Детские песенки в современных мультфильмах и даже в мультиках нашего детства писались специальными людьми, называемыми детскими писателями и перед тем, как попасть на экраны, наверняка проходили согласование в нескольких инстанциях. Некоторые советские детские песни вызывают у выросших детей много вопросов. (Взять того же «Голубого щенка».)

Но песни, насчитывающие пару, а то и больше сотен лет, вовсе не могут похвастаться такой чистотой репутации. Нередко случалось так, что, прежде чем стать песнями, считалками или, того хуже, колыбельными, они предназначались совсем для другого.

«Песня о шести пенсах» (Sing A Song Of Sixpence) была изначально пиратской

Изначально английскую «Песню о шести пенсах» (или «Песню в шесть пенсов») распевали не детишки, а пираты. И это было закодированное сообщение: когда команда заходила в гавань, им часто приходилось нанимать больше людей.

Развесить на стенах объявления о найме они по понятным причинам не могли, поэтому песня была кодом. Шесть пенсов — дневная зарплата на корабле, «карман, полный ржи» — обещание предоставить каждому рекрутеру вдоволь ржаного виски, «чЧерные дрозды» — сами пираты, а пирог — приманка.

«Джимми Кукурузное зерно» (Jimmy Crack Corn) — песня раба, радующегося смерти хозяина

Jimmy Crack Corn изначально был номером менестрель-шоу — так называли популярный в XIX веке театр, где белые мужчины, загримированные под темнокожих, пели всякие комические куплеты. Менестрель-шоу, кстати, уже в ХХ веке были объявлены расистскими и запрещены. И модное нынче выражение «блэкфейс» идет именно оттуда!

Но вернемся к песне про Джимми и кукурузное зерно. История в ней довольно проста. Лошадь белого человека кусает овод, от испуга она сбрасывает наездника, и тот умирает. Песню поет его раб, который не особо переживает из-за смерти хозяина. Вместо этого он делает «Джимми кукурузное зерно», что означает кукурузный виски и радуется, что в мире стало на одного рабовладельца меньше.

«Ваши уши висят низко?» (Do Your Ears Hang Low) — армейская песня

«Ваши уши висят низко» — глупая и немного грубая детская песня о том, что у кого-то такие длинные уши, что из них можно завязать бант или перекинуть себе через плечо.

Первая запись этой песни датируется Первой мировой войной, и распевали ее английские солдаты. Однако их версия касалась не ушей, а другой части тела и называлась Do Your Balls Hang Low. За исключением нескольких слов, текст был примерно тем же. Но смысл, согласись, другой. Особенно, если включить воображение!

«Брат Жак» (Frere Jacques) — песня религиозной вражды

Frere Jacques (Брат Жак) — песня, которая проникла практически во все культуры мира. У нас в стране действует ее версия «Поп Гапон», которую ты наверняка слышал.

Изначально эта песня высмеивала якобинский орден в католицизме, обвиняя его приспешников в лени. Однако потом во Франции ее стали петь и протестантам, и евреям, чтобы высмеять, что они не ходят к мессе по воскресеньям. В итоге она стала своеобразным гимном религиозной нетерпимости.

«Большая гора леденцов» (Big Rock Candy Mountain) — песня об извращенцах

Песенка Big Rock Candy Mountain наполнена настолько сладкими образами «лимонадных источников» и «гор конфет», что странно было бы предполагать, что она предназначена не для детей. Впрочем, ее автор Гарри Макклинток рассказал, что она об извращенцах, заманивающих детей с известными целями, обещая им конфеты. С этим явлением сам Макклинток столкнулся в детстве, когда бродяжничал. «Были времена, когда я дрался, как дикая кошка, — заявил он, — чтобы избежать домогательств».

«Трое в одном тазу» (Rub A Dub Dub Three Men In A Tub) — песня о средневековом борделе

Даже в современном варианте песня «Трое в тазу» о мяснике, пекаре и свечных дел мастере, принимающих вместе ванну, звучит странно. Но это смягченный вариант. Изначальная версия гласила о трех мужчинах, идущих на ярмарку, чтобы там посмотреть на обнаженных женщин. За небольшую плату любой желающий мог понаблюдать за девушкой (чаще всего это были служанки), принимающей ванну. Такой вот средневековый аналог каналов для взрослых.

Троицу — мясника, пекаря и свечных дел мастера — как раз и застали за этим занятием.

«Танцуем вокруг тутовника» (Here We Go Round The Mulberry Bush) — тюремная песня

Here We Go Round The Mulberry Bush на первый взгляд кажется песней, написанной специально для того, чтобы научить детей помогать старшим по дому и вообще вести себя прилежно: мыть пол, умываться и ходить в церковь каждое утро. Но изначально это была песня женщин-заключенных в тюрьме строгого режима Уэйкфилд (Йоркшир, Англия).

Когда заключенным разрешали свидания с детьми, все, что они могли сделать, это вывести их на прогулку вокруг дерева тутовника, росшего в тюремном дворе. Строки про мытье пола — вовсе не наказ, как вести себя детям, а всего лишь жалобы на тяжелый ежедневный труд.

«Падение лондонских мостов» — песня о человеческом жертвоприношении

«Лондонские мосты» — старинная английская детская игра, в которой играющие становятся в две шеренги и поднимают руки, образуя арки. Один из игроков пробегает под получившимся «мостом», а остальные его ловят, опуская руки. Как считает английская фольклористка Алиса Гомм, изначально дети разыгрывали языческий ритуал.

В Древней Англии, чтобы мост не разрушился, в фундамент замуровывали принесенного в жертву ребенка, чей дух должен был стать «стражем» моста и охранять его от обрушения.