Владимир Маркони: «Телекамера работает лучше, чем десять телохранителей»

Он приложил руку к стольким великим юмористическим программам! «Реутов ТВ», «Вечерний Ургант»… Ок, остальные не великие, но тоже неплохие. В общем, наш главный редактор почему-то решил взять у него интервью.

Фото №1 - Владимир Маркони: «Телекамера работает лучше, чем десять телохранителей»

Александр, а зачем вы включаете диктофон, если потом переврете каждую буковку?

Мне все равно нужна фактура, какие-то детали, которые сделают ложь правдоподобной. Так вот, Владимир, из-за того что телевидение и «Ютьюб» не без вашей помощи отупляют массы, у нашего интеллектуального журнала падают тиражи. Мы вынуждены идти на сделки с совестью. Одна из них — это интервью. Наш рекламный отдел вместе с каналом «СТС» заставили меня его сделать. Дескать, потому, что вы стали новым ведущим программы «Галилео».

Но, Александр, вы ведь тоже занимаетесь отуплением масс на «Ютьюбе» в вашем шоу «Хлев насущный»!

Нет, я употребляю там умные слова — «архаика», «эсхатологический»… Недавно вот употребил слово «семиотика».

И это лишний раз доказывает, что слова можно запросто употреблять, даже не зная их значения!

Вернемся к вам. Программа «Галилео» — про науку. При чем здесь вы, Владимир? Где вы и где наука?

Прекрасный вопрос! Сразу чувствуется золотое перо. В боку. Сейчас я вас на лопаточки и положу вместе с пером. Я — ученый. У меня есть диплом о высшем образовании, и там так написано.

Какой науки, Владимир?!

Агроном. Но слово «ученый» очень большими буквами написано и обведено шариковой ручкой синего цвета. При этом я могу рассуждать о других всяких науках: физике, химии… Да-да! Вот мы с вами уже час говорим, а я ни разу не упомянул севооборот и дренажные трубы. Я могу!

Хорошо, у меня есть проверочный вопрос. По физике. Молекулярно-кинетическая теория вас не смутит?

Это не только моя любимая теория, но и даже любимый набор букв. Как только буквы складываются в это словосочетание, я всегда смеюсь и загадываю желание.

В комнате температура воздуха 20 градусов. Какова температура самих молекул воздуха в этот момент?

Откуда вы знали?! Это именно тот вопрос, который мы собирались обсуждать в восьмом выпуске программы «Галилео». Удивительно! Вы такие яркие, интересные вопросы задаете!

Короче, вы не знаете.

Температура молекул? Одну секундочку… (Лезет в телефон.) Извините, мне тут пишет президент… президент науки… собственно, сам Галилео… Черт… В общем, поскольку вы сами плаваете в этом вопросе, дождитесь выпуска, и мы вам все разложим по полочкам.

У молекул нет температуры. Температура — это и есть мера кинетической энергии молекул!

Вот, Александр, вы это знаете, но рассказали как-то так небрежно, свысока. Именно поэтому я веду программу «Галилео», а не вы. Хотя я слышал, что вы приходили на канал «СТС» и приносили в черном кейсе негативы фото девушек с обложки. И всех удивило то, что взамен вы ничего не попросили. Так вот, после вашего объяснения хочется возненавидеть и сами молекулы, и их энергию. А когда я это объясню — легко, искрометно, — все зрители попросят еще.

Хорошо, что нас не слышит ваш предшественник, великий ученый, физик-ядерщик Александр Пушной!

Мы прекрасно с ним знакомы. И отличие между нами лишь в том, что, когда электрический опыт проходит не по плану, по моей прическе это незаметно. Более того, мы недавно встречались с ним, это было на берегу… на берегу скалы… Он поднял меня за подмышки и сказал: «Володя! Теперь это все — твое!» И начал петь!

Лучше бы он почитал вам вслух учебник физики за 6-й класс. Ладно, давайте поговорим о вашей карьере. За что вас выгнали из программы «Вечерний Ургант»?

Когда я был сценаристом и ведущим рубрик в теффиносной программе «Вечерний Ургант», мне поступило предложение от канала «Че», который входит в холдинг «СТС». Мне сказали: «Володя, мы за вами активно следим…»

Это точно был не холдинг «ФСБ»?

У нас все холдинги входят в этот холдинг. Так вот: «Мы за вами следим и хотим предложить вам побыть ведущим шоу «Шутники». И я понял, что если есть предложение, то нужно откликаться, иначе будешь долгие годы сидеть на девятом этаже «Останкино» на своем золотом троне и из реальной жизни разглядывать лишь Останкинский пруд и то, как ведущие нерейтинговых шоу дерутся с голубями. А мимо тебя будут проходить ведущие классных программ на канале «Че».

Давайте перечислим все проекты, которым вы нанесли непоправимую пользу своим участием.

Во-первых, ваше любимое утреннее «Хорошоу» на «33-м канале» города Кирова. Потом «Реутов ТВ», затем, естественно, «Вечерний Ургант», «Шутники» на канале «Че», про­грамма для интернет-эрудитов «Клевер». Интернет — это то, что вы постоянно удаляете из своего браузера на всякий случай. Сейчас я активно действующий интернет-ведущий шоу «Коммент-аут».

И вы, как интернет-ведущий, конечно, материтесь в эфире?

А вот и нет, дудки! Видите, а мог бы ответить короче и непечатнее. Хотя Интернет считается территорией вольной лексики, я говорю достойным языком, что бы ни происходило. Я и в жизни-то не использую обсценную лексику.

Это одна из немногих вещей, с которой я могу вас поздравить. Но что вас останавливает? Вы же беспринципный человек и обычно не стесняетесь в средствах для достижения сиюминутных целей.

Моя полная беспринципность, любовь к грязной игре и подковерным подтасовкам здесь дает сбой. Мат — самое эффективное средство пробить эмоциональные барьеры зрителей. Именно поэтому я считаю ниже своего достоинства и интеллекта пользоваться им в эфире. Или выше. Еще не определился.

То есть вы считаете себе умнее Шнурова, Шаца и Слепакова?

Шнуров, Шац, Слепаков… Звучит как игра «Найди лишнего в синагоге». Как вам сказать… Представьте Шнурова ведущим программы «Галилео». Всех детей родители сразу же уведут за руку на канал «Спас». А когда я веду программу «Галилео», люди по­нимают и чувствуют: этому парню можно доверять. Родители и бабушки посмотрят на меня и скажут: «Какой интеллигентный, порядочный, эрудированный, достойный, красивый!..»

Успокойтесь, Владимир. Почему шоу «Реутов ТВ» не стало таким культовым и массовым, с миллионами просмотров, как, например, «Али Джи» или «Борат», которыми вы вдохновлялись?

Насчет культовости я не соглашусь. Даже несмотря на ваши годы, вы смогли сейчас вспомнить об этой программе без использования глицина. А насчет миллионов просмот­ров — так наша программа выходила, когда «Ютьюб», как Дюймовочка из цветочка, только появился на свет. И никто не думал, что эта Дюймовочка вероломно отравит крысу телевидения и верхом на ласточке смартфонов улетит в счастливое…

Остановитесь. А то опухоль этой метафоры погубит чахлое тело нашего интервью. В общем, мне немного обидно, что «Реутов» не стал супер­успешным. Даже несмотря на ваше присутствие, это было круто!

С одной стороны, мы идеально попали в эпоху. Шоу выходило только на канале «2х2», люди еще не смотрели видео с телефонов, и мы сохраняли конфиденциальность. С другой стороны, именно это не дало нам стать супермассовыми. Тут замкнутый круг. Даже Саша Барон Коэн сдулся с приходом «Ютьюба». Его стали узнавать, и его новое шоу «Who is America?» не взлетело. Время пранков ушло.

Какой был самый страшный момент?

Когда ты надеваешь на себя этот костюм, приклеиваешь эту монобровь, ты становишься персонажем. У него продумана легенда, ты знаешь, как он говорит, где он живет. И когда ты — он, ты можешь делать то, что в своей жизни никогда бы не сделал. Становишься пуленепробиваемым. Иногда слабым сигналом сквозь бетонную плиту пробивались мысли, что вот сейчас побьют. Но если рядом камера, она — это стало для меня открытием — работает лучше, чем десять телохранителей. Надеюсь, вы оценили отсылку к киноновинке с Кевином Костнером. Мы занимались партизанской журналистикой и каждый раз шли как с гранатой на танк.

Но это же жуткий стресс!

И знаете, это отразилось на моей прическе.

А, так ваша бесконечная беготня по проектам — это всего лишь попытки компенсировать недостаток волос? Впрочем, любой бы на вашем месте комплексовал, вас трудно винить…

Чтобы раз и навсегда закрыть для себя этот вопрос, я написал небольшой стендап на тему лысины и выступил с ним в нескольких клубах. С тех пор я принимаю себя как есть. Три раза в день, перед едой.

Я уже говорил, что журнал MAXIM скатывается в бульварщину, поэтому я вынужден задать вопросы из серии «Чем питаются звезды»…

Я держу себя в абсолютной аскезе, потому что…

При чем здесь вы? Я спросил, чем питаются звезды. Вы же с ними на короткой ноге.

Судя по карантинным инстаграмам, звезды питаются хорошо. Давайте я отвечу на вопрос про себя, это же со мной интервью. Я держу себя в аскезе, ведь…

А кто был самым скандальным из звезд в вашей практике ведущего? Дайте мне скандал. Филипп Киркоров был скандальный, да? Был?

Как по мне, суперзвезды все супер­адекватные. Они понимают правила игры. А вот случайные личности, считающие себя звездами, типа вас, вот эти самые скандальные.

Это все пока не поможет продать тираж… Дайте мне что-нибудь про Ивана Урганта. Скандальное! Вы же сотрудничали…

Я бы мог сказать, что он деспот, тиран, настоящий Гитлер в юбке. А вот, вспомнил! Когда мы ходили в баню, он — держитесь! — он несколько раз первым пролезал в парилку! И это не метафоры.

Без мыла… В бане… Отлично! А вам делали харассмент?

Судя по всему, мы опять говорим об Иване. Я все еще не теряю надежды на то, что на меня обратит внимание гей-лобби. Но пока добиваться успеха приходится самому.

Может быть, он делал неуместный комплимент вашей груди? Или прическе? Может, вы репетировали в подсобке?

Знаете, если посмотреть с высоты, вы увидите, что телецентр «Останкино» весь построен в виде слова «харассмент». Так что сами понимаете…

И как после всей этой грязи вы будете вести детскую программу?

Легко! Тиражи вашего журнала позволяют мне надеяться, что наше интервью останется незамеченным и моя репутация не пострадает.

Комментарии

2
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Реутов ТВ нормально зажигали ватные пуканы.