Глупости перевода: Hotel California

Текстуальный анализ гимна заокеанских орлов, навеянного легкими наркотиками и посвященного безысходности существования в гостиничном бизнесе западного побережья США.

Написанная в 1976-м году песня, неоднократно перепетая и переосмысленная многими музыкантами современности, несмотря на неоднозначность текста, регулярно признается одним из лучших произведений XX века.

Некоторые специалисты утверждают, что Hotel California – это про Голливуд, который сначала заманивает огнями, а потом не выпускает из когтистых лап. Кто-то считает, что речь в ней идет о реальной тюрьме или психиатрической лечебнице, остальные сходятся во мнении, что все эти строки – просто поток сознания, спровоцированный употреблением веществ, это сознание меняющих.

По возможности отбросив стереотипы и презрев шаблонное мышление, попробуем разобраться с Главным Медляком СССР самостоятельно и вдумчиво.

Итак, все начинается с того, что лирический герой, плотно дунув, едет по ночной Америке и начинает постепенно засыпать:

На темном пустом шоссе

Прохладный ветер шевелил мои волосы

Легкий дымок марихуаны

Неторопливо поднимался вверх, к облакам

Где-то вдалеке я рассмотрел мерцающий свет

С тяжелой головой и потухшим взглядом –

Нужно было где-то остановиться и заночевать

После этого, без каких бы то ни было логических переходов, внимание слушателя сразу приковывается к женщине, которая внезапно возникает в не менее внезапном дверном проеме:

Она стояла в дверях

Я услышал звон колоколов

И про себя подумал,

что попал в рай

или в ад

Она зажгла свечу и показала, куда идти

А по коридорам носились странные голоса,

Которые, кажется, шептали, что

Добро пожаловать в отель «Калифорния»

Очаровательное место (очаровательное место)

Какое милое лицо

Широкий выбор комнат в отеле «Калифорния»

Ждет вас в любое время года (в любое время года)

Здесь стоит обратить внимание на звон колоколов, раздавшийся вместе с появлением женщины в дверях (mission bells – можно перевести и как «тревожный звоночек в голове») – который, разумеется, ничего хорошего лирическому герою не обещал. Потом эти свечи (хотя на дворе конец 70-х и разгар цивилизации), не вовремя явившиеся образы ада и рая, и те самые голоса, из ниоткуда обещающие посетителям райские кущи, плодами, шербетом и салом наполненные.

Дальше лирический герой, как умеет описывает царящие в этой странной гостинице нравы: уточенный и капризный вкус женщины (Мерседес у нее, тоже мне), парней, которые танцуют и истекают сладким летним потом (sweet summer sweat) и приходит к неожиданному выводу о запоминаемости танцев:

Она была повернута на Тиффани, и имела Мерседес

У нее было множество поклонников

Красавцев

Ух, как они плясали во дворе

Обливаясь сладким летним потом

Но, знаете как бывает –

Некоторые танцы запоминаются

Некоторые – нет

Затем происходит малопонятный разговор с неким Капитаном, который заявляет, что с 1969 года вина они тут не держат. Что они там держат, можно догадаться, вспомнив про Вудсток 1969-го года и его широкоглазых обитателей.

Поэтому я позвонил Кэпу

Попросил принести вина

Он сказал: «Мы такого не держим, с 1969 года»

А голоса все продолжали носиться по коридорам

Будили среди ночи

Как-будто говоря

Добро пожаловать в отель «Калифорния»

Очаровательное место (очаровательное место)

Какое милое лицо

Широкий выбор комнат в отеле «Калифорния»

Ждет вас в любое время года (в любое время года)

Финал у песни получился несколько торопливым, но зато кровавым и очень таинственным, открывающим массу возможностей для трактовки и домысливания. И розовое шампанское (соврамши, получается, Кэп – или шампанское не считается вином в Калифорнии?) и вечеринка в камере, и стальные ножи, которыми нельзя убить зверя – трудно придумать текст, который бы настолько не сочетался с уютным пубертатным полумраком школьной дискотеки в спортзале.

Зеркала на потолке

Розовое шампанское во льду

И она сказала: «Мы все здесь узники, у каждого свои мотивы»

И в хозяйской камере

Они собрались на вечеринку

Орудовали своими нержавеющими ножами

Но так и не смогли убить зверя

А вместо хэппи-энда авторы дарят слушателям несколько строчек о том, что лирический герой, скорее всего, плохо кончил, из отеля ему не выбраться, и вы, если не хотите принимать участия в макаберных развлечениях с шампанским и привидениями – лучше держитесь от Калифорнии подальше и с незнакомыми женщинами ничего такого себе не позволяйте.

Последнее, что запомнилось –

Я бегу к дверям

Надо было найти выход

Но ночной портье сказал:

«Расслабься. Мы работаем только на вход.

Выписываться можешь в любое удобное время –

Но уехать отсюда не получится»

Итак, все начинается с того, что лирический герой, плотно дунув, едет по ночной Америке и начинает постепенно засыпать:

Комментарии

6
под именем
  • Все комментарии
Показать сначала
  • Новые
  • Старые
  • Это не «глупости перевода», это в редакции журнала Максим нет хороших специалистов по английскому языку. Эта песня изобилует сленгом, например: «Mirrors on the ceiling, the pink champagne on ice» переводится не дословно. «Зеркалами на потолке» зовут зеркальце, с которого употребляют кокаин (нагибаясь над ним, ты видишь потолок), «Розовым шампанским на снегу» зовут кровь, которая при передозировке кокаина может пойти на это самое зеркальце из носа. Что здесь «ice», думаю, понятно. Дальше в этом абзаце метафорически рассказывается о зависимости, которую употребители наркотиков выбрали себе сами. В общем, песня про наркотики, если кратко. И переводить ее нельзя дословно, ибо метафоры в этой песне на самом деле великолепны. Одно только окончание песни чего стоит: «You can check-out any time you like, but you can never leave!» Тут, думаю, даже переводить надо)
  • Шикарная песня! Это как-раз то самое то, когда переводить вовсе не обязательно.
  • Всегда думал, что Some dance to remember Some dance to forget - это "некоторые танцуют, чтобы помнить, а некоторые - чтобы забыть"
  • При чём здесь "запоминаются - не запоминаются"? "Одни танцуют, чтобы вспомнить, другие - чтобы забыть". Вот уж действительно, глупости перевода.
  • видео битая ссылка
  • 5+ плотно дунув..)))) точно перекур)