Приговор по делу о «Майнкрафте» наделал немало шума: 16-летнего подростка приговорили к пяти годам лишения свободы за то, что он с друзьями собирался взорвать в игре здание ФСБ. Обвинение, конечно, описало все это как терроризм. Не виртуальный, а вполне себе всамделишный. Но если бы это был единственный случай за все время существования компьютерных игр, когда геймеры попадали под статью! Собрали для тебя пять ярких примеров, когда страсть к играм довела до приговоров.

Виртуальное преступление и реальное наказание: за что судили геймеров в разные годы

Дело о «Майнкрафте»

Подростки из красноярского Канска стали фигурантами уголовного дела, потому что построили в игре Minecraft здание ФСБ и обсуждали, как его взорвать. История их немного богаче, но запомнилась именно этим эпизодом.

А началось все с того, что в 2020 году, когда школьникам было по 14 лет, парни наклеили на здание канского управления ФСБ листовку с критикой государственной власти. В ней говорилось о несправедливом обвинении аспиранта МГУ Азата Мифтахова в нападении на офис «Единой России».

Друзьям не повезло попасть в объективы видеокамер, и скоро за ними пришли люди в погонах. Задержали и изъяли телефоны, где нашли состав для серии террористических уголовных дел. В личной переписке задержанных были видео, где дети бросали коктейли Молотова в стену заброшенного здания и говорили о том, как сделать пиротехнику в домашних условиях. И, конечно, самый известный фрагмент, в котором подростки обсуждали взрыв здания ФСБ в игре Minecraft.

Виртуальное преступление и реальное наказание: за что судили геймеров в разные годы
Рисунок в поддержку канских подростков с портретом Никиты Уварова
Фото
cyanide zloy / kanskdelo.com

Школьников обвинили в том, что они готовились к реальному теракту, и возбудили в отношении них несколько уголовных дел о терроризме. В марте 2021 года было закрыто самое серьезное — об участии в террористическом сообществе. Следователи не нашли состава преступления. Однако в силе осталось обвинение «о прохождении обучения в целях осуществления террористической деятельности».

Один из подростков, Никита Уваров, с самого начала не признавал свою вину, поэтому он 11 месяцев провел в СИЗО. По его словам, к нему применяли психическое давление и физическое насилие, а в камеру к нему подсаживали совершеннолетнего уголовника, который убеждал Никиту признаться в подготовке теракта. Друзья Никиты поначалу признались во всем, о чем их просили следователи, поэтому их отпустили под домашний арест. Но потом они отказались от своих слов.

«Обвинение основывается только на признательных показаниях этих двух подростков, а эти показания получены недопустимым путем, потому что допросы шли без адвокатов и длились намного дольше, чем положенные 4 часа в день. То есть эти показания нельзя использовать в суде. А иных доказательств нет», — сказал NGS24.RU адвокат Антон Колосов.

В результате Никита Уваров получил пять лет колонии и штраф 30 тысяч рублей. Его взяли под стражу в зале суда. А его друзей освободили от уголовной ответственности, поскольку они оказали содействие следствию. Тем не менее за изготовление взрывчатых устройств они получили по три года условно с испытательным сроком в два года.

Кража «волшебного амулета»

В 2007 году пара подростков в Нидерландах напала на 13-летнего парнишку и силой заставила его отдать им все виртуальные объекты и игровую валюту в игре RuneScape.

Виртуальное преступление и реальное наказание: за что судили геймеров в разные годы

Проанализировав все обстоятельства, суд установил, что «вещи не обязаны быть материальными для того, чтобы право признало их похищенными», «волшебные предметы обладают игровой ценностью и добываются игроками в результате приложения усилий и затрат времени». Защита обвиняемых утверждала, что «волшебная маска и волшебный амулет — это не более чем визуальная иллюзия, состоящая из битов и байтов», но суд остался непреклонным.

«Согласно голландским законам, виртуальные товары все же являются товарами, а потому это кража», — заявил суд, вынося приговор.

В результате одному подсудимому дали 200 часов общественных работ, второму — 160.

Кража и продажа чужого виртуального имущества

29-летний хакер из подмосковного Раменского промышлял тем, что взламывал чужие игровые аккаунты, продавал чужие игровые предметы и обналичивал игровую валюту. Все эти деяния идеально подошли под ч. 2 ст. 272 УК РФ — «неправомерный доступ к компьютерной информации из корыстных побуждений».

Хакер полностью признал свою вину, раскаялся в содеянном и ходатайствовал о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. В итоге в 2014 году суд приговорил его к одному году и двум месяцам ограничения свободы.

Убийство из-за «Доты»

В мае 2018 года студент из Нижнего Новгорода пришел в гости к своему другу и изрешетил его ножом за то, что тот не пустил парня поиграть в Dota.

Виртуальное преступление и реальное наказание: за что судили геймеров в разные годы

От полученных ран пострадавший скончался на месте, а его гость вымыл комнату и ушел, прихватив комплектующие для компьютера на 14 тысяч рублей.

Когда несколько дней спустя геймера хоронили, студент давал следователям признательные показания. Позже суд приговорил его к девяти годам в колонии строгого режима.

Ловля покемонов

В 2016 году умами геймеров завладела игра Pokemon Go, где можно было собрать свою коллекцию виртуальных покемонов в самых разных местах. В июле того же года телеканал «Россия 24» выпустил видеоролик о том, что в России за ловлю покемонов в чужой квартире, на избирательном участке, на границе или в храмах может последовать уголовное наказание. Проверить это решился блогер Руслан Соколовский. На своем YouTube-канале он выложил видео, в котором ловил покемонов в храме.

Виртуальное преступление и реальное наказание: за что судили геймеров в разные годы
Руслан Соколовский на слушаниях в суде в Екатеринбурге 11 мая 2017 года

«Я не словил, к сожалению, самого редкого покемона, которого можно было там добыть, — Иисуса», — прокомментировал блогер свои действия на видео.

Первыми ловцом покемонов заинтересовались журналисты. Сначала они взяли интервью у Соколовского, а потом показали видео полицейским, чтобы те сказали, есть в видео оскорбление чувств верующих или нет. В тот же день материалы по Соколовскому попали в центр по борьбе с экстремизмом.

В результате на Соколовского завели уголовное дело за то самое оскорбление чувств верующих, а после обыска в квартире у блогера добавилась еще парочка статей, в том числе за найденную при обыске ручку со встроенной видеокамерой (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации). В 2017 году Соколовский попал в список пособников экстремизма и терроризма и получил приговор — три года и шесть месяцев лишения свободы условно. Позже условный срок сократили до двух лет и трех месяцев.

В ближайшее время должно выйти еще много интересных игр, но перед тем как их установить, прочитай Уголовный кодекс, а потом изучи топ-10 самых ожидаемых игр 2022 года.

В статье использованы материалы The Telegraph, NN.RU, NGS24.RU, pravo.ru, Digital Rights Center.
Фото: Getty Images