Текст: Vovan222, Бес

— Здравствуйте. Это морг?

Морг

— Да.

— Это вас беспокоят из научно-исследовательского центра имени Влада Цепеша. Меня зовут Сергей Поздняков. С кем можно переговорить по вопросу возможного сотрудничества? Мы проводим эксперименты в области омоложения человеческого организма, и вот нам необходима кровь для своих исследований.

/ Смех /

— Какая кровь?! Какая кровь вам нужна?! Наша?! Так ее всю уже выпили!

— А ваша тоже могла бы пригодиться. Не хотите нам сдать?

— Волонтеры вам нужны? А сколько крови? Килограмм?

— Ну, можно пару литров хотя бы. Специалисты подъедут…

/ Шутливо /

— Вы что?! У меня всего пять! Как я вам пару литров дам?!

— Ну один дадите на благие нужды?

— Что-то мне жалко…

— Наши специалисты подъедут и у вас высосут через трубочку.

/ Смех /

— А если серьезно, зачем вам?

— Ну, нам нужна кровь мертвых людей.

— Пожалуйста! А как вы ее будете забирать?

— Наши люди будут подъезжать… только, если можно, после заката солнца… и высасывать… сколько можно.

— Вы знаете, это вам нужно написать заявление или что-то такое Коробкову… Да еще и после заката солнца! У нас же сорок процентов не вскрывается. Мы ничего не можем делать с телом умершего, а известно, будет вскрытие или нет, обычно только после одиннадцати-двенадцати часов. Ждать до заката мы тоже не можем, мы будем вскрывать.

— У нас просто специалисты своеобразные… Они, понимаете, у нас работают только после заката. Там некоторые проблемы с восприятием солнца есть… А вы вообще слышали про наш институт? Вот мы сотрудничаем с ведущим мировым центром крови в Румынии, в Трансильвании.

— Да нет, не слышала я.

— У нас руководитель института доктор Дракулевский. Он награжден европейским орденом клыка.

/ Смех /

— Да что вы?! Прямо такая фамилия — Дракулевский?! Он туда и пошел, в кровь… Ой, не могу! Дракула… В любом случае, когда зайдет солнце, мы еще не знаем, будет ли вскрытие.

— В рабочее время только возможно?

— Да. Когда мы знаем, что будет вскрытие, вот тогда пусть подъезжают ваши специалисты.

— Можно назвать их вампирами.

— Угу. Друг другу же должны помогать. Но только когда известно… вот он может это сделать… забрать, а мы потом будем вскрывать. А если без вскрытия, то мы не можем подойти к телу.

— А сколько высосать можно крови?

— Не знаю… Сколько получится — столько сосите. Для нас это не будет особенно иметь значение.

— Просто у нас голодные вампиры некоторые. Могут и всего высосать.

— Ну, все не надо, а то мы уже полнокровия не увидим. Это только если Коробков подпишет.

— А он вампиров любит?

/ Смех /

— Ну, я его так близко не знаю… Дракулов он, да?

— Дракулевский.

/ Смех /

— А-а, Дракулевский… Все равно очень созвучно…

— Если что, он может прилететь — поговорить с Коробковым вашим.

— Значит, вы разрешение получаете, а дальше — уже с нами.

— Хорошо, пишем на имя Коробкова. Такой-то институт, просим получить столько-то крови…

— По-моему, к судебникам вам лучше обращаться… У них больше тел умерших.

— Вы знаете, с судебниками много хлопот. Вскрытие судебно-медицинское… Мы лучше с простыми людьми, без проблем всяких.

— Ну смотрите, решайте так.

— Вы, допустим, сигнализировали бы нам. Мы бы приезжали и выпивали…

— Я могу во вторник следующий поговорить с Коробковым. Потом вы в конце дня позвоните, я скажу его ответ.

— Ладно. А вы вообще вампиров любите?

/ Смеется /

— Ну обожаю просто! Всех до одного!

— Не боитесь?

— Ну как я вампиров могу любить? Я не верю, во-первых, в них… А в остальном люблю.

— Ну ладно, хорошо.

— До свидания.