Как два англичанина с похмелья выиграли сложнейшую гонку мира

«Мне стало чуть лучше только после двойного бренди…»

Сегодняшние звезды автоспорта, больше напоминающие изнеженных примадонн, четко соблюдают нормы политкорректности, которые им на ушко начитывает команда персональных ассистентов и PR-менеджеров. 

Гонки отчаянных смельчаков, крутых мужиков без страха и упрека, остались в давнем прошлом. Сегодня, например, невозможно представить, чтобы условный Льюис Хэмилтон, разочарованный результатами неудачной квалификации, отправился в бар, где провел бы всю ночь с бутылкой наперевес. А вот в 1950-е такое случалось сплошь и рядом. Чего уж там, однажды престижнейшую 24-часовую гонку в Ле-Мане выиграли два англичанина, жутко страдавшие от… похмелья.

Дело было в 1953-м. Тогда заводская команда Mercedes-Benz, не оставившая соперникам шансов годом ранее, в Ле-Ман не приехала: немцы готовили новую машину для F1. Поэтому главными фаворитами считали пилотов ягуаровской конюшни. Чуть ниже котировались шансы Alfa Romeo и Ferrari.

Британцы уже в квалификации показали, кто в доме хозяин. Зеленый Jaguar С-type Данкана Хэмилтона и Тони Ролта показал первое время, улучшив рекорд трассы. Но потом случилось необъяснимое.

Данкан Хэмилтон и Тони Ролт — друзья, гонщики, собутыльники

То ли англичане начали квасить еще до старта, то ли просто что-то перепутали, но в результате грубого недосмотра на трассе во время квалификационных заездов оказалось два «Ягуара» с номером 18: основная машина и запасная, за рулем которой сидел тест-пилот команды.

Эту, в сущности, мелочь заметили глазастые парни из Ferrari и тут же накатали официальный протест организатором. Мол, как так, это же не по правилам! И организаторы, не долго думая, дисквалифицировали экипаж Jaguar с 18-м номером.

И почему конструкторы Jaguar C-type не озаботились местом для подстаканника?

Узнав об этом, Хэмилтон и Ролт сначала крепко выругались, а затем… отправились в ближайший бар. Там они в буквальном смысле и провели ночь пятницы, на все лады костеря и мерзких итальяшек, и прогнувшихся под давлением протеста французиков. Конечно, не забывая подливать друг другу!

В это время менеджер «Ягуара» Лофти Ингланд, выпучив глаза, бегал по кабинетам, пытаясь доказать, что случай в квалификации — банальное недоразумение. И в итоге доказал. Организаторы сжалились и, ограничившись крупным денежным штрафом для команды Jaguar, разрешили экипажу с номером 18 стартовать в гонке.

Во время остановок в боксах в Jaguar заливали бензин, а в пилотов — очередную порцию кофе

Окрыленный новостями, Лофти стал разыскивать своих пилотов, но лишь утром обнаружил их в баре. Разумеется, в совершенно непотребном виде… 

Данкан и Тони поначалу даже не поняли, чего от них хотят и почему им не дали как следует поспать. Гонка?! Какая гонка? Несколько часов парней приводили в порядок всеми возможными способами: плотный завтрак, ванна, литры кофе. Хэмилтон после признается: единственное, что хоть немного помогло, стала двойная порция бренди.

Так или иначе, в 15 часов Jaguar с номером 18 ушел на трассу. Не спрашивайте об уровне алкоголя в крови пилотов, по нынешнем меркам Хэмилтона и Ролта сразу бы лишили прав. Но раньше все было как-то проще.

«Не подскажете, где тут у вас подиум, сэр? Ужасно хочется освежиться…»

В самой же гонке британский бухотряд сражался скорее с похмельем, чем с соперниками. По скорости и надежности Jaguar C-Type в 1953-м был недосягаем для конкурентов. Но на каждом пит-стопе в гонщиков приходилось заливать очередную порцию кофе (кто знает, может, и не только кофе). А ближе к финишу на скорости под 200 км/ч Данкан в буквальном смысле подбил птицу. Собственным шлемом! 

  1. Но даже это не смогло остановить англичан. Спустя сутки после старта «Ягуар» двух «закадык» первым пересек финишный створ. И готовы биться об заклад: никогда ни до, ни после этого случая чемпионское шампанское на подиуме не было таким вкусным! И настолько к месту. 

Комментарии

2
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Отличный текст!!