— Алло, дельфины?

Дельфинарий

— Да, дельфинарий.

— Здравствуйте! Меня зовут Сергей Андреич. Меня интересуют дельфины.

— Дельфины?

— Да.

— Ну, мы еще не открыты. Мы в середине месяца собираемся открываться.

— А дельфины у вас уже есть?

— Ну, в принципе есть.

— Так вот, у меня вопрос по дельфинам. Скажите... А вас как зовут? Алло?

— Меня — Виктор.

— Виктор, скажите, правда же, что дельфины полезны для здоровья?

— Ну да. Дельфинотерапия — есть такое...

— Отлично. Я как раз по этому вопросу. Сколько у вас стоит дельфин?

— Дельфин?

— Дельфин.

— В смысле — купить дельфина сколько стоит?

— А вы не продаете?

— Нет, мы не продаем дельфинов.

— Но то, что они полезны, — это правда, да?

— Да.

— Просто мне кардиолог говорил про дельфинов, что это очень хорошо будет.

— Ну вот, в дельфинариях, бывает, дельфинотерапию проводят, курсы лечения...

— Честно говоря, я бы у вас несколько килограмм дельфинятины-то купил.

— Не-е-е-е... У нас дельфины для представлений.

— А вы на вес не продаете?

— Нет, они у нас выступают. Это артисты.

— Виктор, вы знаете, я сегодня утром по телевизору видел, как доктор Малахов сказал, что мясо дельфина очень полезно для сердца, ну и для потенции, самое-то главное, очень хорошо. И вот я звонил по ресторанам там, по рыбным магазинам. И нигде нет ничего. А у вас у единственных, как оказалось, есть дельфины.

— Ну, у нас они как? Они артисты у нас. Они выступают. Они показывают шоу. Приходят люди смотреть на это.

— А! Я понимаю. А может быть, есть старый, ненужный, какой-нибудь списанный дельфинчик небольшой? Мне много не надо.

— Нет, у нас такого нет.

— Может быть, плавник хотя бы?

— Плавник?

— Я хорошо заплачу!

— Нет, у нас такого нет. У нас только для работы.

— Да... Просто, Виктор, вы поймите: для потенции дельфин очень хорошо помогает.

— Хм... Понимаю вас.

— Еще лучше, чем бычьи яйца, понимаете? Ну, может быть, мы договоримся отрезать маленький кусочек?

— Не, не. Это же все-таки... как? Артисты, так сказать!

— У них же процесс регенерации лучше, чем у людей. Отрастет, как клешни у краба.

— Нет-нет.

— Точно нет?

— Будут проводиться курсы дельфинотерапии. С дельфинами купаешься, они тонкий звук излучают, и это тоже лечебно.

— А вот Малахов сказал: в ступке намолоть — и с хлебом. Я тут подумал... Ведь дельфины... они же, как люди, не вечные? Мне вот шестьдесят восемь. Ведь они же умирают! Может, можно записаться в очередь на его мясо? Вы же все равно их выкидываете.

— Мы их хороним.

— А можно узнать где?

— Ну, это вот все на базе. На базе, там, где дельфины находятся.

— И там вы их хороните?

— Вот там, может быть, что-то такое будет. Если дельфин уже перед смертью, да. Может, что-то и получится у вас. А так у нас как в цирке они. Какие-нибудь там медведи, не медведи... Они выходят и показывают представление.

— Виктор, скажите, а они у вас не болеют?

— Они? Не-е-ет, они здоровые у нас.

— Ну плавают, конечно, все время в форме, упражняются.

— Ну да.

— Ну Виктор! Может быть, вы мне дадите телефончик базы?

— А! Вот это я не знаю. Я сам здесь охранником работаю.

— Ну а вы как — сами-то планируете с дельфинами терапией заняться?

— Да. Это я собираюсь.

— Я еще вам скажу, Виктор, по секрету, что для потенции лучше всего не дельфина, а дельфиниху. Это вот я узнал у специалиста.

— Я не знаю. Я молодой, у меня пока все нормально с этим.

— Ну так, просто для информации. Мало ли, вдруг появится у вас там левый дельфин какой-нибудь и можно будет его о-о-о-очень дорого продать. До свидания. Всего хорошего. Счастливо.

— Так вот. Ничем не можем помочь.

— Ну, я понял. Буду искать сейчас вашу базу. Что делать... Спасибо.