Как общаться с иностранцами на ЧМ (и после): лучшая инструкция для всех видов чужеземцев

За разговор с иностранцем санкций у нас пока не предусмотрено. Но если наговорить лишнего, санкции могут случиться со стороны самого иностранца. Поэтому вот ответы на вопросы, который ты мог бы задать по этому поводу, но все не знал кому.

Как общаться с иностранцами на ЧМ (и после): лучшая инструкция для всех видов чужеземцев

Правда ли, что эстонцы нас ненавидят, немцы боятся, англичане презирают, греки одобряют, а жители Вануату обожают?

В ходе полевых исследований, проведенных сотрудниками Maxim, установлено: люди, живущие в других странах, по большей части не относятся к нам вообще никак. Потому что у них своих забот хватает. Конечно, если завести беседу о конфликте в Донбассе или притеснениях «Русала», иностранцы покивают и скажут: «О, как это печально!» И даже так: «Хотелось бы, чтобы все разрешилось мирно!» Но на самом деле им это так же интересно, как тебе рассказ о споре Румынии с Венгрией из-за Восточной Трансильвании. А такой спор есть, и довольно острый, поверь.

Верно ли, что в разговоре с сербами нельзя хвалить Хорватию, в беседе с хорватами — упоминать Сербию? А о чем говорить с албанцами — вообще непонятно.

Балканцы живут бок о бок веками. Твой собеседник может иметь папу-серба, маму-хорватку, жену-боснийку, родиться в Косове, учиться в Македонии, быть православным и обожать дядюшку, принявшего ислам. При этом в начале 90-х все воевали со всеми: сербы с хорватами, хорваты с боснийцами, боснийцы с теми и другими. А мудрые словенцы сразу поставили танки в точках доступа в страну среди гор, и никто туда не пошел. Ты никогда не угадаешь, в какой части политического спектра витают убеждения балканца, и, если зайдет разговор о политике, лучше на все отвечать так: «Мир — хорошо, война — плохо» и «Ваше здоровье!»

Как общаться с иностранцами на ЧМ (и после): лучшая инструкция для всех видов чужеземцев

Они же некультурные все, Толстого и Досто­евского не читали. Ну хоть о Флоренском-то с ними можно поговорить? Или сразу о Майкле Джексоне?

Как раз Толстого и Достоевского знают. «Анну Каренину» экранизировали 30 раз, из них только восемь — в России. А «Преступление и наказание» впервые поставили в парижском «Одеоне». Чехова вообще ставят везде, кроме Антарктиды. Но понятно, что беседовать с накачанным пивом болельщиком «Манчестера» о Чехове так же оптимистично, как с накачанным пивом болельщиком ростовского «Плодоовощевода». Поэтому лучше найти с иностранцем нечто общее в культурном коде.

Итальянцы. С ними проще всего: Челентано там народный герой, как и у нас. Все время откуда-то играет, и даже юные хипстеры о нем что-то слышали. Хотя эти больше любят модную Annalisa и вечного Jovanotti.

Немцы. Российская любовь к Тилю Швайгеру многим немцам непонятна. Но если упомянешь, что смотрел Вима Вендерса, их одобрение гарантировано. Хотя сами-то они вряд ли его смотрели. Это как у нас Тарковский: все любят, но не всякий выдержит. Что до музыки, то Modern Talking и Europe хранятся где-то среди трилобитов позднего кембрия. Зато Glasperlenspiel и технопианистов из Grandbrothers всегда можно обсудить.

Австралийцы. Настолько дружелюбны, что с ними можно поболтать о педофилии и холокосте без видимых последствий (если тебе вдруг этого захочется, что будет довольно странно). Но лучше вспомнить, что Мел Гибсон, Николь Кидман, Наоми Уоттс, Миа Васиковска, Кейт Бланшетт, Хью Джекман и Рассел Кроу — австралийцы. То есть пол-Голливуда. В Австралии этим очень гордятся и любят это обсудить. AC/DC, INXS и Кайли Миноуг — тоже все австралийцы.

Французы. Ришара любят, как и у нас, но он нынче ездит по миру с моноспектаклями для интеллектуалов. Народные герои — Сами Насери из «Такси» и Омар Си, сыгравший в фильме «Неприкасаемые», который у нас почему-то называется «1+1». В смысле музыки тоже сплошная этника: Tunisiano, Lunatic и прочий местный рэп.

Финны и шведы. Астрид Линдгрен и Туве Янссон с ее муми-троллями по-прежнему дико популярны. Рядом с Турку даже есть Муми-парк с муми-домами и прочими атрибутами муми-жизни. Так что упоминание этой темы определенно улучшит понимание.

Контактная политинформация

Назвать шотландца или валлийца англичанином — значит глубоко оскорбить. Помимо английского они говорят еще на своих языках и всерьез думают об отделении от Британии.

Бельгиец — это либо валлонец, либо фламандец. Они считают себя очень разными и тоже давно мечтают о разводе.

Македония — это и славянская страна, и область в Греции. Греция считает славянских македонцев ненастоящими, поэтому Македония официально называется Бывшая югославская Республика Македония (БЮРМ).

Для французов и немцев Первая мировая война не менее значима, чем Вторая. Франция в Первой и воевала активнее, и пострадала намного сильнее.

Хочу пожалеть иностранцев, что иммигранты их обижают, а женщины тамошние совсем уважение к пенису потеряли. Можно?

Что до иммигрантов, то далеко не все порадуются твоему сочувствию. В Англии и Франции принято считать, что свобода въезда для африканцев и азиатов — необходимая плата за колониальное прошлое. Что до потери страха перед пенисом, то тут тебя, возможно, поймут и поддержат граждане Саудовской Аравии и Ирана. Но с прочими лучше не стоит поднимать эту тему. Большинство европейских, американских и австралийских мужчин вполне счастливы делить с женщиной счет в ресторане и иметь отпуск по уходу за ребенком.

Как общаться с иностранцами на ЧМ (и после): лучшая инструкция для всех видов чужеземцев

Я в школе учил английский как-то раз. Этого ведь достаточно, чтобы поговорить с любым иностранцем?

Если ты немного знаешь английский, у тебя помимо англоязычных граждан не будет проблем со скандинавами, финнами, японцами и немцами. Проблемы будут у них с тобой, потому что они говорят по-английски очень хорошо. А в большей части Италии, Франции, Греции, Восточной Европы, Ближнего Востока, Африки, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и Океании английский тебе вообще не поможет. То есть почти везде. Поможет приложение вроде iTranslate. Лучше уж общаться письменно, чем совсем никак.

ФОТО: GETTY IMAGES

Комментарии

0