Первые письма родных осужденным по «делу „Сети“*» после приговора

Их публикует «Новая газета». Слова поддержки родителей и жен осужденным на сроки от 6 до 18 лет.

Фото
Александр Поляков/ТАСС

Приволжский окружной военный суд в Пензе 10 февраля вынес приговоры обвиняемым по делу об организации деятельности «террористического сообщества „Сеть“» (часть 1 статьи 205.4 УК) и участии в (часть 2 статьи 205.4 УК). Их обвинили в планировании терактов для захвата власти. Всем назначили те сроки наказания, которые потребовала прокуратура.

Обвиняемые сначала дали признательные показания, но потом отказались от них, заявив о пытках. Пятеро свидетелей также сообщали о пытках и давлении со стороны силовиков (об этом много пишет «Медиазона» — например, вот и вот).

27-летнему Дмитрию Пчелинцеву дали 18 лет колонии строгого режима, 23-летнему Илье Шакурскому — 16 лет, следствие назвало обоих организаторами террористического сообщества.

30-летний Андрей Чернов получил 14 лет колонии строгого режима, Максим Иванкин — 13 лет, 25-летний Михаил Кульков — 10 лет. Они обвинялись в участии в террористическом сообществе и покушении на сбыт наркотиков.

31-летнему Василию Куксову присудили 9 лет колонии общего режима за участие в террористическом сообществе и незаконном хранении оружия, 27-летнему Арману Сагынбаеву — 6 лет колонии.

Никто из них свою вину не признал.

«Новая газета» публикует первые после приговора письма родных обвиняемых, которые они написали своим сыновьям и мужьям в СИЗО.

Сергей Чернов — сыну Андрею


Андрюшка, сын, привет. Ты у нас очень большой молодец, умеешь достойно держаться и не падать духом. Мы рады, что у нас вырос такой сын, не пошедший  на сделку с совестью в угоду оборотням в погонах. Ты давай и дальше не раскисай, помни, это еще не конец, просто так мы не отступим.

Татьяна Чернова — сыну Андрею


Родной мой! Я горжусь тобой! Ты смог остаться человеком, не оклеветать других, хоть и получил за это огромный срок. Но за таких детей, как вы, мы будем бороться дальше, это только начало! Мы очень тебя любим, Андрей!

Елена Шакурская — сыну Илье


Привет мой любимый!

Вот и закончился 10 февраля и наш приговор. Я, конечно, предполагала такой финал, видя, что происходит на наших судах. Но у меня в душе была надежда, что они отдадут дело на доследование, чтобы не позориться. Но нет. Решив не зачитывать мотивировку, не оглашать доводов, они опозорились еще больше. Лишь подчеркнули абсурдность происходящего еще раз.

Ты знаешь, у меня сейчас в голове только слова песни, которую мы пели сегодня вам около СИЗО, надеюсь, ты слышал.

Так пусть стены рухнут, рухнут, рухнут

И свободно мы вздохнем.

Верю, что так и будет!

Обнимаю, целую тебя, мой самый любимый!

Светлана Пчелинцева — сыну Дмитрию


Привет, родной! Исключительно уродливый сегодня день, хотя и ожидаемо ужасный. Но ты же и сам знаешь, что это были бы не мы и не ты, если бы потеряли веру, опустили руки, поддались отчаянию. Нет, это не про нас, родной!

Дима, спасибо тебе за твой позитив, за твою силу духа, за твою любовь и веру, за твой одухотворяющий и вселяющий надежду взгляд, за твои теплые, не позволяющие разорвать связь с реальностью жесты.

Сегодня для нас произошло лишь новое осознание того, что борьба за свободу и ваше честное имя должна приобрести еще большие масштабы. И пусть путь будет непростым, но никто при этом не потеряет себя и в конце концов обретет счастье и свободу.

Очень тебя люблю и жду!

Мама.

Анастасия Пчелинцева — мужу Дмитрию


10.02.2020 г. — день, которого мы долго ждали, все те, кто борется за вашу свободу, все небезразличные сердца, что убеждены в вашей невиновности. Да, безусловно, осознавали, что в этот день мы не будем ликовать, что приговор будет, но разница лишь в том — какой.

Приговор страшный, ощущаю пустоту.

Этот день много значит для меня, для всех нас, но это лишь продолжение нелегкого и, к сожалению, долгого пути к такому угасающему понятию современности, как справедливость.

В конце скажу лишь то, что мы никогда не опустим руки, что мы будем идти через все эти тернии и добьемся возвращения домой наших близких.

Дима, я рядом с тобой, я люблю тебя, мой муж.

Елена Самонина — сыну Михаилу Кулькову


Привет, родной! Ничего удивительного, да? Чуда не случилось, людоеды торжествуют. Сильно не переживай, все еще впереди, это только начало, поэтому набирайся сил и продолжай планировать жизнь на свободе! Рано или поздно эта война закончится, а мы дождемся и мы победим! Любим, верим, очень скучаем по тебе, Мишунь!

Алла Куксова — сыну Василию
 

Дорогой сынок! Проплакавшись вчера, мы сегодня подняли голову и решили со всеми родителями бороться до конца. Постоянно повторяю твои слова: «Если у вас будет все хорошо, и я все выдержу!» Аналогично: если ты справишься, и мы не подкачаем!

Анна Шалункина — мужу Максиму Иванкину


Привет, Иван Максимкин)) Ну или Максимка Шалункин))) Все говорят, что ждали этого дня — дня приговора, а я вот вообще не ждала, да и ты, мне кажется, тоже), потому как все было ожидаемо, ну и потому как у нас есть события и поважнее всяких приговоров; -)  муж))) Пенза еще не видела столько поддержки, солидарности, не знаю, успели ли вы оценить масштабы поддержки за несколько секунд, пока вас заводили в суд, но людей было очч много. Пенза в шоке, аххах))) особенно центр Э, ФСБ и полиция.

Кто-то из них в штатском на машине за нами следил))) за родителями, это было комично)) хотели до дома сопроводить, а пришлось в итоге от нас скрываться)) это долгая история))) места не хватит. Вот так они работают, прячась в своих капюшонах. Будем считать, что они нас охраняли, обеспечивая безопасность нашего пути до дома:)

Кругом один сплошной цирк, в том числе показательное выступление ОМОНА, когда вас увозили. Зачем все это было?) загородить машиной обзор, чтобы никому не было вас видно. Поэтому про суды и приговор даже говорить ничего не хочется. Но «это точно пройдет»)) До встречи на палубе; -) Мур-мур: -*


* По закону мы обязаны написать, что «Сеть» признана в России террористической организацией, ее деятельность запрещена.

Комментарии

8
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Ну посадили и хорошо, а родители еще и гордятся ими, докатились.
  • а что писали в газету , а не преступникам ?
  • Получили, что заслужили.
  • Отсидят не хуже других. А с родителей надо спросить за воспитание чадушек.