Гарик Мартиросян: «В юморе сейчас время индивидуалистов»

Поймав Гарика Мартиросяна за пуговицу пиджака, мы поговорили с ним о внутренней цензуре, деньгах и о том, почему Павел Воля в эпоху Интернета выглядит интеллигентным ведущим.

Гарик Мартиросян: «В юморе сейчас время индивидуалистов»
За тобой закрепилась репутация интеллигентного комика, не позволяющего в номерах нецензурных слов. И вдруг «Прожарка»! (Ах, да, забыли сказать: Гарика мы поймали после его появления на этом шоу ТНТ4. — Прим. MAXIM.) Как ты относишься к подобному жесткому юмору?

«Прожарка» — шоу провокационное, но является оно таким только для телезрителей. Те же, кто его делает, прекрасно понимают, что главная цель этого шоу — рассмешить. Своими откровенными шутками ребята снимают табу со многих тем и, говоря простым языком, разряжают обстановку. И вот тут-то происходит единение, все понимают, что устроены одинаково и можно не бояться сказать лишнего даже в адрес мастера своего дела, этого неприкосновенного памятника. В общем, все расслабляются и уходят счастливыми. В действительности ни участники, ни сам гость ничего плохого друг про друга не думают. Конечно, порой комики немного перегибают палку, но это уже дело вкуса. Лично для меня 99% сказанного ими — это обычный юмор в духе Comedy Club. За те 25 лет, что я занимаюсь юмором, через меня прошли тысячи звезд. Над некоторыми из них я шутил слишком жестко, с кем-то чуть недотянул, но все это было. Поэтому отказаться от участия в «Прожарке» для меня значило струсить.

Гарик Мартиросян: «В юморе сейчас время индивидуалистов»
Что твой внутренний цензор считает недопустимым в шутках?

Если говорить о табу, то тут опять уместно упомянуть «Прожарку». Понимая, что полет фантазии комиков «Прожарки» может быть безграничным, я решил предупредить их перед съемкой, что есть две вещи, которые мы не перемалываем в этой жесткой юмористической мясорубке: семья и религиозные чувства людей. Я и сам стараюсь не поднимать эти темы, когда шучу над кем-то. Кстати, пользуясь случаем, хочу призвать наших артистов, певцов, актеров и режиссеров не бояться оказаться в эпицентре юмористического внимания и принять участие в проекте. Ведь они талантливые и одаренные люди, от них не убудет. Общество любит тех, у кого есть самоирония.

Сценический образ беспощадного к звездам Павла Воли ты придумывал вместе с ним. Почему сейчас в Comedy Club с гостями обходятся гораздо мягче, чем тогда?

Конечный результат зависит от личности. Если бы в 2005 году Паша не взял на себя инициативу и не вышел бы пообщаться с первыми зрителями Comedy Club (Киркоровым, Юдашкиным и другими), чтобы потянуть время, не начал бы жестить и дерзить, мы никогда бы не поняли, что вот она, золотая жила, — вести смешной и честный диалог, а не произносить заготовленные шутки. Будь на месте Воли другой человек, ничего не получилось бы. Паша был первым, кто начал эту систему прожарки, и с успехом ее продолжает. Он не стал мягче сам по себе, просто время изменилось: появились YouTube, Instagram и другие площадки, где люди позволяют себе такое, что на их фоне Паша выглядит как интеллигентный ведущий. При этом он шутит очень жестко, дальше некуда! Следующий возможный шаг в его выступлениях — это просто орать на зрителей, чего он, естественно, себе позволить не может. Плюс рядом с ним появился Харламов, который частично перетянул на себя скандальную часть, и Паше пришлось немного себя приструнить. Но это продиктовано не сценарием, а органично получилось со временем.

Гарик Мартиросян: «В юморе сейчас время индивидуалистов»
Каким бы был Comedy Club, если бы запускался сейчас?

Ответом на этот вопрос должно стать серьезное исследование. Наверное, он был бы снят за три копейки в более примитивных условиях, без мощных декораций, светового и звукового сопровождения… Мне кажется, единственное, что сейчас мы не смогли бы сделать, — это собрать такое количество талантливых и смешных ребят. Сейчас юмор движется в сторону разъединения, а Comedy Club — это все-таки карнавал, большая карусель друзей, коллег и единомышленников. Если бы он был проектом 2018 года, то на сцене выступали бы только Воля с Харламовым.

Все больше начинающих комиков стремятся выступать с монологами, а не быть частью номера. Можно ли назвать стендап главным современным комическим жанром в России?

Главным я бы его не назвал, потому что чемпионата по юмористическим жанрам не существует, но, безусловно, сейчас он один из самых популярных. Чисто в прикладном смысле очень удобно выступать одному: без реквизита, костюма, презентаций. Ты просто должен написать крутой текст, выйти на сцену, взять микрофон и хорошо его подать. В стендапе нельзя быть просто говорящей головой: невозможно хорошо выступить с написанным за тебя авторами материалом. Это очень личная история.

Назови трех самых перспективных молодых комиков.

Не буду оригинален, если назову Тимура Каргинова, Руслана Белого, Юлю Ахмедову, Славу Комиссаренко, Нурлана Сабурова… Они не так давно начали свой путь, но уже успели стать настоящими мастерами стендап-слова. О тех, кто пришел за ними, говорить пока рано. Они слишком мало еще сделали. Никто же, например, не оценивает самолет в первые минуты полета, пока он не доберется до конечной точки? Так же и с молодыми комиками. Хотя они все уже прекрасны, потому что занимаются творчеством. Но ничего хорошего (как, впрочем, и плохого) в адрес совсем молодых комиков, кроме общих фраз, которые я не очень люблю, сказать не могу. Искренне желаю каждому из них удачи и верю, что молодые всегда круче тех, кто был до них.

Почему никому не удается повторить успех Comedy Club? Многие другие каналы пытались подхватить волну и создать свои объединения комиков, но ни у кого не вышло.

Это проблема не жанра, а продюсерской мысли. В юморе сейчас время индивидуалистов. Если кому-то удастся объединить всех героев YouTube и создать по-настоящему качественное шоу, будет круто. Но под какой эгидой и с какими целями — я не знаю, уже стар об этом думать, пусть этим занимаются 25-летние ребята.

Где на данный момент тебе комфортнее — за кадром или в кадре?

Мне привычнее работать за кадром. Даже в КВН я сначала пришел как помощник музыканта и уже со временем начал выходить на сцену, работать по обе стороны экрана. В команде «Утомленные солнцем» был только автором сценария, и меня это устраивало на все сто процентов. Я воплощал в жизнь свои творческие задумки, при этом спокойно наблюдал со стороны, как все строится, вносил правки, ошибался, радовался успехам других и так далее. Так же было с «Наша Russia», где я лишь иногда вякал в микрофон за сценой. Как продюсеру, мне живется значительно лучше, чем артисту, и нельзя поставить знак равенства между мной и, например, Мишей Галустяном или Гариком Харламовым. Они гораздо более крутые комики, чем я. С другой стороны, если бы я не писал им смешные номера, они бы ими в принципе не были. Шучу, конечно. Мне нравится придумывать шутки и отдавать их другим артистам. Я получаю от их выступления намного больше удовольствия, чем если бы сам выходил на сцену.

По телевизору постоянно идут повторы старых выпусков Comedy Club. Ты горд, что вам удалось создать юмор на все времена?

Безусловно, есть миниатюры, которые выдержали проверку временем, но лично мне не доставляет никакого удовольствия пересматривать старые выпуски. Мне мучительно больно за то количество промахов, дыр и ошибок, которые я в них замечаю. Если бы телеканал выделил деньги, с удовольствием бы все переснял!

Можешь вспомнить, когда ты понял, что юмором можно зарабатывать?

Я никогда не задумывался о деньгах. Либо мы делали что-то плохое, и за этим ничего не следовало, либо что-то очень хорошее, и это автоматически приносило прибыль. Но это естественный процесс — и зачем акцентировать на нем внимание? Мы живем в цивилизации, где бартер отменили и вместо козьего сыра и ананасов нам платят рубли. Если кто-то хочет, чтобы я делал это все не ради денег, пусть попросит телеканал с завтрашнего дня выдавать мне продукты и оплачивать покупку песен в iTunes, потому что, увы, этот сервис пока не принимает оплату ананасами.

И какую последнюю песню ты скачал в iTunes?

Chaka Khan «A Night in Tunisia».

Гарик Мартиросян: «В юморе сейчас время индивидуалистов»
Недавно твоя жена выпустила книгу «Дневник жены юмориста». Хотелось бы узнать и другую сторону — каково быть мужем писательницы?

Жанна пока еще не писательница. Пока что это слишком высокое звание для человека, который выпустил первую в своей жизни книгу. Как поэт в России больше чем поэт, так и писатель несколько больше, чем человек, который пишет рассказы. Жанна — рассказчик: она в присущей ей уникальной манере прекрасно излагает свои мысли, она обладает крутым, циничным и, скорее, мужским чувством юмора. Над ее рассказом про матч ПСЖ и «Барселоны» я смеялся вслух, он один из моих любимых! Но вот конкретно писателем она станет, когда выпустит много книг того высокого уровня, на котором находится русская литература. Даже Довлатов не называл себя писателем. А чувствую себя я очень хорошо в качестве мужа талантливой и остроумной жены, я очень горжусь, что Жанна нашла в себе силы и смелость написать эту книгу.

Комментарии

1