще не вышел из-под контроля за пределами Африки. Ведь заболевшие граждане Испании и США, работавшие в африканских миссиях, были осознанно вывезены на родину умирать — под полным конт­ролем, исключая возможность дальнейшего заражения (надо сказать, американцы выжили — вероятно, сработал опытный препарат).

Вообще, главная проблема наступления Эбола-апокалипсиса — это низкая заразность вируса. Нет, если бы больные кусали здоровых людей, заражение бы происходило. Однако за больными лихорадкой Эбола такого не замечено.

Эбола может бесконтрольно распространяться только в африканских бытовых условиях, в контексте африканского менталитета и африканского здравоохранения. Во-первых, во многих областях там категорически не хватает чистой воды даже для питья, поэтому не удивительно, что люди могут не помыть руки после того, как обнимали родственника, погибшего от лихорадки Эбола. Во-вторых, обнимать зараженных усопших, а также освобождать «из заточения» помещенных в карантин больных родственников — абсолютно неискоренимая традиция в африканской глубинке.

Кроме того, врачи там всегда находятся под подозрением (хорошо еще, если их не побивают камнями) — ведь неизвестно, что у них там за шайтан-игла в чемоданчике. Кстати, подозрения небезосновательны: африканское здравоохранение до сих пор в среднем тратит на больного около 30 копеек! Какие уж тут одноразовые перчатки, шприцы и прочие церемонии? Нет ничего удивительного в том, что медицинские работники являются основными жертвами и переносчиками вируса Эбола в Африке.

Надо учитывать и то, что в той же Сьерра-Леоне гражданская война разрушила остатки того, что называлось системой здравоохранения в стране.

Еще один интересный факт: почти при 90-процентной смертельности вируса Эбола и полном отсутствии каких-либо вакцин или иных способов лечения этой лихорадки число умерших от нее даже в разгар эпидемии в отдельно взятой африканской стране (допустим, Сьерра-Леоне) за месяц значительно ниже, чем от обыкновенной малярии или кишечной инфекции.

Основная причина в том, что вирус заразен только на последней стадии болезни, когда больной истекает кровью, и только при контакте с открытой раной или слизистыми оболочками другого человека. Так что возможность того, что какой-нибудь зараженный, но с виду вполне здоровый пассажир африканских авиалиний разнесет болезнь по всему миру, практически исключена.

Хотя, знаешь, небольшой шанс на Эбола-апокалипсис у нас все же остается. Не в этот раз, а в обозримом будущем. Если вирус мутирует и освоит передачу воздушно-капельным путем…

Рестонский инцидент

А теперь утешительные новости для фанатов «Ночи живых мертвецов»: на самом деле штамм вируса Эбола, передающийся воздушно-капельным путем, существует. Причем он был впервые обнаружен не в Африке, а в 1989 году в США, в десяти милях от Вашингтона.

Все началось со звонка некоего ветеринара в военный вирусологический центр — USAMRIID. Он сообщил, что обезьяны в подконтрольном ему питомнике в Рестоне (респектабельный столичный пригород, состоящий из зеленых парков и дорогих коттеджей) охвачены какой-то странной эпидемией. Обезьяны поставлялись для опытов в лаборатории по всей стране и проходили в Рестоне карантин.

Ветеринар слышал, что в USAMRIID есть специалисты по болезням приматов, и предполагал, что их, возможно, заинтересует новый вирус. Ему повезло: он попал на доктора Питера Джарлинга, который был известен в институте как «охотник на вирусы» и немедленно выказал живой интерес. Образцы были доставлены в USAMRIID.

Через неделю после этого звонка в Рестоне началась первая в истории США операция по обезвреживанию биологически опасного агента на территории страны. Вирус, которым были заражены обезьяны, оказался практически идентичным вирусу Эбола-Заир. Главное отличие заключалось в том, что эпидемия распространилась по всему питомнику в отсутствие близких контактов между приматами; более того, вирус проник из одной изолированной комнаты в другую. Единственный способ, которым он мог это сделать, — через вентиляцию, то есть воздушно-капельным путем. В USAMRIID не исключали, что заражены уже ближайшие окрестности Рестона. Но в первую очередь следовало уничтожить обезьян. Чтобы это проделать, специалисты в костюмах химзащиты зашли в питомник с заднего входа, тщательно скрываясь от журналистов. Если бы пресса пронюхала про смертельный вирус, началась бы паника. Все прошло гладко, на тот момент никто ни о чем не узнал.

Дальше потянулись дни мучительного ожидания: заболеют ли работники питомника, которые были в контакте с обезьянами? Их кровь по итогам тестирования дала положительный результат на рестонский штамм вируса Эбола. Однако Америку спасло чудо: никто из людей, контактировавших с приматами, так и не испытал недомогания. Вирус был не опасен для человека.

В USAMRIID (по крайней мере, если верить книге «Горячая зона» Ричарда Престона) не хотели даже думать о том, что будет, если вирус Эбола-Заир случайно скрестится с Эбола-Рестон…

Течение болезни. Хронология

Начало

Инкубационный период может длиться до трех недель. При этом зараженный чувствует себя абсолютно нормально, в месте контакта вируса с его организмом нет никаких видимых изменений. Хорошая новость состоит в том, что он в этот момент не заразен для окружающих. Плохая — в том, что вирус начал размножаться в клетках и не существует никаких способов остановить это, даже если диагностировать заражение на ранней стадии.

7—10-й день

Болезнь начинается с резкой головной боли — как правило, на седьмой день после заражения. Вирус выходит из клеток тела, где осуществил первичное размножение, и начинает распространяться по организму с током крови. При этом разрушенные эритроциты образуют в крови жертвы сгустки, которые закупоривают капилляры. Именно из-за этого начинается головная боль: ток крови к мозгу сокращается и его клетки начинают умирать.

10—14-й день

Зараженного вирусом Эбола начинает тошнить и лихорадить, развивается расстройство желудка, возможны боли в горле, напоминающие ангину. В этот момент болезнь можно принять за тяжелую форму гриппа или малярию. Однако есть несколько важных деталей, отличающих лихорадку Эбола. Во-первых, это покраснение белков глаз. Во-вторых, сыпь из красных звездочек по всему телу. Все это происходит из-за разрыва капилляров. В-третьих, лицо больного начинает принимать характерное «бездушное» выражение, напоминающее зомби. Соединительная ткань под кожей его лица начинает разрушаться, и оно больше не способно выражать эмоции. Однако человек все еще в состоянии выполнять основные функции, в некоторых случаях даже ходить на работу. Впрочем, из-за разрушения мозга личность его претерпевает кардинальные изменения: больные становятся раздражительными, параноидальными, возможны даже психические расстройства*.

* — Примечание Phacochoerus'a Фунтика: «Замечательный пример Эбола-психоза можно было наблюдать в 1976 году, во время первой эпидемии вируса. Из госпиталя в городке Мариди, где люди умирали как мухи, в массовом порядке сбежали больные. Они сорвали с себя больничную одежду и, окровавленные, похожие на зомби, носились по улицам города, сея панику»

13—16-й день

Тошнота усиливается и превращается в «черную рвоту», которая свидетельствует о желудочном кровотечении. Эти рвотные массы чрезвычайно заразны. Возможны кровотечения из носа, век и десен, внутренние кровотечения. Звездочки на коже превращаются в лиловые синяки. Печень, селезенка и мочевыводящая система больного отказывают — из-за недостатка кровоснабжения эти органы уже фактически мертвы и начали разлагаться. Впрочем, все остальные ткани и органы, кроме костей, тоже поражены, вирус начал превращать их в зараженный кисель, наполненный собственными копиями. Организм человека на этом этапе представляет собой биологическую бомбу.

16—23-й день

Как правило, на 8–9-й день после проявления первых симптомов «бомба» взрывается: начинается обильное кровотечение из всех полостей тела, сопровождаемое конвульсиями, разбрызгивающими кровь с вирусом в разные стороны. При этом ее невозможно остановить: эритроциты разрушены и она не свертывается. В течение суток человек умирает.

Пути заражения

Вирус Эбола слишком быстро убивает людей, поэтому для его существования необходим более устойчивый природный носитель — животное или насекомое, для которого он не является смертельным. Какое существо является природным носителем Эбола, остается загадкой. Вероятнее всего, фруктовые летучие мыши. Возможно, заражение происходит через контакт человека или приматов с пометом этих мышей.

Приматы точно так же подвержены геморрагическим лихорадкам, как и люди. Укус зараженной обезьяны и даже просто контакт с ее мясом, кровью или экскрементами смертельны для человека. По одной из версий, вспышки эпидемии лихорадки Эбола в Африке могут быть вызваны употреб­лением в пищу обезьяньего мяса в удаленных диких деревнях*.

* — Примечание Phacochoerus'a Фунтика: «От обезьян, конечно, ничего хорошего не жди. Именно они в свое время первыми занесли заразу в Европу. Почти за 10 лет до открытия вируса Эбола, в 1967 году, микроорганизм из той же группы филовирусов (вызывающий те же реакции в теле человека, но менее смертельный) был обнаружен в марбургском НИИ в Германии, где проходили клинические испытания лекарств на обезьянах. 31 человек был заражен, 7 — погибли. К счастью, в европейских условиях эпидемию удалось быстро локализовать»

Второй самый распространенный путь заражения — несоблюдение осторожности во время медицинских манипуляций. Если доктор нанесет себе даже микроскопическую рану зараженным шприцем или скальпелем, вирус попадет в кровь. Повторное использование игл при инъекциях также ведет к инфицированию.

Во время эпидемий выяснилось, что вирус имеет четкие гендерные предпочтения: женщины болеют гораздо чаще. Врачи связали это с тем, что именно они ответственны за похороны и контактируют с телами умерших, которые остаются заразными в течение трех недель после смерти. Туристам, посещающим Африку, следует иметь в виду, что передача вируса Эбола также возможна через половые контакты.

Основной путь заражения — через контакт с кровью и жидкостями, выделяемыми умирающими от вируса больными. Контакт выделений с кожей не так страшен, однако слизистые оболочки — рот, нос и в особенности глаза — являются главными воротами инфекции.

Комментарии

1
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Вот и у нас как в Африке тратится на медецину 30копеек,мы ни к чему не готовы,а универсальное средство от всего это хлорка и спирт.