Нет в мире более эгоистичного, более себялюбивого занятия, чем секс. По крайней мере, если глядеть на ситуацию с биологической точки зрения. Это самонадеянная попытка заселить мироздание своими копиями, причем желательно в неограниченном количестве (у женщин с их одинокой робкой яйцеклеткой, может, все и по-другому, но любой мужчина способен за десять секунд торопливых телодвижений извлечь из себя генетического материала на все население, например, Франции, и еще останется на пару Люксембургов).

Неудивительно, что наше половое поведение основано на инстинктах, не имеющих никакого отношения к слову «альтруизм». Данного факта не изменить никакой культуре и никакой цивилизации, так что нам остается только признать его и следовать указанным инстинктам с чистой совестью.

Фото №1 - Почему для мужчин сексапильность важнее души

Сексапильность в приоритете

Одна из основных претензий, которые женский пол выдвигает мужчинам, заключается в том, что они (мужчины) слишком падки, так сказать, на внешнюю сторону дела: нарядную упаковку, большую грудь, длинные ноги и прочие несущественные вещи. Что сексапильность для важнее души, пухлые губы нравятся больше любящего сердца, а отсутствием целлюлита они охотно извиняют отсутствие интеллекта.

Бразильские проститутки в леопардовых бикини на самом деле привлекают мужчин больше, чем отличницы с библиотечных факультетов. Конечно, мужчины не возражали бы, если бы была возможность как-нибудь скрестить обе эти ипостаси в одной девушке, но если приходится выбирать, то можно обойтись без университетского диплома. Да, это обидно для одного пола и неразумно для другого, но разве тут можно что-нибудь изменить?

Как уже говорилось выше, люди не занимаются сексом из уважения или милосердия. Этот чисто эгоистичный акт требует выбирать весьма конкретную цель — существо, которое мужская физиология распознает как:

  • представителя одного с нами вида;

  • женского пола;

  • находящегося в репродуктивной фазе;

  • располагающего достаточным количеством сил и здоровья, которые помогут партнерше благополучно выносить и выкормить доверенный ей генетический материал.

Поэтому мужчины выбирают парт­нерш, внешность которых буквально вопит о женственности, здоровье и фертильности, а если она при этом еще немножко вопит об отсутствии строгих моральных принципов, тем лучше.

И справедливости ради отметим, что половая программа женщин выдвигает куда более обширные и, если вдуматься, унизительные для партнера требования к его качествам, в которые входят все эти любящие души, огромные интеллекты, значительные состояния, безупречные репутации, умение благородно изгибать мизинец при игре на семиструнном кото и еще миллион не менее важных пунктов. Да мужчины бы были счастливы, если бы для привлечения женского внимания достаточно было надеть мини-юбку и накрасить губы!

Почему мужчин привлекает доступность

Фото №2 - Почему для мужчин сексапильность важнее души

Да, правило «Дают — хватай!» работает не для всех. Чтобы понять принципы мужского полового поведения, можно использовать классификацию биолога К. Лоренца «Мужья и любовники». Согласно ей, для самца — Лоренц же биолог, поэтому все больше по всяким крысам специализировался (хорошо, что люди от них не слишком в этом вопросе отличаютя) — так вот, для самца выигрышными стратегиями могут быть две прямо противоположные манеры поведения, еще одна — рискованной и еще одна — заведомо проигрышной. Итак, вот эти четыре стратегии.

1. «Любовник»

Этот самец стремится оплодотворить максимальное количество самок. Чаще всего самцы-любовники не растрачивают свои силы на долгие ухаживания и, получая отлуп после нескольких попыток, устремляются на поиск более сговорчивых дам, хотя иногда их ухаживания могут быть и весьма настойчивыми. После спаривания парт­нерша быстро теряет в глазах кавалера ценность: он весь уже в поиске новых чувств, хотя никогда не откажет в близости и старой подруге, если она вдруг случайно подвернется ему под лапу. Такие самцы обычно не слишком ревнивы и малоагрессивны.

Это выигрышная репродуктивная политика, потому что при таком количестве парт­нерш велика вероятность появления у них многочисленного потомства от нашего героя. Тем не менее вероятность — это еще не гарантия.

2. «Муж»

Представитель того же самого вида может избрать и другую надежную стратегию — моногамное супружество. Такой самец долго ухаживает за одной самкой, не подпускает к ней соперников и остается с ней если не навсегда, то хотя бы на то время, которое необходимо для выращивания потомства. При этом его потомство может превосходить численность потомства «любовника», так как не только все дети этой самки будут с высокой степенью вероятности его детьми, но и шанс этих детей вырасти и стать, в свою очередь, родителями будет весьма высок, так как кормить и охранять их будут двое родителей, а не только мать.

4. «Хозяин гарема»

Это «муж», пытающийся одновременно охранять от других самцов нескольких самок и помогать им выращивать потомство. Такая стратегия — одна из самых рискованных, так как и гарантий целомудрия партнерш тут меньше, чем в моногамных семьях, и уход за потомством хуже, и, что самое рискованное, количество боев, которые приходится вести с другими самцами, так велико, что хозяин гарема имеет шанс отбросить копыта (или что у него там) в самом цветущем возрасте, так и не успев толком размножиться. Тем не менее самые крупные и агрессивные самцы нередко успешно проводят именно эту политику (у некоторых видов, например львов, она является практически единственной).

3. «Монах»

Какой-то процент самцов в популяции всегда устраняется от участия в этой генетической гонке, ведя жизнь аскета либо проявляя гомосексуальные склонности (чем выше плотность популяции, тем больше процент «монахов»). Причем нередко это бывают вполне здоровые и сильные самцы, которые с течением времени могут даже отказаться от выбранной тупиковой стратегии и все-таки начать спариваться с самками.

Все эти четыре программы могут не только сосуществовать в рамках одного вида, но и проявляться у одного и того же самца в разные периоды его жизни. Если в данной фазе индивидуального развития мужчине свойственна стратегия «любовника», эгоизм будет заставлять его выбирать самых доступных девушек из окружения. Они будут казаться ему самыми привлекательными, так как эгоистичные инстинкты будут усердно шептать, как это замечательно — получить возможность спариться без растрат ценнейших ресурсов: времени и энергии. Увлечение многих успешных и привлекательных мужчин проститутками — проявление той самой стратегии. «Гарантированный секс без хлопот и ответственности» — вот ее девиз.

Осуждать продажных женщин и общее падение нравственности в первую очередь будут «мужья» и «хозяева гарема», для которых верность и даже в какой-то степени асексуальность партнерши являются основной гарантией их генетического благополучия. Но и строгие защитники морали, и распутные клиенты проституток руководствуются одним и тем же побуждением — бесконечным сексуальным эгоизмом.

Тяжкий грех воздержания

Два дня — идеальный срок для подготовки в мужских яичках оптимальной по количеству и качеству порции спермы (сами сперматозоиды вызревают куда дольше — 2,5 месяца, и именно с учетом этого срока следует вести безобразно здоровую жизнь, включающую, например, полный отказ от алкоголя).

Полностью созревшие, готовые к высадке на местность сперматозоиды как бы консервируются, замирают, экономя энергию. Чем дольше их там продержать, тем больше в сперме будет клеток, погибших в результате столь долгого заточения. Поэтому половая программа заботливо снабдила мужчин желанием и возможностью избавляться от передержанной спермы самостоятельно, если уж секса по каким-то причинам не получается. Зато, когда парт­нерша все-таки материализуется в их объятиях, они смогут предложить ее вниманию качественный свежий продукт, а не малопригодную для зачатия выдохшуюся ерунду.

Если бы древние христиане, так рачительно относившиеся к росту своей паствы, были лучше осведомлены о механике процесса репродукции, они, несомненно, не стали бы осуждать онанизм как тяжкий грех.

Секс с полной отдачей

Фото №3 - Почему для мужчин сексапильность важнее души

Непосредственно в самом сексе мужчины, казалось бы, постоянно проявляют альтруизм, благородство и самоотречение. Все знают, как выглядит по-настоящему идеальный секс честного мужчины: никаких предварительных ласк, двадцать секунд ритмичных фрикций в удобной позе, восемь секунд блаженства и долгий крепкий сон… Увы, это идеальный секс не нормального мужчины, а мужчины изможденного, замученного и пребывающего в состоянии хронического стресса.

Тут опять придется окунуться в биологические болота. Хотя брачное поведение большинства видов не блещет особым разнообразием, но количество химических и физиологических вариаций, сама механика непосредственно спаривания на этой планете превышает все разумные нормы. Особенно много веселого было придумано для рыбок и мошек, но и homo sapiens тоже досталось немало любопытного. Взять, например, пенис (фигурально выражаясь!). У него такая интересная форма, потому что наш вид относится к группе спермоконкурирующих. Животных этой группы часто можно отличить по некоторым характерным признакам, в том числе по причудливой форме пениса и сложному механизму зачатия у самок.

Спермоконкурирующие виды называются так потому, что последний решительный бой самца за яйцеклетку происходит уже на химическом уровне. Женщины наши гораздо менее моногамны, чем мужчинам нравится думать, способны к зачатию не сезонно, а постоянно, но при этом они почти не сигнализируют потенциальным партнерам, когда находятся в благоприятном для зачатия состоянии. Секс у спермоконкурирующих видов вообще не так часто приводит к зачатию, многие вполне фертильные пары месяцами не могут достичь того результата, которого любой опытный скотник добьется, два раза подпустив быка к корове.

Поэтому головка мужского пениса сформирована так, чтобы не только обеспечить надежность «сцепления» при копуляции, но и устранить из половых путей женщины, возможно, еще находящуюся там сперму предыдущих парт­неров — подцепить ее со стенок и вытеснить к выходу.

Но даже если в радиусе тысяч километров от партнерши находится всего один мужчина, успешное размножение все еще остается под вопросом. Самки нашего вида — это настоящий полигон для испытаний на выживаемость мужских половых клеток. Среда женского влагалища, например, враждебна для сперматозоидов; продвигаясь там, они ориентируются по крайне слабым сигналам, посылаемым яйцеклеткой (почти коррект­но будет назвать эти сигналы «запахом»).

Сама вожделенная яйцеклетка окружена плотной стеной химзащиты, так что сперматозоиды вынуждены были в ходе эволюции превратиться в своеобразные живые ракеты со взрывателями в головной части. Каждый сперматозоид несет к яйцеклетке свой маленький заряд взрывчатки в надежде, что именно ему удастся взорвать ее броню и проскользнуть внутрь. Пос­ле этого будут включены сирены, пущен ток по линии заграждения, прибудет охранное подкрепление — и уже ни один хвостатый конкурент сюда не проникнет.

Так вот, чтобы благополучно преодолеть все эти ужасы, человеческие самцы ориентированы на приведение самки в состояние максимального возбуждения до и в момент полового акта. Все эти инновационные упражнения с куннилингусом, массажи ножек, покусывание ушек, три часа свирепого секса под «Шербурские зонтики» и прочие ухищрения — вовсе не потому, что мужчина хочет сделать партнерше хорошо. То есть он хочет сделать ей хорошо, но лишь затем, чтобы хорошо стало его генетическому материалу. Чтобы стенки влагалища сокращались интенсивнее, помогая сперматозоидам продвигаться к цели, чтобы среда вокруг стала чуть более химически комфортной, чтобы доступ к яйцеклетке был открыт чуть шире, а сама она подзывала к себе гостей чуть энергичнее…

И лишь серьезное психическое и физическое истощение мужчины, его фактическая капитуляция перед ужасами существования может быть причиной того, чтобы он предпочел этому эгоистичному изматывающему арсеналу «аварийный» двадцатисекундный секс, который у спермоконкурирующих видов схож с отчаянным швырянием проигравшегося игрока последней фишки на первое попавшееся число.

И какой из всего этого следует вывод?

Фото №4 - Почему для мужчин сексапильность важнее души

Вообще, если сравнивать человека с животными, то основным отличием можно считать осознанность наших самых сложных поступков. И только потому, что люди умеют понимать причины своего поведения, мы способны более или менее этим поведением управлять.

Да, секс — занятие, как мы видим, совершенно эгоистическое. Но если хорошо знать, чего именно требуют инстинкты, о чем канючит подсознание и на что намекает физиология, то вполне можно устроиться так, чтобы хорошо было и телу, и совести, и партнерше. Ну а уж если удастся добиться такой чудесной гармонии, то не все ли равно, чем она была вызвана — эгоизмом, альтруизмом или даже аутизмом?

Фото: Getty Images