Фото №1 - Александр Орлов: «Я открываю рестораны не ради денег»

Ты участвовал в программе «Секретный миллионер» на телеканале «Пятница». Почему решился на это и какие остались впечатления?

В первую очередь, ради нового опыта. Возможность прожить несколько дней, находясь в абсолютно другом амплуа, в незнакомом городе (это был Новороссийск), без денег — это вызов, и мне было интересно его принять. Первые полдня было не очень комфортно, но потом, когда понял, как надо себя вести, стало проще. Первое и главное — это найти, где ночевать. Теперь я понимаю бездомных: нашел, где спать, и проблема решена. Найти поесть это ерунда, всегда можно попросить у кого-то. Я шел по городу, заходил в кафе, рестораны и говорил: «У меня к вам три вопроса. Первый — мне нужно переночевать, второй — нужно поесть, третий — мне нужна работа». Как правило, если сразу не выгоняли, то как минимум один пункт из этих трех я находил. Впечатления остались только позитивные.

Какое у тебя было самое яркое впечатление во время съемок?

Когда пришлось ночевать в каком-то убитом, заброшенном подвале, на грязном матрасе — это было самое жесткое.

Ты вообще любишь авантюры? Насколько нам известно, ты любитель экстремального отдыха.

Да, все верно. Я много раз был в экстремальных экспедициях — на Северном полюсе, на Южном, на Эверест забирался. Природа, физические нагрузки, совершенно другие условия хорошо помогают отключить мозг. А отсутствие комфорта для меня не проблема.

Мы знаем и читали, что ты занимался продюсированием кино. Это был бизнес, меценатство или желание творить?

Это вроде хобби — мне всегда был интересен процесс создания кино, хотелось быть вовлеченным в это. Когда появилась возможность спродюсировать «Сатисфакцию» и «Бедуина», я ею воспользовался.

В Bulldozer Group входят рестораны в России, Украине, Эмиратах, Казахстане и Гонконге. И это не считая «Тануки», насчитывающем на данный момент 70 заведений в России, Казахстане, Украине и США. Как ты выбираешь страны, в которых открывать рестораны?

В СНГ это страны, перспективные с точки зрения климата, успешного развития бизнеса — Украина, в частности. У Казахстана блестящие перспективы: ресторанный рынок в стадии становления, но быстро развивается. Там хорошая аудитория — много людей, которые хотят хорошо отдыхать, вкусно есть, и готовы идти для этого в рестораны.

Почему одним из первых твоих проектов стал именно ресторан японской кухни, ведь в 2004 году это была экзотичная история для России?

В 1998 году, когда я открыл свой самый первый ресторан японской кухни, она была еще более экзотичной. В Москве на тот момент было всего два японских ресторана — я в них побывал, остался под впечатлением, и мне захотелось свой. Тогда я еще не думал, что это станет трендом. Тот первый ресторан стал скорее пробным проектом — посмотреть, попробовать, научиться. А вот появившийся вслед за ним «Желтое море» как раз выстрелил.

В каких странах труднее всего работать и почему?

Успешный ресторан можно открыть где угодно, причем чем больше страны отличаются друг от друга по законам, по специфике, тем интереснее. Главное — это люди. В каждой стране мы отбираем лучших специалистов, я лично контролирую весь процесс. Если есть опыт и хорошая команда, ресторан будет работать и приносить доход.

Планируешь ли ты еще осваивать новые страны?

Конечно. Планируем открываться в Великобритании, в Саудовской Аравии. Серьезно рассматриваем Узбекистан. На сегодняшний день это страна с большими перспективами — развивающаяся, многочисленное население, много перемен к лучшему в последние годы.

А в российских регионах? Создается впечатление, что в основном вы нацелены на зарубежное развитие.

«Тануки» и Eshak есть почти во всех городах-миллионниках. Единственное исключение — Питер, который я вообще не рассматриваю. Надо быть местным, чтобы понимать, что там открывать. Я не фанат Питера, стараюсь туда даже не ездить.

В Дубае у тебя уже есть «Тануки» и Cipriani. Собираешься дальше развиваться в Эмиратах?

Да, и уже развиваюсь полным ходом. Недавно открылся Gaia — греческий ресторан высокой кухни. В Эмиратах есть нюансы, но если все правильно сделать, удачно выбрать концепцию и локацию, это очень перспективный рынок.

Расскажи про проекты в Гонконге. Там проще, сложнее вести бизнес по сравнению с другими странами?

В Гонконге, по сравнению с, например, Казахстаном, очень высокая конкуренция. Но это обратная сторона высокого спроса: там люди дома даже не завтракают, причем все — местные, экспаты, туристы. Поэтому, несмотря на то, что предложений там более, чем достаточно, спрос тоже есть. И хорошее заведение с продуманной концепцией обязательно найдет своего посетителя. Например, сейчас один из главных мировых трендов — греческая кухня, и следом за Эмиратами мы собираемся открыть в Гонконге греческий ресторан с классной, интересной едой.

Каких ресторанов, по-твоему, не хватает в Москве?

В Москве сейчас более чем достаточно демократичных проектов, но люди от этого уже немного устали. Простота, скромность, доступность — все это тренд, востребовано, модно, но когда чего-то много, рано или поздно начинается пресыщение. И сейчас людям хочется респектабельности, буржуазности, красоты — дорогих интерьеров, серебряных приборов, белых скатертей. Поэтому мы скоро открываем итальянский ресторан Cipriani. Это, если кто не знает, один из самых шикарных и роскошных брендов в ресторанном мире. Мы давно работаем с ним в Дубае, он очень успешен, популярен, и вот скоро в Москве можно будет приобщиться к легендарному итальянскому «тяжелому люксу».

Сколько ресторанов тебе нужно открыть, чтобы выдохнуть и сказать: «Все, теперь достаточно?»

Это вряд ли: я же этим не для денег занимаюсь, а потому, что мне это нравится. И с каждым новым рестораном все интереснее и интереснее.