Письмо главного редактора: Краткая история гордости

У меня пытливый ум. А настроение все время хреновое. Решил первое применить ко второму. Разузнал, от чего бывает хорошее настроение. Оказывается, гормоны виноваты: дофамин и серотонин. Стал читать, что вызывает прилив этих гормонов: секс, спорт, музыка, смех, сладости... Что это? Для кого это? Я этими вещами последний раз в пионерлагере занимался, и уже тогда мне это все не понравилось. Я нормальный взрослый мрачный человек — какой секс? Какой спорт? Музыка, смех, сладости... Плюшевые игрушки еще, говорят, помогают.

Стал искать, нет ли рецептов для взрослых. Читаю: «чувство гордости способствует выработке дофамина и серотонина». Это уже интереснее. Чем бы, думаю, погордиться для разминки? Жизнь моя, как бы это сказать, не самый подходящий материал для гордости. Для чего другого может и сгодится — ребенка напугать или врача заинтересовать, а для гордости — не очень.

Письмо главного редактора: Краткая история гордости

Квартира, внешность, образование — ничего под рукой подходящего не нашлось. Слышу шум на улице. Вышел — все кричат, веселятся. Что стряслось, спрашиваю? Оказывается, наши в футбол выиграли. И все вокруг теперь гордятся. Я говорю: подождите, а в чем фокус? Совершенно посторонний мне человек по фамилии Дзюба куда-то забил какой-то мяч, а гордиться можно мне? Объясните!

Объяснили. Выиграла сборная страны, значит, все жители страны могут этим делом гордиться. Да и вообще любыми достижениями страны можно гордиться, если паспорт разрешает. Сходил, глянул в паспорт — все совпадает, можно. Попробовал — работает! Гордость за победу сборной испытал, настроение повысилось. Без всякого секса и сладостей! Бес-плат-но! До самого вечера хватило.

Вдохновился. На следующий день попробовал погордиться за Гагарина. Тоже работает. Он наш, я наш. В космос первым летал он, а горжусь я. Красота!

Жизнь наладилась. Отличная штука — гордость за страну! Культурой месяц гордился. Победой над фашистами — два. Баскетбольным матчем с США в 1972 году — две недели. Потом к космосу вернулся. Первым спутником — три недели. Выходом в открытый космос — еще две. Писатели мелковаты, это тебе не космонавты, но общими усилиями Пушкина, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Чехова и Толстого — на месяцок хватило. Потом узнал, что Рабиндранат Тагор о Толстом говорил, и еще пару дней догордился. В общем, где-то на полгодика мне текущих и бывших достижений России хватило, потом все, отгордился. Приуныл.

Ну что, думаю, пытливый ум, выручай. Прикинул. В принципе, можно не только страной и соотечественниками, можно любой группой гордиться, в которой состоишь по рождению.

Посмотрел по знакам зодиака — кто был великим Водолеем? Авраам Линкольн! Отличную Конституцию США мы, Водолеи, можем написать. Кристиан Диор! Отличные мы шмотки с Кристианом шьем. Исаак Ньютон! Без нас физики, считай, и не было бы.

Потом за Александров взялся — так меня зовут. Невский, Македонский, Суворов. Ланжерон еще какой-то тоже Александр, ну, пусть будет. Погордился и Ланжероном разок перед сном.

Одноклассника как-то встретил на улице. Он говорит: «Вот, горжусь, мою научную статью в журнале напечатали». Я ему: «Дурачок, кто ж своими достижениями гордится? Для этого делать что-то надо. Гордись за других. Ты свое исследование сколько — десять лет готовил? А теперь смотри фокус. Вот мы с тобой одноклассники, я палец о палец не ударил, а сейчас — оп! — стою и за тебя горжусь».

Когда за все группы — за ровесников, за лысых, за язвенников, за жителей климатического пояса, за правшей, за тех, кто не знает китайского, — перегордился, думал за землян начать. Но тут закавыка. Гордиться можно только против других. В том смысле, что ты лучше, чем они. А где взять других, которые хуже, если ты землянин? Так что пока хожу опять подавленный. Можно, конечно, было бы самому что-нибудь совершить, но лень. Проще пришельцев дождаться.

Комментарии

2