MAXIM рецензирует комедию «Оленья кожа» с бородатым Дюжарденом и небородатыми шутками

Давным-давно месье Дюпье снял трехкопеечный фильм, в котором автомобильная шина охотилась на людей. Нынче Дюпье повзрослел, у него снимается оскароносный актер. А больше ничего не изменилось!

Разве может быть плох фильм, который начинается с песни Джо Дассена «Et si tu n'existais pas»? А черт его знает! Мы ведь ранее не видели ни одного фильма, который бы начинался с песни Джо Дассена. «Оленья кожа» — первый такой, так что будем разбираться вместе с тобой по ходу дела.

Кантен (в России обычно его зовут Квентином) Дюпье, также известный как Mr. Oizo, и в самом деле француз, не какая-то там китайская подделка. При этом он неправильный француз. Он не снимает кино про распитие кофе с барышнями на балконе с видом на Эйфелеву башню. Этим занимаются другие режиссеры, коих сотни, если не тысячи. Дюпье же один в своем роде. Он несет пургу.

Так как в культуроведческом лексиконе отсутствует термин «пурга», обычно кинокритики его заменяют на длинное умное словосочетание «сюрреалистический абсурдизм». Сейчас в мире, пожалуй, два главных абсурдиста — это канадец Гай Мэддин и наш друг Кантен Дюпье.

В связи с этим забавно отметить совпадение, что главная актриса «Оленьей кожи» Адель Энель была замечена и в последнем фильме Мэддина «Запретная комната». Однако мы отвлеклись.

Кино знакомит нас с героем Жана Дюжардена в препечальнейших обстоятельствах. Человек тяжело переживает расставание с супругой. Чтобы переживание проходило особенно тяжело, он в одиночку отправляется в далекую деревенскую глушь. Покупает там ковбойскую куртку из оленьей кожи, которая вышла из моды полсотни лет назад, и поселяется в безлюдном отеле.

Будь Дюпье приличным режиссером, французом с человеческим лицом, он бы построил на этом сюжете красивейшую меланхоличную драму об одиночестве и увядании на фоне зимних Альп.

Но Дюпье не несет свет и грусть. Он несет пургу. Поэтому его история после недолгой раскачки выруливает в сферу непостижимо идиотской любви человека к собственной кожаной куртке. Вплоть до того, что куртка начинает повелевать им, вертеть как своим рабом и подстрекать на преступления.

Куртка, которая приказывает убивать, — тема вечная, всем хорошо знакомая. Тут трудно чем-то удивить.

Чтобы зритель не счел сценарий слишком уж предсказуемым, Дюпье вплел в сюжет еще одну историю. В ней Дюжарден пудрит мозг очаровательной работнице бара, изображая из себя архиважного кинопродюсера. Надо заметить, что в оленьей куртке с бахромой его сперва принимают за порнопродюсера, и это логично, в отличие от всего остального в фильме. Вместе он и она снимают артхаусное кино, сценарий к которому никто так и не придумал.

Чем кончится «Оленья кожа», мы рассказывать не будем, но догадаться несложно. Фильм закончится титрами.

Больше всех в этой картине поражает, конечно, Дюжарден. Актер стоически и проникновенно отыгрывает роль залетного сумасшедшего, выдерживает невозмутимость и трагизм во время клинически имбецильных сцен и диалогов. Как у него получается не смеяться, мы того не ведаем. Может, режиссер держал в заложниках его детей. Или не сам режиссер, а его куртка.

Вердикт: слегка жестокая и смешная кафка на ночь для взрослых и бывших детей.

Оленья кожа (Le daim), 2019, Франция. Режиссер: Квентин Дюпьё. В главных ролях: Жан Дюжарден, Адель Энель. В российском прокате со 2 августа 2019 года.


Все, что нужно знать про самые актуальные и интересные движущиеся картинки со звуком и сюжетом! На telegram-канале MAXIM: Кино и сериалы

Комментарии

0
под именем