Жил отважный хулиган

Политические протесты бывают разные. Некоторые могут даже содержать голых женщин, летающие торты и прочие странности. MAXIM попытался понять, стоит ли относиться к таким мероприятиям серьезно.

Ужасно грустная история. Их по большому счету не любит никто. Милиция не любит, потому что эти шизики нарушают и провоцируют. И вообще, сломаешь такому сопляку руку, а тебя за это еще и ругать будут.

Жил отважный хулиган

Политики их не любят, потому что подданные должны вести себя тихо, скромно и сидеть по норам перед телевизорами с благочестивым выражением на лицах. Граждане же, которые чувствуют себя слишком свободно и весело, подрывают устои государственности.

Оппозиционеры их не любят, потому что не надо устраивать из серь­езного дела балаган и дискредитировать идеи, за которые кто-то, между прочим, платит кровью. Страна зависла над пропастью тоталитаризма – не до танцующих пиписек, граждане сумасшедшие!

Все остальные... Ну, многие не прочь гыгыкнуть, читая в Интернете про то, как очередной безбашенный фекалией нарядился и на выборы пошел. Но в целом тоже не одобряют. Ведь если людям делать нечего, то брали бы лопаты и отправлялись копать топинамбуры. Или в армию служить. Там бы им мигом объяснили, что почем и как вести себя в обществе.

Жил отважный хулиган

Но арт-группы, устраивающие уличные перформансы, похоже, не нуждаются в скучных аплодисментах толпы, ибо, как и положено истинным художникам, и так пребывают в экстазе от возможностей покреативить.

Неудивительно, что обычно это весьма молодые люди в том замечательном возрасте, когда ты вроде как вырос, огляделся по сторонам и понял, что вместо дивного нового мира взрослых умных людей, которые все знают, все умеют и все понимают, ты очутился в том же детском саду, что и раньше, разве что у его обитателей теперь залысины и одышка. Что те же двоечники, которые изнывали за соседней партой, теперь надели галстуки в полоску и пытаются делать умные лица в телевизоре. Что вокруг происходит хрестоматийный абсурд, кое-как прикрытый тряпочками норм, приличий, обычаев и, главное, надежно защищенный общественной готовностью не замечать того, что творится под тряпочкой.

Не то чтобы большинство арт-протестантов сами были семи пядей во лбу и знали таблицу умножения как «Отче наш» и наоборот. Нет-нет, обычно это люди довольно смутно разбирающиеся в политике, истории, литературе, этологии и прочих науках о человеческом бытии (иначе они бы так не удивлялись происходящему). Но зато они, как люди творческие, начинают энергично вибрировать в унисон. Если мир погряз в идиотизме, то хватит это маскировать! Пора называть вещи своими именами, в основном матерными. Это небезопасно, но хотя бы весело.

Если относиться к наиболее одиозным арт-протестам как к шаржу на окружающую действительность, то надо признать, что художники обычно еще милосердны.

Вот заносит группа Война в Таганский суд электрогитары с микрофонами и прямо в зале во время заседания суда над Ерофеевым и Самодуровым старательно исполняет песню «Все менты – ублюдки!». Ну да, выходка дикая. Даже хулиганская. Но, согласись, уж не более это дико, чем приговор за богохульство, выносимый в начале XXI века в светском государстве музейным работникам.

Жил отважный хулиган

Вот повесила та же Война в «Ашане» на замаскированных альпинистских беседках «гастеров и гомиков»! Надо думать, повешенные смотрелись неаппетитно – все в розовых кружевах и табличках «Пестель на х... не упал!». Но когда такой перформанс происходит в стране, где националисты открыто планируют свои убийственные акции и где мэр столицы зачем-то грудью ложится на амбразуру в борьбе с гей-парадами, то кажется странным, что возмущение общественности почему-то вызывает безобидная выходка уличных проказников. И когда охранники и милиционеры на роликах Вой­ны скручивают протестантов с такими знакомыми припевами:

«Ты чё, пидор, чёль, в натуре? Я тебя, бля, сука, на хер ща реально тут урою!» – то понимаешь, что проблемы с вменяемостью явно не у безобидных, в общем, участников акции.

Балаган? Клоунада? Дурость? Да, безусловно. Во все времена изображать тиранов в виде говорящей задницы или почтенных бюргеров в виде катышков козьего помета осмеливались в основном лишь дураки, шуты, скоморохи. А их очень просто обвинить как в дурном вкусе, так и в нарушении общественного порядка. Но некоторые порядки очень настойчиво требуют, чтобы их нарушали, иначе получается даже несмешно.

Арт-группа Война

Жил отважный хулиган

Эти несколько десятков художников и студентов с 2007 года взяли на себя фактически борьбу за выживание протестного уличного искусства в Москве, а затем и в Питере. Самая, пожалуй, скандальная акция Войны состоялась в Музее Тимирязева «Е..сь за наследника Медвежонка!» Вроде как защищали медведей при помощи древнейших языческих славянских ритуалов плодородия. То, что в языческом плодородии без группового секса не обойтись, подтвердит любой этнограф. При чем тут политика? Только медведи! Большие добрые звери! Медведей надо спасать!

Другими знаменитыми перформансами Войны стали, например, «Кормление вагины» в супермаркете замороженным цыпленком, заваривание дверей ресторана «Опричник», изображение лазером на фасаде Белого дома черепа с костями, прыганье активиста Лени Е..того в синем ведре по ФСО-шным автомобилям и 65-метровый фаллос на Литейном мос­ту в Питере, упершийся своим могучим навершием в здание ФСБ. В подарок Лужкову Война провела символическое повешение «трех гастарбайтеров и двух гомосексуалистов, один из которых к тому же еврей» в гигамаркете «Ашан». Идейный вдохновитель Войны – художник и филолог Алексей Плуцер-Сарно обложен уголовными делами: на него заведено дело даже в Бельгии (где также была проведена акция в супермаркете). Классические беспредельщики – Война – практически не декларируют собственных внятных мировоззренческих принципов. Они с одинаковым азартом устраивают провокации и на «Маршах несогласных», и на сходках «России молодой», а их лозунги и плакаты всегда безупречно абсурдны.

НБП

Там, где к абсурду примешивается настоящая политика, там риски возрастают многократно. Пусть политическая программа Лимонова и является сама по себе насмешкой над здравым смыслом, но то усердие, с которым власть прессует запрещенных лимоновцев, превращает национал-большевистскую страшноватую клоунаду в значимую реальность.

Если большинство арт-протестантов в милиции не столько страдают, сколько оттягиваются, то лимоновцев сажают по-настоящему.

Жил отважный хулиган

Восемь нацболов, например, получили реальные сроки до трех с половиной лет за проникновение в приемную Администрации президента и развешивание там антипутинских лозунгов. Три с лишним года получила и Ольга Кудрина за вывешенный с гостиницы «Россия» плакат «Путин, уйди сам» (девушка сбежала в Украину до вынесения приговора и получила там политическое убежище). Активистов-лимоновцев убивают таинственные люди с бейсбольными битами. Например, были забиты до смерти Антон Страдымов и Юрий Червочкин. Так что если по зрелищности и экстравагантности лимоновцы и уступают, например, Вой­не, то в подлинно художественную плоскость их протесты переносятся благодаря своим трагическим последствиям.

Монстрация

В 2004 году в Новосибирске группа художников САТ решила отметить Первое мая собственной альтернативной «монстрацией»*. С тех пор уже не только по первым числам мая, но и во время других праздников, не только в Новосибирске, но и в Москве, Питере и даже Пекине граждане устраивают этот перформанс для всех желающих. Суть прос­та: нужно пройтись колонной со смехом и улыбками, неся бессмысленные лозунги: «Ы-ы-ыть!», «Таня, не плачь!», «Крокодил, крокодю и буду крокодить!».

Жил отважный хулиган

Безвредно? Смешно? Безобидно? Это тебе так кажется, потому что ты политически близорукий. А вот тем, кто отвечает за порядок в Казани или Таганроге, хорошо видно, к каким чудовищным последствиям может привести это свободное хождение туда-сюда кого хочешь. Так что монстрантам традиционно отказывают в праве проведения шествий под предлогом сохранения общественного порядка. Или на том основании, что на предполагаемом месте будут соревнования по художественному бегу среди гребцов-любителей.

А организаторов таскают по судам и участкам. Одного из активистов «монстраций», художника Артема Лоскутова, например, судили за найденный у него на улице случайным патрулем пакетик с 11 граммами марихуаны. На пакетике, правда, не нашлось отпечатков пальцев Артема, а экспертиза показала, что и в организме художника нет следов употребления этого вещества. Но его все равно приговорили к выплате штрафа.



Группа Femen

Фигуристые панночки, прославившиеся прошлой осенью своим а-та-та-перформансом перед Министерством образования Украины (тема перформанса – «Наша национальная трагедия в том, что преподаватели требуют у студенток секса в обмен на зачеты»), – совершенно уникальный коллектив для уличных арт-протестантов. Вообще-то сама идея таких перформансов заключается в том, что свобода личности, в том числе и свобода вести себя странно и эпатажно, – это вещь абсолютно самоценная.

Жил отважный хулиган
Но Femen, взяв на вооружение этот метод, принялась анонсировать совершенно другие принципы. Большая часть перформансов Femen содержит требования запрещать, сажать и не пущать. Словом, всячески ограничивать свободы других людей. Выплясывая на улице в белье (а то и без него), гарные дивчины, например, требуют ввести уголовную ответственность для клиентов проституток. Жизнерадостно гарцуют в сетчатых чулках и кожаных лифчиках под плакатами «Снимешь меня – сядешь на три года» и «Украина – не бордель!». Смотрится это, как минимум, странно, чем, наверное, и объясняются ошибки некоторых европейских сайтов, поместивших информацию об акции Femen с пояснением «Украинские проститутки протестуют против футбольного чемпионата». Также Femen сражается с порнографией (тоже весьма наглядными способами), с отключениями воды, с президентом Медведевым и прочим мировым злом. Феминистками они себя не считают – напротив, их мировоззрение сводится к тому, что женщина имеет право быть голой, сексуальной и свободной, пользуясь при этом разнообразными привилегиями. Фирменные трусики группы с надписью «Меня всё еб…т» поперек ягодиц довольно туго обрисовывают широкий спектр их политических интересов. На досуге они швыряются тортами в мужчин, которые ничего не понимают в женском вопросе (в этом году кремом по лысине схлопотал писатель Олесь Бузина, написавший ироническую книжку про то, что место женщины – в гареме).

Впрочем, яркие веночки и легкомысленные переднички да вышиванки, а прежде всего очень недурственного сложения барышни, на которых это все богатство надевается, вполне искупают националистический, ретроградный и истеричный душок, который чувствуется во многих акциях Femen.

«Овощи»

Сетевое сообщество ovoscham.net развлекается мирно, расклеивая на улицах подложные рекламные плакаты шокирующего, политического или провокационного содержания. Чтобы креатив не уничтожался слишком быстро, «овощи» использовали традиционный для флоры и фауны метод маскировки: они подменяют настоящие рекламные плакаты очень похожими по оформлению собственными. Подмененные плакаты «Гугла», например, спокойно отвисели всю рекламную акцию, не вызвав ничьего подозрения.

«Синие ведерки»

Жил отважный хулиган

Шутливый и весьма мирный протест нескольких десятков граждан против вполне реальной проблемы – обилия на дороге богдыханов с мигалкой – силы правопорядка почти превратили в мощную оппозицию. Приклеенные на крыши автомобилей синие детские ведерки, высмеивающие идею спецсигналов, не мешали никому и были абсолютно безвредны. Но власть сочла, что когда какие-то люди так явно выражают свою нелюбовь к ней, это обидно. Поэтому были спешно приняты правила, практически запрещающие любые «политические автопробеги». Ведерочников принялись ловить и обижать, а они в ответ стали переписываться, перезваниваться и объединяться – и находятся сейчас на пороге создания настоящего оппозиционного движения.

«Наши» и все прочие

Прокремлевская молодежь также пользуется методами уличных протестантов. Закидать какой-нибудь мерзостью посольство неугодной страны, разбросать грабли на пути машины оппозиционного политика, поскандировать речевки перед зданием «Эха Москвы» или понаклеивать стикеров «Мне плевать на всех. Паркуюсь где хочу!» на стекла автомобилей – это завсегда пожалуйста. Тем более что никто нашистов в милиции обижать не будет, акции их обычно согласованы и одобрены на самом высоком уровне. Это и делает официальных перформеров самозванцами. Хотя свою щедрую долю в копилку современного абсурда протестующие по высочайшему приказу, безусловно, вносят.

Комментарии

41

Поток событий

  • Смарт-шоппинг: как выжать всю возможную выгоду из предложений банков и магазинов
  • Планы на лето: «Концерты без крыши» от клуба RED
«агрузка...