Фото №1 - Что не так с манифестом Богомолова и теми, кто его порицает
Фото
Антон Новодережкин/ТАСС

Для тех, кто не следит с тонометром и валерьянкой за новостями политики, сначала краткая вводная.

Режиссер Константин Богомолов, известный своим венчанием с Ксенией Собчак в гробах не менее, чем своими театральными постановками, написал манифест. Очень художественный. С апелляциями к Достоевскому и прочей культурной составляющей.

Вкратце суть манифеста такова.

«Очень огорчительно, что сегодняшняя оппозиция все больше смыкается с передовой европейской идеей. Потому что эта идея на данный момент выглядит так себе. Все эти культуры отмены, миту, радфем, блэклайфмэттер, павлики морозовы против трампы и утопление памятников — это слегка как бы хунвейбинами отдает и даже неофашизмом. Вы пока этого не видите, дорогие прекрасные бунтовщики, но так оно и есть: попытки сделать человека плоским и удобным никогда ни к чему хорошему не приводили. Так что, — сообщает Богомолов, — у России есть шанс сделаться в кои-то веки местом на самом деле приятным для жизни — раз уж у нас тут все равно застой и диктатура, давайте сделаем из этого лимона лимонад и будем потихоньку сражаться с местным свинством, максимально не притаскивая из-за бугра свинство тамошнее, каким бы актуальным и трендовым оно ни казалось».

Опубликовала все это хозяйство «Новая газета» — наш светоч свободы и либеральной мысли. Правда, предварила материал газета спойлером, что это только для дискуссии и что кто не хочет опечалиться и оскорбиться, тот пусть лучше этот ужас не читает. И дискуссия получилась отменная.

Некоторое количество уважаемых авторов по очереди рассказали режиссеру, какой он ужасный дурак и пошляк и, вообще, как он смеет искать на Западе соринки в глазах, когда на Востоке такие дубы торчат из иных телесных отверстий. А потом «Новая» опубликовала ответное открытое письмо Богомолову.

Письмо состояло из двух слов: «Ок, бумер!», что в переводе с языка продвинутой молодежи означает: заткнись, старая ветошь, твои замшелые мысли никого не интересуют. Подписывали это письмо читатели «Новой», и подписи выглядят ярко и стильно:
177. Лера Захарова, редактор, мать сапфических кошек;
186. Ян, художник, гейм-дизайнер, любитель батончиков;
219. Anoche Xenon, художник, гендерно-нейтральный черт;
269. Серафим Соболев, поэт, студент-филолог, эксперт по макаронам с сыром.

Все это смотрится очень живо и креативно, но вызывает чувство некоторой печали. Потому что в чем-то противники Богомолова правы. Он действительно связан определенными узами, например, венчальными, с властью. И, конечно, в дни посадки Навального вдруг разражаться письмом на тему «А туда ли мы в принципе идем» — несколько неправильно для реального оппозиционера в тактическом смысле. Немного неуместно, скажем так.

MAXIM, кстати, подсчитал, сколько дней уже отсидел Навальный за все годы своей оппозиционной деятельности.

С другой стороны, фрондерство Богомолова — вещь общеизвестная, на митинги протестов он ходил как на работу, ничего людоедского или лакейского не высказывал, и если он и имеет отношение к власти, то находится он там на самом дальнем крае самого либерального крыла.

И изничтожать его с гиканьем тяпками и сапфическими котами — это верный способ оттолкнуть от себя огромное количество людей осторожных, взвешенных, предусмотрительных и, да, успешных и в чем-то влиятельных. То есть тех самых «бумеров», которые не увидели в богомоловском манифесте ничего крамольного и, глядя на последовавший цирк, решили в будущем держаться от этой труппы подальше. Потому что лучшей иллюстрации к словам Богомолова было не придумать.

В тексте использованы материалы «Новой Газеты».