У тебя никогда не возникало ощущения, что твоя сексуальная биография становится ярче с каждым новым твоим рассказом о ней? И это при том, что в тот момент, когда ты ее проживал, она не казалась такой уж привлекательной. То-то и оно. Исследование, проведенное старшим исследователем Университета Глазго доктором Кирстен Митчелл, проливает свет на мужскую сексуальную биографию, и выясняются не самые комплиментарные вещи.

Фото №1 - Почему мужчины преувеличивают количество своих партнерш? Объясняют психологи

Собственно, цель исследования доктора Митчелл состояла в том, чтобы объяснить знаменитый в социологических кругах «половой пробел». Его суть в следующем: когда мужчины и женщины отвечают на вопрос о количестве партнеров, выясняется, что у мужчин их примерно в два раза больше, чем у женщин. Хотя, казалось бы, с кем все эти доблестные мужчины занимаются сексом?..

Вот и в последнем масштабном исследовании, которое Митчелл взяла за основу своего исследования, — Национальном исследовании сексуальных привычек и поведения, включившем в себя ответы 15 тысяч мужчин и женщин, — мужчины в среднем указали 14 партнерш за всю жизнь. Между тем среднее число партнеров у женщин в два раза меньше — всего 7.

Доктор Митчелл считает, что такому «половому пробелу» способствуют три фактора:

  1. Именно мужчины склонны преувеличивать количество своих партнеров. (К примеру, если среди мужчин мелькала цифра 110 партнерш, то самая любвеобильная из женщин назвала лишь 50). Благодаря этим фантазерам и вырастает среднее число партнеров по палате. То есть по полу.

  2. Женщины считают точное количество партнеров, в то время как мужчины считают примерное — опять же в сторону увеличения.

  3. Женщины склонны преуменьшать количество партнеров. Так, они не считают связи на одну ночь, а замужние не считают одноразовые измены.

Как видишь, даже статистические данные могут быть ошибочными, и в среднем у мужчин и у женщин количество партнеров одинаковое. В искажении фактов виновато лицемерное патриархальное общество, навязывающее мужчинам донжуанскую модель поведения, а женщинам — монашескую (да, мы феминисты!).