20 января в Нижнем Новгороде вооруженные люди в гражданском ворвались в квартиру бывшего судьи Верховного суда Чечни Сайди Янгулбаева и похитили его жену. Позже Рамзан Кадыров сказал, что семью «ждет место либо в тюрьме, либо под землей». После всего этого судья вместе с дочерью покинул Россию, а его сын рассказал, что живущие в Чечне родственники перестали выходить на связь. Что вообще происходит?

A picture taken in Terespol on December 21, 2016 shows a Chechen man showing scars on his forearms inside a train carriage while returning to the Belarusian city of Brest after a failed attempt to enter Poland. On a snowy day in late December, a commuter t
Чеченцы, пытающиеся избежать тирании, говорят, что не чувствуют себя в безопасности в других российских регионах, потому что Москва не замечает злоупотреблений Кадырова. На этом фото запечатлен один из чеченских беженцев, который пытается уехать в Польшу. Два вагона поезда, в котором он находится, заполнены чеченцами, бегущими в Европу. Мужчина демонстрирует ссадины на предплечьях, которые остались после встречи с чеченскими силовиками. 21 декабря 2016 года

Поздно вечером 20 января у высотки в Советском районе Нижнего Новгорода стоял наглухо тонированный внедорожник Mercedes с чеченскими номерами. Приехавшие на нем силовики с Кавказа в капюшонах поднялись и стали стучаться в квартиру Сайди Янгулбаева — экс-судьи Верховного суда Чеченской Республики, который в 2017 году бросил имущество, взял семью и переехал в Нижний Новгород, спасаясь от преследований республиканских властей. В квартире были его супруга Зарема и дочь Алия.

Сайди Янгулбаев позвонил участковому, в дежурную часть ФСБ и правозащитникам из Комитета против пыток. Через некоторое время патрульная машина подъехала к дому. Как позже расскажут правозащитники, нижегородские полицейские зашли в подъезд, о чем-то переговорили с мужчинами из внедорожника и уехали.

В видео, которое разлетится через несколько минут по Сети, виден момент вторжения:

— Они сюда врываются! Врываются!!!

— Уйди с дороги!

Неизвестные вламываются в квартиру, дочь судьи, Алию, которая снимает, отталкивают, ее телефон падает на пол.

Судье в отставке они показали постановление о принудительном приводе свидетеля Заремы Мусаевой, подписанное следователем Хусаиновым. Дело, из-за которого вызвали Мусаеву, связано с мошенничеством, происшедшим в 2019 году. Правда, фамилия Мусаевой в фабуле дела никак не фигурирует. А принудительный привод связан с тем, что жене судьи якобы отправляли повестку, но она не явилась, поэтому ее должны доставить в Грозный силой. В постановлении судьи адрес значился так: улица Учительская города Городецкий Нижегородской области. При этом такого города в Нижегородской области нет.

Правозащитников и членов семьи загнали в дальнюю комнату и не давали выйти. Самого Сайди Янгулбаева оставили из-за его действующего статуса, а Зарему забрали против ее воли. Со слов Сайди и Алии, как минимум один раз Зарема теряла сознание.

Мусаева больна диабетом и вынуждена несколько раз в день делать укол инсулина, но ей, как утверждают ее муж и дочь, не позволили взять лекарства.

Знакомство с Кадыровым

Глава Чечни Рамзан Кадыров впервые вызвал к себе Сайди Янгулбаева вместе с тремя сыновьями в ноябре 2015 года. Дело было в том, что средний сын судьи, Ибрагим, вел паблик в соцсетях на 5 тысяч человек, где писал про историю республики и военные преступления, которые якобы совершали федеральные войска в годы войны. Это не нравилось Кадырову, он считал, что автор паблика таким образом разжигает ненависть к российским силовикам, кроме того, в паблике критиковалась проводимая им политика.

«Там были призывы не похищать людей и не пытать. Тогда еще в Чечне не преследовали людей за критику. Мой брат не скрывал, что вел этот паблик. И нас привезли к Кадырову в резиденцию. Там было много людей из его окружения, например Магомед Даудов, сам Кадыров. Они предъявляли мне за действия этого паблика. Даудов давал Кадырову разные распечатки. Я попросил их посмотреть. Оказалось, что там были шутки, которые писал не мой брат, а разные комментаторы. Нам сказали, что мы должны были их удалять», — рассказал NN.RU первый сын судьи Абубакар.

На одной из распечаток был коллаж президента и главы республики и подпись: «Вот какой наш пехотинец» (Кадыров сам неоднократно называл себя «пехотинцем Путина»). Сайди уверен, что зацепились именно за это. Еще там были, со слов судьи, рисунки, где федеральные войска закапывают живых людей. Это тоже не понравилось Кадырову.

Как рассказывает Сайди, силовикам не понравилась гордая стойка Ибрагима, и его якобы начали избивать. Завязалась драка. В какой-то момент, по утверждению Абубакара Янгулбаева, их заставили слизывать собственную кровь с белой плитки. Потом их еще раз избили, и, со слов старшего сына, Кадыров потребовал прекратить избиение.

Отца и старшего сына отпустили, а Ибрагима оставили из-за того, что на него якобы распространялась «кровная месть». От Сайди потребовали уволиться из суда, поскольку «не подобает работать в судебной власти, когда его сын критикует исполнительную власть». Отец написал заявление и ушел в отставку.

«Замминистра Алаудинов говорит, что надо мне написать заявление „по собственному желанию“. Ты там себя неправильно повел с падишахом. А что я сделаю? Надо было сразу избить своего сына на месте, попросить у него прощения? Один раз родился, один раз умру. Но он сказал, что если я не напишу, то своего сына могу больше не увидеть», — рассказал Сайди изданию NN.RU.

Семья не видела Ибрагима полгода. Жаловаться они боялись, потому что опасались, что парня могли убить. Оказалось, все это время он находился в подвале местного СОБРа.

«По ночам мама плакала. Днем она этого не делала, чтобы никто не видел. Никаких требований к нам не было. Брата отпустили, потому что у него обострился аппендицит», — рассказал Абубакар Янгулбаев.

Повторение истории

История повторилась в 2017 году. Тогда Ибрагима задержали по подозрению в разжигании межнациональной ненависти из-за нового паблика и публикации там фактов о якобы имевших место военных преступлениях федеральных сил. В этот момент семья Янгулбаевых приняла решение обратиться к правозащитникам и журналистам. Ибрагима продержали в СИЗО более полутора лет и отпустили уже после декриминализации статьи. После этого семья приняла решение уехать из республики. Сам Сайди Янгулбаев надеялся найти поддержку у судейского сообщества.

«Он считал, что найдет поддержку в лице судебной власти и в лице президента России, — рассказывал Абубакар Янгулбаев. — Он написал заявления о преступлениях во все правоохранительные органы, в том числе в Следственный комитет и ФСБ, увидел отписки о том, что они спускают эти заявления в Чечню. Он был сильно разочарован, потому что был уверен, что органы власти будут работать, если беда коснулась высокопоставленного чиновника».

Обыск на Новый год

После отъезда семьи из Чечни старший сын Янгулбаевых стал правозащитником и юристом. Он признается, что часто публично и нелицеприятно высказывался о действующем руководстве ЧР, публично рассказывал о пытках, которые проводились над ним и его семьей. Кроме того, в 2020 году он сообщил о бесследном исчезновении 21 своего родственника в республике и подозревал, что они похищены. Возможно, именно это стало причиной нового интереса руководства Чечни к семье Янгулбаевых. Самого Абубакара подозревали в том, что он ведет оппозиционный телеграм-канал 1DAT. В конце 2021 года в квартиру Абубакара в Пятигорске вломились с обыском. После допроса мужчину отпустили.

История с похищением

Вооруженные люди в масках ворвались в квартиру экс-судьи Чечни Сайди Янгулбаева в четверг 20 января, когда он и его семья были дома. Сперва Янгулбаевым настойчиво предлагали, чтобы супруга бывшего судьи поехала с неизвестными силовиками добровольно, и даже показывали некую бумагу из суда, но Янгулбаев заявил, что жена покинет дом только через его труп.

Это силовиков не устроило, и они, воспользовавшись моментом, взяли квартиру штурмом под крики тех, кто был внутри. Они выволокли Зарему Мусаеву на улицу, где, как утверждают очевидцы, находились автомобили с чеченскими номерами.

Женщина в момент похищения потеряла сознание — она сильно ударилась затылком. Ее увезли в неизвестном направлении. Мусаева страдает сахарным диабетом и, вероятно, пропустила как минимум один из уколов инсулина, которые требуются ей регулярно.

На следующий день с историей об инциденте с похищением Сайди Янгулбаев обратился к пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову. Тот не поверил в случившееся и назвал это «фантастической историей».

Вечером 21 января, в официальном телеграм-канале Рамзана Кадырова появилось развернутое сообщение, где он потребовал лишить Сайди Янгулбаева судейского статуса и пообещал, «что эту семейку ждет место либо в тюрьме, либо под землей». Гнев Кадырова вызвали именно публикации телеграм-канала, никакой речи о деле, по которому Зарему Мусаеву повезли в Грозный, в его сообщении не было.

«Каждый из Янгулбаевых замарал руки в гнусных публикациях телеграм-канала. У всей семьи нет понятия чести и достоинства. Ни один уважающий себя человек не будет сидеть в канале и покорно слушать, как отборными проклятиями и оскорблениями унижают всю его нацию, и тем более не будет помогать этим мерзавцам зарабатывать деньги на донатах. Как бы там ни было, заявляю, что эту семейку ждет место либо в тюрьме, либо под землей. И это уже зависит не от меня. Я знаю настроения в обществе. Пока жив хоть один чеченец, свободно наслаждаясь жизнью, ходить члены этой семьи уже не смогут, настолько глубоко задета честь каждого представителя нашего народа. Помните это всегда, Янгулбаевы», — написал Кадыров.

К слову, написал все это тот самый человек, который относительно недавно потребовал, чтобы ООН наказала США за нарушение прав человека.

Дело Заремы Мусаевой взяла на контроль уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова. Она считает, что нужно проверить, насколько правомочно сотрудники МВД из одного региона действуют в другом и действительно ли Зарема Мусаева получала повестки, но не являлась по ним.

В статье использованы материалы NN.RU, moskalkova.official / Instagram (запрещенная в России экстремистская организация), Kadyrov_95 / T.me, «Осторожно, новости» / T.me.