Маленький победоносный холивар: анатомия сетевых войн

Почему мы так любим читать про скандалы и смотреть про убийства, сидя в тепле и тишине, и как монетизировать эту нашу особенность.

Маленький победоносный холивар: анатомия сетевых войн

Если ты сегодня принесешь, например, рукопись в издательство или сценарий продюсерам, то тебя непременно спросят: а где в вашем произведении, извините, конфликт?

— Видите ли, — осторожно подбираешь ты вежливые слова, — в моем произведении повествуется о том, как мишка дружил с зайчиком и лягушонком...

— И?.. Где конфликт? В сюжете должен быть конфликт! Вы что, не учились в Литературном институте? Ах, в машиностроительном? Неужели в машиностроительном институте не учат, что в каждом произведении должен быть конфликт?

— Ну... здесь рассказывается о том, как мишка потерял леечку, а его друзья помогали ему ее искать. В общем, можно сказать, что конфликт — у мишки. С леечкой. Вернее, с ее отсутствием.

Хорошо было Шекспиру. И Мильтону. Не говоря уж про Гомера. Их никто не заставлял обустраивать конфликты в своих трудах. Раньше вообще про конфликты ничего не знали. Если Ахилл уделывает Гектора, а потом прокалывает ему сухожилия и скачет вокруг Трои, волоча за колесницей труп в пыли, — это не значит, что у Ахилла

с Гектором конфликт. Это у них Судьба. Она раньше вообще за все отвечала и не требовала пояснений. Почему ваша героиня выпила компоту, а потом пошла и зарезала дедушку? Ответ: «Судьба у нее такая». Восхитительное время были...

Маленький победоносный холивар: анатомия сетевых войн

Все испортили в XVIII–XIX веке, особенно постарался философ Гегель. Люди как раз в то время выяснили, что существует такая штука, как прогресс. Раньше-то им казалось, что ничто не ново под луной и никто никуда не развивается, а жизнь во все времена одна и та же. Ну, только нравы ухудшаются. Поэтому у них на картинах древние евреи бродили по пустыне в камзолах и шляпах с перьями — какая, собственно, разница? А потом как начали паровые машины изобретать, как стало все вокруг меняться на глазах одного поколения! Тут-то до человечества и дошло, что под луной не все так просто и, похоже, мы не стоим на месте, а куда-то направляемся, только непонятно как, куда и зачем.

На эти вопросы и стали отвечать философы, в том числе Гегель, который убедительно доказал, что любое развитие происходит за счет столк­новения конфликтующих систем, приводящих к появлению новой, более сложной и прогрессивной. «Противоречие — вот то, что на самом деле движет миром», — писал он. С тех пор принято считать, что и в литературе, скажем, есть смысл, только когда герой вступает в конфликты и благодаря им претерпевает нравственные метаморфозы. Скажем, если бы мишка не потерял леечку и не пострадал через это, то не узнал бы, какие у него верные друзья, как всех сплотило это несчастье.

Но выдуманные конфликты используют не только деятели кино и погонятели слов в художественной литературе. С развитием Интернета, соц­сетей, коммерциализации блогинга и прочими штуками современности потребность в конфликтах стала особенно высокой.

Ситуация сегодня

Маленький победоносный холивар: анатомия сетевых войн

Если в соцсети ты будешь описывать свою жизнь день за днем и делиться с читателями размышлениями о том, как прекрасен этот мир, то у тебя, конечно, может образоваться миллион подписчиков, если ты, например, играешь за «Реал Мадрид» или работаешь рок-звездой (вот уж скучнее их твиттеров и фейсбуков трудно найти). Но если ты не являешься известной личностью, то, увы, как бы хорошо ты ни складывал буквы в слова, как бы ни был добр, мил и остроумен, известность будет ползти к тебе со скоростью издыхающей черепахи. Даже если начать постить котиков (о, бездна падения!), ты не соберешь достаточно аудитории, чтобы вызвать к себе интерес и самых нетребовательных, всеядных рекламодателей (продавцов, например, ипликатора Кузнецова), и пиарщиков штаба Собянина. Мы же помним, что писал Гегель о противоречии?

Твои посты не должны нравиться. Увы, они должны вызывать хотя бы у части читателей чувство яростного противоречия. Тогда они сами понапишут тебе такого, что уже оставшаяся часть аудитории запылает и кинется в бой. Чем яростнее будет схватка, тем активнее читатели начнут звать на помощь соратников, делая перепосты твоего возмутительного текста на своих страницах и форумах, тем обильнее хлынет новый народ и тем кровавее ты соберешь жатву.

Все дело в том, что мнение, которое вступает в конфликт с нашими представлениями о порядке вещей, вызывает у нас не просто понимание, что кто-то тут не прав. Наш социальный вид давно приучен воспринимать чужеродные мнения как угрозу собственному благополучию. И лучше всего это объясняется теорией мемов, принадлежащей упоминавшемуся тут уже биологу Ричарду Докинзу.

Мем — это единица информации. У самого мема нет ни воли, ни желания, ни чувств, это просто некая единая информация: словечко, стишок, житейское правило или, скажем, «Одиссея». Живут мемы в наших головах и размножаются, передаваясь от особи к особи. И чисто механически получается так, что сохраняются там лучше всего мемы, помогающие выжить особям, которые их носят. Например, мем «Не влезай — убьет!» очень живучий. Отлично существуют и мемы яркие, доставляющие их носителям удовольствие, легко усваиваемые или быстро размножающиеся – например, анекдоты и песенка «В лесу родилась елочка».

А есть еще один — успешнейший — вид мемов: мемы долгоиграющие, ревниво-агрессивные, управляющие нашим поведением и заточенные на то, чтобы изгонять конкурентов. Например, большинство религий — очень агрессивные мемы. А также предрассудки, принципы, мировоззренческие тезисы и этические нормы.

Поэтому самые ревнивые мемы в нашем мозгу особенно жестко следят за конкурентами извне и настаивают на том, чтобы мы при контакте с ними вступали в конфликт. А конфликт сам по себе такая яркая и энергичная штука, что посмотреть на нее приползут даже те граждане, мемы которых вовсе не жаждут принять участие в схватке, потому что реальных конкурентов тут не видят. Так что матерный скандал между поклонниками макраме и кружевоплетения вполне может привлечь и публику из числа невяжущих.

Как усилить эффект

Чтобы зацепить публику как следует, недостаточно написать «Те, кто носят шляпы, – дураки». Есть способы усилить воздействие.

1. Пиши тезисами

Объясни, почему шляпы вредны для мозга, как они перегревают и ужимают его. Приведи примеры идиотов в шляпах. Сошлись на культурные и исторические традиции. Найди подходящую цитату известного автора или придумай ее. Например: «Как писал Ницше, «идущего в шляпе нужно толкнуть, и пусть он упадет».

2. Приведи пример из личной жизни

Расскажи, как сегодня один идиот в шляпе наступил на котенка, а ты котенка спас. И вот у тебя теперь по всему лицу синяки от шляпы, а вот котенок. Смотрите, какой хорошенький. Господа, доколе мы будем терпеть шляпников?

3. Попроси читателей высказаться по теме

Даже если ты сам недокрутил градусов, есть шанс, что это сделает один из высказавшихся и тогда сорвет резьбу у молчавших доселе обладателей шляп.

4. Периодически возвращайся к данной теме

В идеале в стойле у тебя должно быть несколько любимых конфликтных коньков, чтобы все привыкли, что за скандалами про шляпы нужно идти к тебе. А еще ты отвечаешь за левшей, толстых женщин и кричащих младенцев в самолете.

Чем тебе это грозит

Маленький победоносный холивар: анатомия сетевых войн

Езда на волнах конфликта таит две серьезные опасности.

Чем больше споров вызывают твои посты, чем активнее их обсуждают, тем больше ты накапливаешь хейтеров. Хейтеры — это люди, которые тебя ненавидят, которых ты вольно или невольно обидел и которые теперь не пожалеют сил и времени, чтобы писать о тебе гадости, обсуждать твою мерзопакостную личность, следить за твоей жизнью под лупой и писать на тебя жалобы и доносы в полицию, налоговую, на твою работу и в школу твоего ребенка.

Чем больше хейтеров, тем сплоченнее они действуют. Эти лоцманы славы образуют настоящие стаи, когда речь идет о сетевых звездах серьезного масштаба. В Рунете один из самых известных хейтерских форумов — это «Форум сообщества насИкомых», где моют кости в основном дамам. Мужчин чаще предают растерзанию на «Дваче».

Кроме того, именно хейтеры с их привычкой писать жалобы и заявления могут увеличить риск второй опасности — внимания к твоей персоне правоохранительных органов, которые вполне могут усмотреть в твоих текстах экстремизм: оскорбление чувств верующих, призывы к насилию и разжигание социальной вражды в отношении толстых женщин в шляпах и на велосипедах, кормящих грудью собак.

Ибо тернист путь славы.

7 самых холиварных тем Рунета

Маленький победоносный холивар: анатомия сетевых войн

1. Женщины — дуры и слабаки от природы. Место женщины на кухне или в клубе на шесте.

Кто придет. Феминистки и их противники.
Если написано будет остро и хорошо, то баталии в комментах займут не меньше недели.
Если написать наоборот. Не сработает. Сообщения о том, что все мужики козлы, и так занимают 90% всех пикселей в Рунете. Козлы безмятежно игнорируют.

2. Собак в городах нужно запрещать, травить и не пущать.

Кто придет. Зоозащита. Чтобы растереть тебя в прах. Противники собак будут в меньшинстве, их забьют ногами. В общем, недолгая история. Ну, только если уж совсем какую-нибудь гнусность написать, тогда есть шанс надолго стать известным сетевым монстром.
Если написать наоборот. Если выступить с сообщением о том, что моя собака может бегать где хочет и вообще собаки лучше людей, то, конечно, найдутся люди, которые пожелают объяснить тебе, как ты не прав. Но в весьма усеченном количестве.

3. Детей нужно пороть, они от этого вырастают умными и сильными.

Кто придет. Матери. И некоторые отцы. И борцы с насилием, которые принесут тебе ссылки на длинные-­предлинные статьи о вреде физических наказаний. И еще придут израильтяне и не оставят от тебя камня на камне: в русскоязычных израильских сообществах насилие над детьми — страшно больная тема.
Если написать наоборот. Указав, что детей нельзя обижать, потому что они маленькие и беззащитные, ты не вызовешь особого интереса у публики. Ну, твои читатели тебя вяло полайкают. Но вот если ты расскажешь сперва историю о том, как тебя били-колотили злые родители, какой ты весь ходил исполосованный и как тебе это жизнь поломало, тогда есть шанс прославиться и разжиться тучей перепостов — очень популярная тема.

4. Путин плохой, Навальный хороший. Россия плохая, Америка хорошая.

Кто придет. Да практически все. Если написать достаточно остро и с примерами, свалка в комментах сможет не затухать неделями, а перепосты перевалят за тысячу.
Если написать наоборот. «Навальный плохой, Путин хороший. Америка плохая, Россия хорошая». Ровным счетом ничего не изменится, все те же личности в твоих комментариях будут драть друг другу шерсть из спины.

5. Бога нет!

Кто придет. Представители двух самых миролюбивых религий на Земле. Ну и атеисты — немногочисленные, но энергичные. Сведя всю эту компанию воедино, можно сразу устраняться от дискуссии — даже через месяц тебе будут то и дело приходить уведомления с цитатами из Дионисия Ареопагита, Ричарда Докинза и суры «Корова».
Если написать наоборот. Пост пропадет без толку. Атеистов так просто до цугундера не доведешь — мало ли верующих. Атеисты к тебе не потянутся с проповедями безбожия и, соответственно, конфликт почти наверняка не возникнет.

6. Кормить грудью в общественном месте могут только недалекие вислосисие самки.

Кто придет. Женщины, которые кормят. Женщины, которые не кормят. Женщины, которые кормили когда-то, и женщины, которые бы кормили, если бы было кого и было чем. Одни будут пинать тебя, другие будут всячески поддерживать, уверяя, что кормление — процесс интимный, что прямо неприятно видеть, как некоторые особы бесстыдно вываливают содержимое декольте в рот детям, которые уже говорят, ходят и готовятся защищать диссертацию... Немногочисленная мужская аудитория будет потрясена, тиха и немногословна.
Если написать наоборот. «Женщина имеет право кормить ребенка тогда, когда им обоим это удобно». И что? И ничего. Поддержка кормящих матерей — это очень правильно и скучно, никто особо не возбудится. Чтобы как следует завести «антисисечниц», нужно сперва как следует обидеть «сисечниц» и дать им выпустить пар.

7. Автомобили — зло, индивидуальный транспорт надо запретить. Город – для пешеходов и велосипедистов.

Кто придет. Лучше бы ты про Путина написал. Придут, соответственно, автомобилисты, пешеходы и велосипедисты и начнут бесконечный хоровод, выясняя, кто из них кому жизнь поломал, дорожек недостроил, парковки упразднил и так паркует свою жлобокоробку, что в подъезд не зайдешь.
Если написать наоборот. Вообще без разницы, кого из этой троицы делать козлом отпущения.

Комментарии

0