Greenpeace: бумажная упаковка такая же вредная, как и пластиковая

Не удивимся, если скоро выяснится, что нефть экологичнее ветра.

Уже сложно отрицать, что выступление 16-летней Греты в ООН стало PR-фиаско. Как бы ни были экзальтированы активисты, правозащитники и прочие редакторки, у скептически настроенной массы — пожалуй, именно к ней было обращено выступление Греты — речь шведской школьницы-прогульщицы вызвала отторжение и даже отвращение. Своей реакцией народ и поспешил поделиться в социальных сетях.

Но это совсем не значит, что с экологией все хорошо. Просто мы еще никак не можем определиться, как бороться с потеплением. Думаете, дядьки в халатах и нобелевские лауреаты давно все обсудили и надо всего лишь следовать давно составленному списку? Вот вам пример.

Одна из серьезных проблем для экологии — это тара, то есть упаковка продуктов. Она, как правило, не несет никакой конечной функции, а сразу после распаковки или употребления продукта тут же оправляется в утиль. Самым популярным современным материалом для упаковки является пластик — от целлофановых пакетов до пупырчатых пленок и бутылок с водой. Но пластик невероятно долго разлагается, а при недобросовестной утилизации еще и вредит экосистемам. И очевидно, что разбросанные по альпийской лужайке пластиковые бутылки никому не нравятся.

О проблеме говорили давно, и крупные корпорации наконец услышали. Пластик разлагается пару сотен лет, а бумага — пару месяцев. Поэтому, например, пластиковые стаканчики и трубочки можно заменить на бумажные. Так поступили Dunkin’ Donuts, McDonald’s и Starbucks. За ними последовала Nestlé, начав упаковывать снеки в бумагу, включая азиатский бренд Milo.

Корпорации большие, шаг очевидный, СМИ их похвалили, продажи у социально ответственных компаний повысились. И вдруг Greenpeace — а этих ребят в отрицании глобального изменения климата обвинить сложно — выпускает массивный доклад о том, что бумажная упаковка — это плохо.

Вот как они объясняют проблему: если начать массово переходить на бумагу, то возрастет нагрузка на целлюлозно-бумажную промышленность. Сейчас основная задача по Парижскому климатическому соглашению — замедлить потепление планеты до 1,5 C°. Ограничить выбросы углекислого газа в атмосферу — это только половина проблемы, другая половина — это переработать то, что уже выброшено.

Вторая проблема — в переработке бумаги. Она может быть использована вторично, однако лишь при определенных условиях. То есть в случаях, когда она не слишком загрязнена — например, красителями. А так как упаковка чаще всего маркетинговый инструмент, то в переработку она не попадает, ее просто сжигают. То есть делают еще хуже. Это уже случилось с McDonald’s, которые заменили трубочки на бумажные. Потом оказалось, что из-за клея они утилизации не подлежат.

Третья проблема, которую называют эксперты Greenpeace, — это факт, что текущее производство сертифицированного бумажного волокна уже работает на предельной мощности во всем мире и не в состоянии обеспечить растущий спрос.

Что со всем этим делать? Кто бы знал, потому что правильного выбора из двух зол не существует: все приведенные аргументы не делают пластик сколько-то полезным для окружающей среды. В Greenpeace разрабатывают сложную стратегию перехода на многоразовую упаковку, но и здесь все неоднозначно. Например, для упаковки пищи многоразовую упаковку применять можно, но тогда сильно упадет уровень гигиены. Значит, упаковку нужно дезинфицировать, но для этого нужны химические реагенты, а значит, возникнут новые химические производства с отходами… Ну и так далее.

Надеемся, в следующем году спикеры на экологическом форуме ООН будут готовы ответить на эти вопросы, а не просто поорать в микрофон.

Комментарии

0
под именем