Фото №1 - История одной песни: советско-германский плагиат «Марш авиаторов», 1923
Кадр из фильма «Небесный тихоход»

«Все выше, выше и выше стремим мы полет наших птиц» — написал украинский поэт Павел Герман на музыку своего земляка, композитора Юлия Хайта. «Марш авиаторов» стал одной из самых знаковых композиций всего нашего советского наследия. И мы относились к песне так же, как ко всему советскому наследию — то есть спокойно.

Лужу бури в стакане воды взбаламутил эмигрант и подрыватель основ Сева Новгородцев с британской радиостанции «Би-Би-Си». Там он вел еженедельные (и заглушаемые советским режимом) программы о музыке. Именно с его эфиром до нас донеслась невероятная весть — оказывается у советского марша про «Все выше, выше и выше» был брат-близнец за границей. И ладно бы просто иностранный — но в нацисткой Германии!

Возмущению и конфузу советского гражданина не было предела!

Вопиющей казалась сама идея — как могли нацисты использовать советский марш, равно как и наоборот. С такими жестко идеологическими вещами ведь не шутят, расстрельная статья — что при сталинском режиме, что при гитлеровском!

Как показали дальнейшие исследования и бесчисленные дебаты летописцев, нацисты и впрямь не воровали эту песню у Красной Армии. Они ее взяли у немецких коммунистов!

В 20-х годах марш у нас одолжили товарищи из коммунистических ячеек Германии. Они сделали гордую немецкую адаптацию под названием «Песня Красного воздушного флота». После того, как немецкие коммунисты были разогнаны и уничтожены, марш попал в руки боевиков Национал-социалистической немецкой рабочей партии. Коричневорубашечники переименовали марш в «Песню рабочей молодежи Берлина». Затем уже работники гитлеровской фабрики идеологов сменили вывеску еще раз, и марш стал работать на нужды армии под названием «Иди в бой».

После падения гитлеровского режима песня все-равно не покинула немецких просторов — ее стали активно использовать в ГДР, само собой, со ссылкой на советский первоисточник.

Как видишь, наши Хайт и Герман против своей воли оказались автором не одного, а целой бесконечной цепочки маршей — как дружеских, так и вражеских. Неразбериха с авторством же возникла из-за того, что в те времена было довольно трудно отследить даты первых публикаций песни в СССР и Германии. Разобраться где и когда композиция зазвучала в первый раз в доинтернетовскую эпоху было крайне сложно.

Тем более что информация была крайне противоречивой. Суди сам:

Фото №2 - История одной песни: советско-германский плагиат «Марш авиаторов», 1923
Sopwith 1½ Strutter — популярный во многих странах боевой самолет времен Первой мировой. Выпускался также по лицензии в России

Были обнаружены странности в показаниях самих авторов. Так, Юлий Хайт уверял, что авиаторы ему заказали ему песню еще в 1920 году, свозив на экскурсию на аэродром, где стояли деревянные самолеты. В 20-м году советская авиация и впрямь была деревянной. Однако в тексте-то поется «Нам разум дал стальные руки-крылья»!

Исследователи считают дату 1920 слишком оптимистичной. Разгадку дает загадочный вражеский ультиматум, который упоминается вскользь в словах марша:

Наш каждый нерв решимостью одет;
И, верьте нам, на каждый ультиматум
Воздушный флот сумеет дать ответ.

Ультиматум лорда Керзона и в самом деле мелькал в заголовках советских газет, но в… 1923 году! Именно этот год сейчас и принято указывать в ссылках на эту бессмертную композицию.

Главное, что авторство Хайта и Германа уже никто не оспаривает.