Надежда Толоконникова: «В России человек любого пола должен уметь постоять за себя»

MAXIM расспросил активистку и участницу панк-коллектива Pussy Riot Надежду Толоконникову о ее новом сингле «Нож», домашнем насилии и недавнем скандале с Региной Тодоренко.

За время карантина число обращений о случаях домашнего насилия в нашей стране выросло в 2,5 раза, о чем в интервью РИА «Новости» рассказала уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова в начале мая. А через несколько дней в Сети появилась информация о выходе нового сингла Pussy Riot «Нож», посвященного этой же теме. Не веря в совпадения, MAXIM обратился за разъяснениями к Надежде Толоконниковой.

Фото
Neil Krug

Твой новый сингл «Нож» посвящен домашнему насилию. Ты уже давно в теме: участвовала в прошлом году в митинге против законопроекта о домашнем насилии (с поправками), вы с Марией Алехиной учредили премию для авторов лучших текстов, видеороликов или расследований на тему домашнего насилия в России. Домашнее насилие — сейчас главная тема, которой ты занимаешься?

Моя заинтересованность темой появилась после того, как я сама столкнулась с насилием. Я и до этого умом понимала, какая это большая проблема в нашей стране и сколько женщин пострадали. В колонии я общалась в женщинами, которые сидели по статьям «Убийство» и «Нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть» за то, что сумели себя защитить от насильника, слушала их истории. К сожалению, в нашей стране статья «Самооборона» практически не работает.

Но потом я сама столкнулась с психологическим насилием, точнее, прожила в нем полтора года. В моем случае оно, к счастью, не перешло в физическое, точнее, почти не перешло. Но я поняла, в каком ужасе живут те, кто не может уйти или сбежать.

По сути, ты и раньше в качестве участницы Pussy Riot выступала против государства. А сейчас занимаешься социальной работой — лоббированием закона о домашнем насилии.

Да, действительно, я и сейчас выступаю против существующего строя, против Путина и его олигархов, против государства в целом. Я ведь панк! И, как панк, считаю, что раз государство не может нам помочь, то мы должны помочь себе и друг другу сами, сплотиться. Ведь если посмотреть на историю панк-движения, увидим, что они не только глушили алкоголь или упарывались, они были очень хороши в том, что называется DIY, то есть в самоорганизации: создавали независимые музыкальные лейблы, на которых выпускали свою музыку, чтобы не идти в крупные мейнстримовые корпорации. То же самое и здесь. Я хочу помочь людям. И хочу, чтобы остальные тоже начали помогать друг другу. Потому что государству мы не можем доверить собственную жизнь.

 Как считаешь, надо ли идти в полицию?

На этот вопрос у меня нет однозначного ответа. В нашей стране сотрудники полиции не проходили тренинги и не умеют общаться с жертвами насилия. К тому же они слишком заняты тем, что винтят демонстрантов на митингах и гуляющих с собаками, вместо того чтобы ловить насильников. И это их бездействие и халатность делают жертвам только хуже. Представь, женщина или человек любого гендера набирается смелости и обращается в полицию, а возвращается ни с чем. Об этом обращении узнает абьюзер, и это, во-первых, становится для него еще одним поводом применить силу, а во-вторых, он чувствует свою безнаказанность. Полиция, не приняв заявление или посоветовав приходить, когда убьют, по сути развязала ему руки. Так что, если вы решили обратиться в полицию, параллельно позвоните друзьям, родным, попросите соседей прислушиваться, не доносятся ли из вашей квартиры подозрительные звуки…

Во время карантина возросло число обращений по домашнему насилию. И тут выходит твой сингл. Это совпадение?

Это не совпадение. Мы начали работать с Витей (Исаевым. — Прим. ред.) над синглом еще в прошлом году. Но сейчас эта тема у всех на слуху. И официальная статистика, озвученная Москальковой, — это только верхушка айсберга. Жертв насилия по всей стране в десятки раз больше. Сейчас им некуда пойти, они деморализованы, они подавлены, они загнаны в клетку. Я надеюсь, что мой сингл поддержит их, скажет, что они не одни и что не надо переставать бороться. А еще он скажет насильникам, что у тех, кого они обижают, тоже есть силы постоять за себя. К тому же помимо клипа мы выпускаем 10-минутное видео, в котором я расскажу о своем опыте пережитого психологического насилия и о том, как распознать абьюз. Так что, надеюсь, это кому-то пригодится и поможет.

По сути, в песнях ты пропагандируешь ответное насилие. Но по данным «Медиазоны», 80% женщин, осужденных за убийство, сидят за самооборону от насилия.  Не боишься, что этим спровоцируешь кого-то?

Женщины, которые сидят за убийства, сделали это потому, что у них не было другого выхода. Они защищали свои жизни или жизни своих детей. И я не думаю, что песня или клип могут кого-то спровоцировать. Пушкин тоже писал о дуэлях, но мы ведь не говорим, что он провоцировал своих читателей на жестокость.

Должна ли женщина уметь за себя постоять?

Конечно! Человек любого пола должен уметь за себя постоять. Особенно в нашем государстве.

Отношение в обществе к домашнему насилию изменилось за последнее время?

Конечно! И это настоящее чудо! Я в феминизме с 2007 года, и все это время повестка о домашнем насилии была нишевой, никому не было до этого дела. И только недавно все изменилось. Об этом заговорили в медиа. Конечно, нашлись и противники. Когда мы в прошлом году выступали против принятия закона о домашнем насилии в том его виде, в котором его пытались нам подсунуть, государство говорило, что мы должны выступать за сохранение семьи, за так называемые семейные ценности, вместо того чтобы защищать себя, свои жизни, здоровье. По сути семейные ценности в том виде, в каком их понимает государство, — это нечто направленное против семьи. Дети растут в семье, полной ужаса и боли, полной опасностей. Разве это правильно?       

А как относишься к мнению, что в ссоре виноваты оба?

В ссоре действительно всегда виноваты оба. Но ссора — это конструктивный способ двух взрослых и равноправных людей решить конфликты, очертить границы и прийти к какому-то соглашению. Если в результате ссоры один человек распускает руки или угрожает другому, то это уже насилие, а он — абьюзер. И в этом виноват только он.

Абьюзера невозможно распознать заранее. И фраза «Женщина должна была знать, с кем связывается» - это от создателей «Она надела короткую юбку, а значит, виновата в том, что ее изнасиловали». Такой завуалированный, но все же виктимблейминг. Абьюзеры чаще всего очень тонкие манипуляторы. Они сначала делают так, что их жертва начинает зависеть от них - материально, социально и т.д. Абьюзер не скажет на первом свидании: «Я не разрешу тебе выходить из дома». Он скажет: «У меня в прошлом был очень травмирующий опыт с изменой, поэтому меня очень расстроит, если ты будешь куда-то ходить без меня. Твое отсутствие может довести меня до нервного срыва или даже до самоубийства». А ты, как добрый человек, не захочешь причинять ему боль и будешь делать так, чтобы его не ранить. Я сейчас, конечно, утрирую, но все именно так.

Что думаешь о недавнем скандале с Тодоренко?

Я не пророк, но думаю, что если бы этот разговор происходил три года назад, то никакого скандала бы не было. Потому что тогда общественные массы поддерживали примерно ту же точку зрения, что высказала Регина. Так что это очень круто, что сейчас мнение изменилось. Что касается травли Регины, это я, конечно, не поддерживаю. Критиковать нужно точку зрения, а не человека. И даже после того, как она провела большую работу и выпустила свой фильм, ее продолжили травить и говорить, что это она все это сделала неискренне. Но ведь человек имеет право поменять свою точку зрения, и это, наоборот, здорово, когда такое происходит. Это наша цель как активистов, чтобы как можно больше людей меняли свою позицию.

«Нож» — Pussy Riot. Премьера клипа

Комментарии

2
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Каждый человек первые 14-16 лет своей жизни страдает от домашнего насилия.