Мама-оборотень, бессмертный Боря, «крылышки Буша»: в Сети вспоминают, как взрослые обманывали их в детстве

Мы отобрали самые возмутительные, малодушные и занятные примеры лжи гадов-взрослых.

Не тебе одному в твоем младенческом возрасте предки плели, что пропавший хомяк улетел в теплые края, стал царем прайда и ему там лучше, чем с тобой! Твиттерянка @mashawannasay запустила тред, в котором предложила пользователям вспомнить, как родители обманывали их в детстве.

Вот как все было в ее случае:

«Нам с братом купили котенка. Два дня он у нас жил, а ночью третьего пропал. Мама сказала, что убежал. А потом позвонила бывшим хозяевам и сказала, что он у них! Добрался! Сам! Как в „Дороге домой“! Я верила до 20 лет в это…»

Мы бережно выбрали самые беззастенчивые примеры лжи взрослых. Прочти — и испытай радость узнавания!


«Мне сестра сказала, что мама ночью превращается в зайца. Я ждала, следила. А мама так и не превратилась».


«Когда старшей сестре было 15, а мне пять, я начала возмущаться, что ее кровать круто стоит у окна, а моя стремно в углу комнаты, и пыталась уговорить ее поменяться. Она сказала: «Ок, но ночью в форточку залетают летучие мыши и путаются в волосах. Меняться отказалась. +1 фобия».


«Когда мне было три года, мама сварила суп, и мне в тарелке попался красный перец. Я спросила ее, что это, она ответила: „Ягодка“. Ну я и слопала целиком.. ЭТО ВООБЩЕ НЕ ЯГОДКА!»


«Моя фамилия Евдокимова. Все детство мне говорили, что дяденька из телевизора, который поет частушки, — мой родной дядя. И я действительно верила, что Михаил Евдокимов — мой родственник, пока не узнала о понятии „однофамильцы“».


«Попросился в секцию футбола, а моя тетка, которая была старше и поэтому иногда подменяла маму, сказала, что все футболисты быстро стареют, поэтому в секцию нельзя. Она просто не хотела меня туда водить и забирать».


«Мне однажды купили „детский пылесос“. Типа, специально для детей, чтобы убираться. … (гнусный обман. — MAXIM) опознал тоже только лет в двадцать. А в детстве на радостях… (драил. — MAXIM) квартиру аки Золушка».


«Я поинтересовалась, откуда трещина в унитазе. Бабуля сказала, что дедушка вишню с косточкой ел, потом пошел в туалет и от косточки фаянс треснул. Лет до 10+ боялась проглотить косточку не в деревне. Потом узнала, что в туалете просто молоток уронили».


«Мама свои противозачаточные называла для меня таблетками от головы. А я не понимала, почему они помечены днями недели».


«До шести годиков каждое лето меня отвозили в деревню: у бабули с дедом там был дом. Там они на теплое время сажали огородик, заводили кур, поросеночка. Речь сейчас про последнего, и звали его Боря. Каждое лето я приезжал и играл с ним. И так любил этого хряка, а он меня! Когда жарко, я его из шланга обливал, бесились, давал уголь ему грызть, очень нравилось хрумкать Боре углем. Только повзрослев, я понял, что каждый год это был другой Боря».


«Я лет до 12 не ела „сникерсы“, „чупа-чупсы“ и прочие радости, потому что у меня „аллергия на химию“».


«В детстве спросил у бабушки, откуда берутся медузы. Она сказала, что их на другом берегу турки из киселя лепят и в море выпускают. Долго верил в это».


«В детстве очень любила куриные крылышки и требовала только их. А так как из мяса тогда можно было достать только „ножки Буша“, папка их как-то так хитро подрезал-обламывал перед готовкой, что они становились похожими на крылышки, а я велась».


«Когда мне было 10 лет, родители купили карпа, которого запустили плавать в ванную. Потом карп пропал, и мы с мамой ездили в зоопарк — смотреть, как он, выпущенный на свободу, плавает в пруду зоопарка…»


«Мне было года три, Новый год, папа под каким-то надуманным предлогом выходит из квартиры. Вскоре приходит Дед Мороз, стихи, подарки, все как положено. Я оказалась ребенком не промах и, когда папа вернулся, сообщила ему, что пока он где-то шастал, мама целовалась с Дедом Морозом».


«Мне говорили, что вот буду учиться на пятерки, поступлю в универ, а потом найду престижную высокооплачиваемую работу и куплю, все, что захочу. До 27 лет в это верила».


«Папа принес диких уток с охоты. За ужином, когда я уже половину порции съела, папа сказал: „Только осторожно, дробь не проглоти, сразу дырку в желудке насквозь пробьет“. Желание есть отбило сразу: я была уверена, что уже сожрала дробь. И пошла умирать в спальню».


«Однажды зимой папа одел меня в две куртки и сказал, что мы отправляемся в поход. Прошли 4 км в одну сторону и назад столько же. Я очень радовалась этому приключению. Мне было 4, и я не понимала, что в стране туго с продуктами и, чтобы купить хлеб, надо идти в пекарню в соседнем селе».


«У папы был друг, у которого не было фаланги большого пальца. Однажды пятилетняя я спросила у мамы, почему у дяди нет пальца, а она ответила, что дядя, как и я, в детстве сосал палец, вот он и закончился, как „чупа-чупс“. Представьте, на какой измене я сидела после этого…»


«Мне бабушка в детстве про какие-то желтые цветы рассказывала (вроде бы „куриная слепота“): мол, ни в коем случае не смотри на них — ослепнешь. Верила в эту… (чепуху — MAXIM), наверное, лет до пятнадцати».

Комментарии

0
под именем