20 000 лье над водой: история летающей подводной лодки

MAXIM анализирует очередную гениальную идею военных инженеров, которая давно носится в воздухе, но никак не может спуститься с небес на землю.

И взлетим, и поплаваем!

Есть такой старый детский стишок, передразнивающий «правдивые» реляции информационных сводок: «Подводная лодка в степях Украины погибла в неравном воздушном бою». Безвестный автор этого перла, очевидно, и не подозревал, насколько описанная им ситуация может быть близка к правде.

На самом деле военные втихаря давно уже мечтают о том, чтобы научить подводные лодки летать или, на худой конец, самолеты нырять. Если бы такой гибрид был создан, он даже и в наши дни доставил бы противнику массу проблем, несмотря на современные системы обнаружения и уничтожения всего плавающего и летающего. Что уж тут говорить о предвоенных 30-х годах!

Только представь: аппарат тихо подкрадывается под водой к защищенной минными полями и заграждениями акватории вражеского порта, ночью всплывает и перелетает через все эти препятствия! Дальше остается только выбирать цели и расстреливать их торпедами, как на полигоне. И потом не надо дожидаться под водой серии противолодочных бомб с поднятых по боевой тревоге кораблей охранения, а можно спокойно взлететь и смыться от всей этой суеты.

Или вот еще сценарий. Подводная лодка на боевом дежур­стве в заданном квадрате. Экипаж обычной субмарины получает информацию о внешнем мире только от гидроакустика или через оптику перископа. А далеко ли увидишь на море с высоты подъема этого самого перископа? Даже если лодка в надводном положении, все равно высота наблюдения составит метра три от поверхности воды, а это обзор километров на восемь вокруг, не больше.

Допустим, обнаружили, несмотря ни на что, конвой противника, так ведь надо еще успеть выйти на позицию для торпедной атаки, а скорость у субмарины времен Второй мировой в любом случае ниже, чем у надводного корабля. Даже если командир точно определит точку встречи и рассчитает упреждение, атаковать можно будет только один раз: догнать конвой для второй атаки уже не получится. Из-за всех этих проблем в военные годы безнаказанно уходили в среднем четыре цели из каждых пяти, обнаруженных подводными лодками. Отсюда и немецкая тактика «волчьих стай» адмирала Деница: у группы подводных лодок, атаковавших конвой с разных направлений, шансов добиться успеха было больше, чем у одинокой субмарины.

А вот для летающей подводной лодки ситуация упрощается в разы. Такой аппарат мог бы находиться в заданном квадрате, не тратя горючее, но время от времени взлетать для обнаружения судов противника. Даже с высоты 120 метров над водой горизонт уже до 40 километров отодвигается, а вот для вражеских наблюдателей на таком удалении летящий объект небольших размеров остается невидимым. Обнаружив конвой, командир летающей лодки определил бы его ордер и параметры движения и, рассчитав точку встречи, незаметно нырнул бы, заблаговременно заняв позицию для неожиданной торпедной атаки. Не удалось попасть с первого раза? Не беда! Взлетаем, догоняем и пускаем торпеду еще раз.

Одним словом, перспективы применения такого оружия выглядели так соблазнительно, что неожиданные контуры взлетающих подводных лодок и погружающихся под воду самолетов время от времени появлялись на кульманах конст­рукторских бюро многих стран. Но, к великому сожалению теоретиков от тактики и стратегии, технически создать такого рода аппарат очень сложно.

Вода и воздух — настолько разные по своим свойствам среды, что заставить, например, корпус выдерживать высокое давление на глубине и при этом быть достаточно легким для воздушного путешествия кажется совершенно невозможным. Тем не менее всегда находились люди, склонные идти к цели, не замечая препятствий.

Придумано в СССР, запатентовано в США

Одним из изобретателей такого типа был курсант советского Военно-морского инженерного училища им. Дзержинского Б.П. Ушаков. В 1936 году он предложил Научно-исследовательскому военному комитету (НИВК) схематичный проект летающей подводной лодки — ЛПЛ. Идея Ушакова флотоводцам понравилась.

Во всяком случае, отзыв содержал волшебные слова: «Разработку проекта желательно продолжать, чтобы выявить реальность его осуществления путем производства соответствующих расчетов и необходимых лабораторных испытаний».

Тема ЛПЛ была включена в план отдела «В» НИВК, но необычность замысла испугала военных чиновников, и от ее официальной разработки отказались. Тем не менее сам Ушаков, ставший к тому времени воентехником 1-го ранга того самого отдела «В», во внеслужебное время продолжал совершенствовать свое детище.

ЛПЛ-1 (летающая подводная лодка). Проект советского воентехника Ушакова, 1938 год

Наконец 10 января 1938 года, когда проект оброс должным количеством расчетов и обоснований, автор зачитал его в НИВК. Цилиндрический прочный корпус ЛПЛ диаметром 1,4 м предполагалось склепать из 6-миллиметрового дюралюминия. Летающая подводная лодка имела шесть герметичных отсеков, а остальные объемы могли свободно заполняться морской водой через специальные отверстия — шпигаты. Бензин и масло содержались в резиновых резервуарах, которые не боялись повышенного давления воды.

Три гермоотсека предназначались для авиационных моторов АМ-34 мощностью по 1000 л. с., которые позволили бы 15-тонному аппарату пролететь около 800 км со скоростью до 200 км/ч на высоте до 2500 м. Еще в одном отсеке помещался экипаж из трех человек — отсюда ЛПЛ управлялась бы в подводном режиме. В пятом отсеке находились аккумуляторные батареи подводного хода, а в шестом — гребной электромотор мощностью 10 л. с.

Пилотская кабина при погружении заполнялась водой, поэтому, прежде чем перейти из нее в свой обитаемый герметичный отсек для подводного управления судном, экипаж должен был задраить летные приборы в специальной шахте и переключить управление на подводный режим. Еще надо было не забыть перекрыть подводящие и отводящие магистрали водяной системы охлаждения авиамоторов и задраить все герметичные отсеки.

Под водой аппарат мог бы находиться 48 часов, при этом запас энергии в аккумуляторах давал ему возможность на глубине до 45 м проплыть со скоростью пешехода 5–6 миль. Главным оружием ЛПЛ должны были стать две типовые флотские 18-дюймовые торпеды, подвешенные под консолями крыла на специальных держателях. А в воздухе лодка могла бы отбиваться от врагов из двух спаренных пулеметов калибра 7,62 мм.

Комиссия сочла проект утопией, поставив ему в вину малую подводную скорость и небольшую дальность хода, хотя Ушаков возражал, что лодка при отсутствии целей в районе погружения может взлететь и сама искать противника. Еще комиссии не понравилась сложность подготовки к погружению и взлету, разные технические недоработки. Возможно, ценой серьезной затраты сил и средств все эти проблемы удалось было бы решить даже на уровне технологий конца 30-х годов. Но тогда проект был отложен и забыт: у Красной Армии и флота хватало более насущных задач в канун Второй мировой войны.

Поэтому ничто не помешало американскому изобретателю Хьюстону Харрингтону 17 апреля 1945 года получить патент на «комбинацию самолета и субмарины». Хьюстон изучил весьма удачный опыт применения малых подводных лодок японцами при нападении на Перл-Харбор и итальянцами при атаке британских линкоров в средиземномор­ской гавани Александрии и определил, что основным недостатком этих эффективных машин является малая дальность хода.

Поэтому вопрос доставки субмарин к месту применения надо бы как-то решить. Например, приделать к небольшому подводному катамарану треугольные крылья и два мотора. По мысли изобретателя, с помощью такого обвеса эта штука была способна добираться в район цели на бреющем полете (к концу войны инженеры уже вполне представляли себе возможности радаров, и Хьюстон не рисковал подняться высоко над водой).

Однако дальше патента дело все равно не пошло. Даже американские военные, у которых по меркам послевоенной Европы было достаточно финансовых средств, не решились вкладывать их в такой фантастический проект, как летающая подводная лодка. Впрочем, идея так просто не отпустила американское военное ведомство. В 50-х годах Военно-морской флот США заказал инженерам компании «Дженерал Дайнемикс Конвэр» рассчитать возможность построения подводной лодки, оснащенной электродвигателем для передвижения под водой и парой реактивных двигателей для парения в небе. Инженеры подтвердили, что водно-воздушная химера жизнеспособна, однако, как и в случае с русским проектом, способна проплыть под водой не более 5 миль. Американским военным это показалось мало, и они, как и советские командиры, пошли на попятный.

Ныряющие самолеты

В то же время пытливые американские изобретатели уже обдумывали идею воздушной субмарины с другой стороны. Если подводную лодку так сложно заставить летать и оставаться подводной, почему бы просто не назвать ее по-другому? Примерно так размышлял американский инженер-электронщик Дон Рэйд, когда создавал свой проект «ныряющего самолета». Настойчивому инженеру даже удалось построить небольшую действующую демонстрационную модель длиной в метр и успешно испытать ее.

Впрочем, действующая модель не слишком помогла Дону, когда пришла пора добиваться финансирования проекта у военных. Двадцать лет изобретатель промыкался по кабинетам. Лишь в начале 60-х ему удалось выбить средства, и то лишь использовав ревнивое соперничество чиновников Военно-воздушного и Военно-морского ведомств США («чудо-корабль» удалось продать морякам только под угрозой, что авиаторы уже хотят прикарманить это изобретение).

«Ныряющий самолет» Commander-1, 1964 год

В результате миру явился действующий прототип аппарата под названием Commander, а поскольку деньги на него давал флот, то этот фактически «ныряющий самолет» отнесли к классу «летающих подводных лодок». Одноместный корабль имел длину корпуса 7 м, в воздухе его держало дельтовидное крыло и двигатель внутреннего сгорания мощностью 65 л.с. Под водой аппарат перемещался при помощи электродвигателя всего в 1 л. с.

Успешные испытания состоялись 9 июня 1964 года, когда Commander нырнул на двухметровую глубину и проплыл под водой небольшое расстояние со скоростью 4 узла (это по-нашему около 6 км/ч). Настоящий боевой вариант — Commander-2 — должен был иметь для полета уже реактивный двигатель, который обеспечил бы ему скорость в воздухе 300 км/ч, и более мощный электромотор подводного хода. Однако этот вариант так и не реализовали.

Примерно в то же время американский флот получил на вооружение управляемые подводные ракеты-торпеды, позволявшие решать практически тот же круг задач более простым путем. Сейчас эти торпеды даже научили взлетать из-под воды и нырять с самолета в морские пучины. И все-таки…

Комбинация самолета и субмарины. Проект американца Хьюстона Харрингтона, 1945 год

Нежданная гадость

На заре XXI века оказалось, что идея летающей подводной лодки вовсе не умерла. Недавно в крупнейшей американской оборонной аэрокосмической корпорации «Локхид-Мартин», извест­ной своей приверженностью к разным фантастическим проектам (например, знаменитые самолеты-шпионы У-2 и SR-71 «Черный дрозд» – их работа), воплотили многострадальный проект летательно-нырятельной машины.

За дело взялось знаменитое «Бюро сумасшедших разработок», или группа «Сканкворкс» (дословно — «дела скунса», попросту – «всякие неожиданные гадости»), в чью задачу входит проверять и доводить до ума дикие идеи. А вдруг то, что казалось невозможным, на самом деле заработает, приводя противника в шок и трепет самим своим существованием?

В итоге идея крылатой субмарины переродилась в проект летающего разведчика MPUAV «Корморан», запускаемого из ракетной шахты атомной подводной лодки класса «Огайо». MPUAV (Multipurpose Unmanned Air Vehicle) расшифровывается как «многоцелевой беспилотный летательный аппарат». А корморан – это такой большой баклан. Если верить энциклопедии, зверюга на редкость наглая и прожорливая.

Cormorant. Проект американского концерна Lockheed Martin, 2006 год

По плану «Корморан» будет взлетать из подводного положения субмарины при помощи твердотопливного ускорителя, который сбрасывается на высоте 30 метров над поверхно­стью воды. Здесь аппарат включает маршевый турбовентиляторный двигатель, воздухозаборники которого под водой закрыты заслонками, и отправляется на задание. Он может вести разведку прибрежных территорий, запускать ракеты по вражеским объектам, доставлять снаряжение диверсионным группам и делать другую «работу скунса» в тылу противника.

Покончив со своими тайными делишками, «Корморан» возвращается в район старта или любой другой заданный район моря. Там его двигатель отключается, воздухозаборные и выхлопные устройства герметизируются, после чего аппарат на парашюте плюхается в воду и выпускает буксировочный фал. Подводная лодка, не всплывая, выпускает навстречу «Корморану» специальный дистанционно-управляемый аппарат, который захватывает фал и утягивает разведчика под воду – обратно в пусковую шахту. Там «Корморан» заправляют и снаряжают для очередного старта.

Испытания летающего разведчика в 2006 году прошли успешно. Его модель была сброшена с высоты 8 метров, удачно приводнилась и сама занырнула в подводную лодку. Американцы обещали по итогам этого испытания определить, имеет ли смысл вкладывать деньги в производство полнофункционального летающе-ныряющего разведчика, но до сих пор неизвест­но, что они тогда решили.

Кто знает? Быть может, именно сейчас в недрах американского военного комплекса сходят с конвейера фантастические «небесные субмарины», которые в начале ХХ века пригрезились советскому воентехнику Ушакову…

Комментарии

0
под именем