7 легендарных киносцен, получившихся случайно

Подобные ситуации случаются во время съемок гораздо чаще, чем можно было предположить.

Таксист (Taxi Driver, 1976)

Знаменитая сцена разговора Трэвиса Бикла со своим отражением была прописана в сценарии довольно скупо: «Трэвис разговаривает с отражением». Режиссер Мартин Скорсезе не стал требовать от сценариста Пола Шредера пояснений и разрешил исполнителю роли Трэвиса, Роберту Де Ниро, нести любую чепуху. Начинающий актер не стушевался и блестяще изобразил Брюса Спрингстина, общающегося с самим собой перед выступлением (за этим занятием Де Ниро как-то застал музыканта за кулисами).

Несмотря на довольно бессмысленное содержание, монолог Бикла не только вошел в финальную версию фильма, но и стал культовым, а фраза «Ты со мной разговариваешь?» (You talkin' to me?) занимает почетное шестое место в списке ста главных киноцитат.

Сам Де Ниро давно уже не рад своему паясничанью перед камерой — по словам актера, на протяжении последних сорок лет к нему каждый день кто-нибудь подходит и цитирует Бикла.


Заводной апельсин (A Clockwork Orange, 1971)

Еще один актер, которому разрешили вытворять в кадре что вздумается, — Малкольм Макдауэлл. Во время съемок эпизода с групповым изнасилованием Макдауэлл вел себя довольно скованно, что раздражало режиссера Стэнли Кубрика. После очередного неудачного дубля Кубрик махнул рукой и предложил молодому актеру хоть как-нибудь проявить себя. Внезапно для всех Макдауэлл начал танцевать и напевать песню из мюзикла «Поющие под дождем».

Увиденное настолько поразило Кубрика, что он не только не стал переснимать сцену, но и тут же отправился договариваться по поводу авторских прав, чтобы использовать композицию Singin' in the rain в качестве основного саундтрека.


Крестный отец (The Godfather, 1972)

После премьеры экранизации криминального романа Марио Пьюзо критики кинулись нахваливать режиссера Фрэнсиса Форда Копполу за гениальную находку: все были в восторге от того, как легко удалось показать человечность и ранимость сурового Вито Корлеоне, усадив ему на колени кошку. Коппола моментально разочаровал любителей искать во всем глубинный смысл: животное было бродячим и прибилось к съемочной группе.

В фильме появление кошки не планировалось, но она случайно оказалась в павильоне и забралась на колени к Марлону Брандо. Тратить время и пленку на пересъемку сцены никто не захотел.

Властелин колец: Две башни (The Lord of the Rings: The Two Towers, 2002)

Иногда достоверная передача эмоций в кадре получается не из-за особого мастерства актеров, а благодаря простому стечению обстоятельств. Полный боли и отчаяния вопль Арагорна в экранизации эпопеи Толкина — наглядный тому пример.

В сцене поисков потерявшихся хоббитов Мерри и Пиппина герой Вигго Мортенсена от досады пинает шлем и падает на колени. Крик сурового вождя следопытов не был прописан в сценарии — Мортенсен просто в этот момент сломал два пальца на ноге.


Апокалипсис сегодня (Apocalypse Now, 1979)

Еще одно членовредительство, показавшее всю боль не только актера, но и персонажа, произошло на съемках культовой драмы «Апокалипсис сегодня».

Эпизод с капитаном Уиллардом, сходящим с ума в комнате отеля «Сайгон», снимался в день рождения исполнителя роли Уилларда, Мартина Шина. К моменту съемок актер был уже настолько пьян, что не мог контролировать свои движения. Все, что случилось дальше, — от удара по зеркалу до размазывания хлынувшей крови по лицу, — прекрасно вписалось в канву повествования и отлично передало безумие спившегося героя.


Бриллиантовая рука (1968)

Экономия пленки и нежелание вырезать пусть и не запланированные, но удавшиеся сцены — явление повсеместное, и советские режиссеры тоже в этом замечены.

Съемки знаменитой сцены рыбалки у Белой скалы проходили для исполнителя роли контрабандиста Лёлика, Анатолия Папанова, довольно тяжело: на протяжении нескольких часов актеру пришлось плавать в зимнем Черном море, температура которого на тот момент не превышала плюс восьми. После очередного выныривания Папанов не выдержал и в сердцах прокричал ассистенту, испортившему дубль, оскорбление: «Идиот!»

Леонид Гайдай решил использовать кадры в окончательной версии кинокартины. И не зря: восклицание «Идиот!» стало визитной карточкой Лёлика.


Ирония судьбы, или С легким паром! (1976)

Еще две фразы, произнесенные актерами случайно, но ставшие крылатыми, прозвучали на съемочной площадке новогодней комедии Эльдара Рязанова.

Знаменитая характеристика вкусовых особенностей заливной рыбы — неподдельная реакция актеров (о рыбе, как ты помнишь, отзываются и Ипполит, и Женя Лукашин). По словам участников съемочной группы, блюдо и впрямь было на редкость гадким.

Сцена с Ипполитом в душе, конечно, была частью сценария, но реакция Юрия Яковлева на теплую воду была неожиданной для всех. Точнее, неожиданным стало само появление горячей воды. В 1976 году на «Мосфильме» были перебои с водоснабжением, и на протяжении предыдущих дублей актер стоял под ледяной струей.

Комментарии

0
под именем